БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Особый случай

Доброволец спас военврача, который 30 лет назад вынес его из-под обстрела в Афганистане

15:50 17 января 2018   2700
Александр Искра и Юрий Михеев
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

Судьба свела в зоне АТО ветеранов-афганцев

Тридцать лет назад, во время войны в Афганистане, Александр Искра вынес из-под обстрела своего боевого товарища Юрия Михеева. Несмотря на тяжелые ранения, Юрий остался жив. Но поблагодарить Александра тогда не успел — судьба их развела. Не осталось ни адресов, ни фамилий — только позывные. Александр и Юрий даже подумать не могли, что следующая их встреча состоится спустя 30 лет… в зоне АТО. И что в этот раз уже Юрий спасет жизнь Александру…

— Наша мобильная группа была на задании под Светлодарском Донецкой области, — вспоминает недавние события 59-летний военный врач Александр Искра. — Я, Юра Михеев и сапер. Юра как старшина разведроты мог на это задание не идти. Вместо меня тоже мог пойти молодой фельдшер. Но мы с Юрой для того и пошли на войну, чтобы спасать жизни молодых ребят. Во время выполнения задания мы оказались в минной ловушке. Это была так называемая паутина: если подрывается одна мина, вокруг взрываются еще минимум семь. Сапер начал обезвреживать мину — и произошел взрыв. Земля содрогнулась. Помню огонь, куски человеческого тела… Это был кромешный ад. Сапер погиб сразу. Я упал — и в ту же секунду кто-то накрыл меня своим телом. Это был Юра. Он спас мне жизнь.

Я на несколько секунд отключился. Когда пришел в себя, стал осматривать Юру. Он был очень тяжелым. Весь в крови, сильно обожжено лицо… Разорвавшийся на нем бронежилет вошел глубоко в брюшную полость. Я испугался, что он умер… Когда оказывал Юре первую помощь, у него остановилось сердце. Я успел уколоть ему адреналин и запустить сердце заново. Больше всего боялся, что его не успеют эвакуировать.

— Успели, — говорит 59-летний Юрий Михеев. — Помню только, как Саша Искра кричал врачам: «Глаза! Спасайте его глаза!» Я в тот момент уже ничего не видел… На минном поле нас обстреляли «кадыровцы». Выпустили не меньше восьми 152-миллиметровых снарядов. Я накрыл собой Сашу Искру в тот момент, когда в трех метрах от нас разорвался снаряд. Это были доли секунды.

— Вы понимали, что жертвуете собой?

— На войне о таком не думаешь. Ты просто спасаешь товарища. Когда я упал на Сашу, у меня остановилось сердце. Если бы Саша тогда не сделал мне прямой укол адреналина в сердце, я бы сейчас с вами не разговаривал. Второй раз сердце остановилось уже в госпитале. Меня вернули к жизни с помощью дефибриллятора. Получается, я дважды уходил — и дважды возвращался. Знаете, это совсем не страшно. Я ничего не чувствовал.

Когда уже в госпитале вышел из комы, было странное ощущение: как будто я взялся ниоткуда. Чуть позже вернулась боль в спине. А потом начало болеть все тело. Из-за того что мне в живот впился бронежилет, врачам пришлось вырезать 15 сантиметров кишечника.

— Юра восемь дней находился в коме, — рассказывает жена Юрия Михеева Галина. — На все мои вопросы врачи отвечали: «Будем надеяться. Но мы не можем дать никаких прогнозов». Операция по удалению осколков длилась больше шести часов. Никто не знал, как поведет себя организм — все-таки

59 лет, уже не мальчик… Но я знала одно: самочувствие мужа зависит от меня. Между нами есть особая связь, мы чувствуем друг друга даже на расстоянии. Когда с Юрой случилась беда, мне стало плохо. А когда узнала, что муж в госпитале, строго-настрого запретила себе плакать. Понимала: если буду плакать и переживать, Юре станет хуже. Еще находясь за сотни километров от него, повторяла вслух: «Дождись меня. Я приеду, и все будет хорошо».


* Юрий Михеев восемь дней находился в коме и чудом остался жив (на фото с женой Галиной). Фото телеканала СТБ

-- Когда меня завели в палату, Юра ничего не видел, -- продолжает Галина. -- Он решил, что зашли медсестры: «Спасибо девочки, что помогаете. Вы такие хорошие». А когда я, ничего не говоря, дотронулась до его руки, Юра аж вздрогнул: «Мое солнышко приехало».

