ПОИСК
Події

«папа бил меня кулаками по лицу, потом железной пряжкой от ремня. А когда я попыталась сбежать, поднял мне кофточку и затушил о живот сигарету»

0:00 4 січня 2008
Несмотря на издевательства садиста-отца, милиция не стала привлекать его к уголовной ответственности. Однако благодаря вмешательству «ФАКТОВ» дело удалось сдвинуть с мертвой точки и отказное постановление было отменено Десятилетнюю Наташеньку зверски избил отец. Когда девочку привезли в больницу, врачи обнаружили у нее сотрясение мозга, многочисленные травмы, гематомы и ушибы… Мама и бабушка Наташи заявили об избиении в милицию и получили от дежурного инспектора следующий документ. Цитируем дословно: «В возбуждении уголовного дела против Александра К. отказано. Его дочь, несовершеннолетняя Наташа К. , хамила отцу, выражалась нецензурно, не слушалась. Отец проводил с ней воспитательную работу. Никаких телесных повреждений ребенку нанесено не было. Об этом заявил нам сам К. ». Пытаясь исправить несправедливость, «ФАКТЫ» обратились в отделение милиции Днепровского района города Киева. Узнав о недобросовестной работе своего подчиненного, который даже не удосужился поговорить с пострадавшей, начальник участковых инспекторов Александр Музыка решил разобраться в случившемся. Спустя четыре часа после нашего визита милиция отменила собственное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

«Знаю, что виновата. Но ведь Саша клялся, что исправился и бросил пить»

- Я просто попала под горячую руку, — рассказывает Наташа о том жутком дне.  — Папа был на дне рождения, пришел пьяный. Когда его новая жена Оля начала стелить постель, то себе взяла чистую, а мне дала грязную. Я попросила другую простынку. Тогда она стала кричать, что я перебираю, что капризная, по-всякому меня обзывала. Я рассердилась, сдернула с дивана простынь и бросила ее. Оля побежала жаловаться папе, а он был злой, вбежал в комнату и стал меня бить — кулаками по лицу, потом ремнем. Особенно больно пряжкой было. Я кричала, просила его не трогать меня, но он повторял, что ему нравится бить. И еще говорил, что, если бы здесь была моя мама, он прибил бы и ее. Я больше всего боялась, что он никогда не остановится… Особенно когда ударил меня головой об стенку… Потом папу оттащила Олина сестра, она хорошая. Дальше ничего не помню. Очнулась на диване. Оказалось, я потеряла сознание. Схватила рюкзак и хотела убежать из квартиры. Но папа меня догнал, задрал кофточку на боку и затушил мне о живот сигарету. Потом ехидно так сказал: «Извини, нечаянно!» Убегая, плакала, а папа кричал вслед: «Беги, беги… Потом на коленях обратно приползешь… »

Выскочив из квартиры, девочка позвонила маме и сообщила, что едет домой. Увидев на пороге чуть живую дочку, Елена вызвала «скорую». Наташу забрали в больницу, где врачи констатировали многочисленные ссадины и гематомы, ожог, сотрясение головного мозга…

- Я знаю, что виновата, — с раскаянием в голосе говорит мама девочки Елена, стройная эффектная брюнетка.  — Но ведь Саша, мой бывший муж, говорил, что исправился, бросил пить, женился… Кто же мог подумать, что он поднимет руку на ребенка?

Однако, как выяснилось, такого поворота событий вполне можно было ожидать. Три года назад Елена и Александр — родители Наташи — развелись именно на почве издевательств главы семейства. Молодая женщина не выдержала избиений мужа-садиста и сбежала из квартиры с маленькой дочерью на руках.

- Я вышла замуж в 17 лет, против воли родителей. По большой любви. Но жить с Сашей оказалось просто страшно, — рассказывает Лена.  — Он начал бить меня еще беременную. Ремнем с железной пряжкой, кулаками… Топил в ванной, выдирал волосы… Повод мог быть любым: не так посмотрела, не с тем заговорила. Потом всегда просил прощения, обещал, что больше не будет. Несколько раз я сбегала от него, но приходилось возвращаться: снять квартиру мне, безработной, с малышкой на руках, было не на что. Когда Наташа пошла в садик, я устроилась на работу. Вот тогда жить стало совсем невыносимо. Муж комплексовал из-за нашей разницы в возрасте — он старше на 20 лет, изводил меня подозрениями и ревностью. Последней каплей стало то, что супруг ни за что избил меня и я попала в больницу с сотрясением мозга. К тому же у него появилась любовница. Я сразу подала на развод. В загсе он вел себя спокойно, потребовал только отдать ему золотую цепочку и компьютер, а еще — разрешить видеться с Наташей. Я была категорически против и два года не показывала ему ребенка.

Этим летом Александр позвонил жене и попросил о встрече. К тому времени Лена уже немного успокоилась: она познакомилась с мужчиной, родила сына… О тяжелых восьми годах, прожитых с первым супругом, старалась не вспоминать.