— Я почувствовал ее руки, — признается Юрий. — Очень люблю свою жену, она — вся моя жизнь. Знаете, мне было очень плохо. Но когда приехала Галя, организм начал бороться. Появилось ощущение, что теперь не один. А раз мы вместе, все будет хорошо. Это был переломный момент. Мне кажется, уже на следующий день я поднялся с кровати.

— На самом деле это случилось через неделю, — улыбается Галина. — Но муж действительно пошел на поправку. Даже врачи удивлялись тому, как быстро он восстанавливался. Доктора сказали, что Юра как будто заново родился. Был еще один человек, который волновался за Юру не меньше, чем я. Это Саша Искра — военный врач, которого спас Юра. Он не мог приехать, потому что его не отпускали из зоны АТО. Искра звонил мне по несколько раз в день. Просил дать Юре трубку, чтобы лично сказать ему несколько слов. Жаль, что Юра его практически не слышал — во время взрыва у него разорвалась барабанная перепонка. Но муж знал, что его лучший друг жив, а это главное.

Судьбы Александра и Юрия тесно переплетаются, а их истории очень похожи. Оба воевали в Афганистане. Оба возглавляли офицерские спецгруппы. А спустя 30 лет оба добровольно отправились в зону боевых действий на восток Украины. На вопрос, зачем пошли воевать, они даже отвечают одинаково: «Не могли смотреть, как гибнут молодые мальчишки. А мы хоть что-то умеем…» Несмотря на офицерские звания, Александр поехал в зону АТО как военный врач, а Юрий — как обычный солдат.


* «Хотелось бы спасать людей уже на мирной территории», — говорит военный врач Александр Искра. Фото с сайта Минобороны Украины

Хотя на самом деле я полковник в отставке, — говорит Юрий Михеев. — Моя специализация — разведка, уничтожение бандформирований и террористических организаций. Но когда я пришел в военкомат, там сказали, что им такие специалисты не нужны. Меня не хотели брать еще и из-за возраста. Но я схитрил. Выбросил свою корочку офицера и получил военный билет простого солдата.

Жена Юрия Галина признается: отговаривать мужа от похода в военкомат было бесполезно.

— Юра сутками смотрел телевизор и возмущался: «Молодые ребята гибнут, как же так?» — вспоминает Галина. — Бывало, что-то говорю ему и вижу, что он не слышит. Мыслями он уже был там, на востоке. Однажды, когда мы в очередной раз смотрели телевизор, я спросила: «Что, и ты туда хочешь?» «Очень хочу, — признался муж. — Не знал, как тебе об этом сказать». Я понимала, что не удержу его. Юра военный, к тому же еще и психолог. У него талант обучать и воспитывать молодежь. И, знаете, молодые ребята в бригаде так его полюбили! Назвали его Дедом Мазаем.

— Этот позывной у меня, кстати, еще с Афгана, — говорит Юрий. — Хотя девочки в бригаде (а их у нас было 120) говорили: «Какой же он Дед Мазай? Да он Санта! Все время приносит подарки». Я видел, как им непросто, и старался их угостить — то конфетами, то сгущенкой. Я люблю детей, а они мне были как дети. И девчата, и хлопцы… Меня часто спрашивают, почему в 58 лет я пошел на войну. А разве мог не пойти? Первым шоком для меня стало то, что морские пехотинцы сдали Севастополь. Я рыдал, чуть не разбил телевизор. Потом — война на востоке. Гибнут молодые ребята, наш золотой фонд. А я хотя бы стрелять умею…

Встречу c боевым товарищем из Афганистана, с которым не виделся 30 лет, Юрий не может вспоминать без слез.

— В тот день мы только вернулись с задания, — рассказывает Юрий. — Из-за того, что целый день ползал по мерзлой земле, разболелась спина. Пошел в медчасть. Когда врач начал прощупывать мне спину, появилось ощущение, что эти пальцы я… уже чувствовал. Очень знакомые руки, понимаете?

— За 30 лет мы оба сильно изменились, — говорит Александр Искра. — Но есть тактильная память. Юра меня почувствовал, а я — его. Я хорошо помнил эту спину. Когда Юра дотронулся до головы, сказал ему: «Не дергайся! У тебя там осколок!» «Откуда ты знаешь?» — удивился Юра. И правда, думаю, откуда? Я еще не вспомнил, кто он такой, но точно знал, что у него в голове осколок. Потом вспомнил: «Ты был в Афгане! Подразделение „Басмачей“. Мазай, ты?»

— Да это же Искра! Искра, который 30 лет назад спас мне жизнь! — вспоминает встречу Юрий Михеев. — Хоть и постарел, а улыбка та же. Тогда, в Афганистане, мы попали в окружение. Я получил ранение в голову и в ногу. Мне оставалось жить не больше шести часов. Подразделение Искры (он был командиром) пробило коридор, и Саша три километра тащил меня на своих плечах. По военным законам он должен был меня оставить — я был слишком тяжелым. Но он решил меня спасти. Помню, он нес и говорил: «Браток, держись. Ты сильный, здоровый. Выдержишь». Я хорошо запомнил эти слова.

— Своим решением спасти Юру я нарушил инструкции, — рассказывает Александр. — За это впоследствии лишился третьего ордена Красной Звезды. Но ни разу об этом не пожалел. Главное, что Мазай остался жив. После Афганистана я работал врачом. Учился в Китае, где получил звание профессора восточной медицины. А в 2015-м поехал в зону АТО как военный врач. С тех пор работал на первой линии эвакуации. Это очень непросто психологически. Тяжело видеть, как погибают молодые. Приезжаешь и видишь троих раненых: тяжелого, среднего и легкого. Машина берет только одного. И я должен брать самого легкого, потому что тяжелого не довезу…

Встреча с Юрой Михеевым стала для нас обоих большой неожиданностью. Я как будто встретил брата. А может, даже больше чем брата.

Юрию Михееву предстояло длительное лечение. Несколько месяцев в госпитале, реабилитация. Предстоят еще операции на глазах, которые сделают не раньше февраля.

— Левым глазом я вижу на 30 процентов, — рассказывает Юрий. — Правый вообще ничего не видит. И в обоих глазах осколки. Но, как бы безнадежно это ни звучало, шанс улучшить зрение есть. Надеюсь, после операций левый глаз будет видеть лучше. А правый… Стараюсь относиться к этой ситуации с юмором. Хорошо, хоть один глаз остался. Знаете, я ни о чем не жалею. Если бы опять оказался на том минном поле, не раздумывая, сделал бы то же самое. С тех пор как я вышел из комы, мы с Сашей Искрой все время созванивались. Я слышал его голос, понимал, что с ним все в порядке. Но телефон — это все равно не то. Хотелось встретиться лично и крепко его обнять.

Возможность крепко обняться у Юрия и Александра появилась благодаря программе «Сюрприз! Сюрприз!» на телеканале СТБ. Встреча в студии была сюрпризом для обоих. И, кстати, это была первая встреча боевых товарищей не на войне, а на мирной территории, в Киеве.


* Судьбы Александра Искры и Юрия Михеева тесно переплетаются, а их истории очень похожи. Оба воевали в Афганистане. Оба спустя 30 лет добровольно отправились в зону боевых действий на восток Украины. Фото телеканала СТБ

— Нас обоих переполняли эмоции, — признается Александр Искра. — Я смотрел на Юру, нашего Деда Мазая, и плакал от радости: он жив! Стоит на ногах, прекрасно выглядит. Пускай плохо видит. Но мы друг друга увидели, это уж точно.

Юрия и Александра ожидало много сюрпризов. Больше тысячи человек из трех городов Украины, проникшись историей боевых товарищей, в определенный день и определенное время собрались на площади, чтобы обнять друг друга. Рекорд самых массовых объятий (кстати, уже зафиксированный в Книге рекордов Украины) установили в Харькове, Львове и Ужгороде. Участники акции посвятили свой рекорд настоящей дружбе, примером которой для них стала дружба Юрия и Александра.

Юрию Михееву подарили возможность бесплатно пройти лечение в известной украинской офтальмологической клинике (он начнет лечение в феврале). А Александру поступило предложение возглавить амбулаторию первичной медицины в поселке Понорница Черниговской области. За время, пока Александр Искра находился на войне, его жена подала на развод. Получилось, что из зоны АТО ему некуда было возвращаться. Но теперь такое место есть.

— В Понорнице депутат Черниговского областного совета Владимир Селянский предложил мне служебную квартиру, — говорит Александр Искра. — Дом в ста метрах от амбулатории. Я с радостью принял это предложение. Пока еще нахожусь в зоне АТО. Но мне уже скоро 60. Учитывая возраст, со мной не должны продлевать контракт. Если получится уволиться, с радостью поеду в Черниговскую область. Буду спасать людей, но уже на мирной территории. Знаете, о чем сейчас мечтаю? Справить новоселье вместе с Юрой. Нам давно уже пора начать встречаться по приятным поводам.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Приходит жена домой навеселе. Муж из спальни говорит: — Солнышко мое, что это у тебя там упало? — Моя шубка... — А почему с таким грохотом? — Твое солнышко из нее вылезти не успело!..