- Мы встретились в кафе, — вспоминает Лена.  — Саша выглядел вполне вменяемым, адекватным, был трезв, говорил спокойно. Очень просил, чтобы я разрешила ему хоть иногда видеться с дочкой, мол, сильно скучает. Я согласилась.

- Папа со мной гулял, мы разговаривали, он даже подарки мне дарил, — вспоминает Наташа свои первые встречи с отцом.  — И никогда до этого не бил. Поэтому я согласилась на время переехать к нему.

Почему встал вопрос о переезде девочки к отцу, понять несложно. У ее матери как раз налаживалась личная жизнь, вместе с новым супругом Майком она сняла квартиру, потом у Наташи появился младший братик…

- Мы переезжали несколько раз, дочке приходилось менять школу, — оправдывается Лена.  — Ведь живем на чемоданах. А ей нужно отоспаться, уроки сделать… Вот мы и подумали, что лучше будет, если она временно поживет с отцом.

- Временно — это сколько?

- Ну, пока у Майка не наладится вопрос с жильем. Он же не украинец, у него пока нет ни гражданства, ни прописки…

Оказалось, второй супруг Лены — ливанец, и он скрывает от своих родителей наличие у жены ребенка от первого брака.

- Майк — мусульманин, — объясняет Лена.  — У них в стране так не принято. А муж зависит от своих родителей финансово. Обещал, что когда станет на ноги, то расскажет им о существовании Наташи. А пока, когда мои свекор и свекровь приезжают, дочку приходится прятать.

«Если папу посадят в тюрьму, будет честно и справедливо. Мы все перестанем его бояться»

- Дочь наступила дважды на одни и те же грабли, — возмущается отец Елены, Виктор Владимирович.  — Против моей воли Лена вышла замуж и первый раз, и за этого иностранца. Майк позарился на ее прописку, а узнав, что мы выписали Лену из квартиры, как и первый муж, стал избивать жену и выгонять вместе с ребенком. Да еще и поставил условие: либо я, либо дочь. И вот чем кончилось. Слава Богу, внучка жива осталась.

- Почему же вы не взяли девочку к себе?

- К сожалению, о том, что Наташа жила у родного отца, я узнал только после того, как случилась беда. Когда мне стало известно, что дочь отдала ребенка первому мужу — этому домашнему тирану, у меня волосы на голове зашевелились. Конечно, я такого не допустил бы. Сейчас для нас с женой главное — это безопасность Наташеньки. Мы обращаемся в прокуратуру, милицию, собираем документы… Если Александра не посадят, он не оставит в покое нашу семью.

Когда Елена обратилась в милицию с заявлением на бывшего мужа, ей отказали в возбуждении уголовного дела. Причем речь шла не о нанесении телесных повреждений, а о… хулиганстве.

- Я вызвал отца девочки для дачи объяснений, — сказал «ФАКТАМ» участковый Днепровского райотделения милиции Геннадий Дяченко.  — Александр рассказал, что воспитывает девочку, но она ведет себя плохо, нецензурно выражается. За что он один раз ударил ее ремнем.

- В таком случае, откуда у ребенка ссадины, ожоги, сотрясение мозга? Вы ознакомились с выводом врачей?

- Нет. Мама отказалась предоставлять эти документы. О том, что девочка лечилась в больнице, я слышу впервые.

- Вы общались с матерью или бабушкой?

- Нет, по указанным в заявлении телефонам никто не брал трубку.

Наш разговор с участковым Дяченко происходил в присутствии его шефа, начальника службы участковых инспекторов Днепровского райотделения милиции Александра Музыки. Услышав ответы своего подчиненного, Музыка был крайне возмущен и решил разобраться в произошедшем лично.

- На проверку фактов, указанных в заявлении, милиции дается 10 дней. А постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было выдано на третий день! — сказал Александр Александрович.  — Кроме того, участковый обязан был пообщаться с пострадавшими, убедиться, что дело ограничилось просто воспитательной работой, а не нанесением телесных повреждений. Мы проведем служебную проверку, и Дяченко будет наказан. Хотя материалы сейчас находятся в районной прокуратуре, которая должна проверить правомерность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, мы можем по собственной инициативе провести дополнительную проверку. Обещаю вам, сделаем это.

Александр Музыка сдержал слово. Пригласив к себе Елену вместе с дочкой и ознакомившись с диагнозом врачей, Александр Александрович отозвал на дополнительное расследование материалы из районной прокуратуры и в тот же день отменил отказное постановление. Правоохранители решили провести дополнительную проверку, изучить медицинскую документацию… По результатам судмедэкспертизы, телесные повреждения, нанесенные Наташе, признаны легкими, однако побои отца вызвали осложнения: девочка долгое время проходила реабилитацию в санатории. Несмотря на это, районная прокуратура вернула материалы и милиция повторно отказала в возбуждении уголовного дела. Вывод напрашивается сам собой: в нашей стране некому защитить детей от родителей-деспотов.

- Я раньше любила папу, а теперь нет, — признается Наташа.  — Он бил маму, бил свою новую жену и меня избил. Если его посадят в тюрьму, будет честно и справедливо. И тогда мы все перестанем его бояться.

3190

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.