БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой

Валерий Харчишин: «Возвращаясь со съемок фильма, я поскользнулся и полетел с горы. Лишь чудом ничего себе не сломал»

16:13 7 февраля 2018   1125
Валерий Харчишин
Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

Лидер группы «Друга Ріка» сыграл главную роль в историческом фильме «Легенда Карпат» и выпустил новый альбом

2017 год стал очень насыщенным в жизни 43-летнего музыканта и исполнителя Валерия Харчишина. Музыкант говорит, что в последнее время произошло несколько событий, заставивших его по-другому посмотреть на мир, задать себе некоторые вопросы и попытаться получить на них ответы. Но об этом певец говорить вслух не хочет. Свои мысли и настроение он выплеснул в новом альбоме «Пiрамiда», одна из песен которого стала саундтреком к фильму о легендарном украинском опричнике Олексе Довбуше, которого сыграл Валерий. Роль возлюбленного Олексы досталась певице Марии Яремчук. Для обоих работа в этой картине — первая главная роль в художественном кино.

— Как вы, непрофессиональный актер, попали в картину?

— Это все режиссер Сергей Скобун. Он увидел меня в этой роли и сразу утвердил. В детстве я мечтал сниматься. Кино было моей отдушиной. Очень любил фильм про барона Мюнхгаузена, чешские сказки. Но тогда не было возможности развиваться в этом направлении, и я решил стать музыкантом, играл на трубе. Очень хотел быть на сцене, понимал, что благодаря музыке пробиться легче, чем с помощью лопаты (смеется).

Поначалу мы играли в Житомире в гараже и даже не мечтали о том, чтобы покорить столицу. Потом стали собираться в зале педагогического института, где учились музыканты Витя Скуратовский и Тарас Мельничук. В то время я был солистом «Козацького хору», а в 20-летнем возрасте стал директором хора «Орея», который много гастролировал по Европе.

Благодаря своей должности стал использовать для репетиций помещение хора — здание бывшего Житомирского обкома партии. Тяжелую музыку, которую мы играли, долго не принимала публика. Все изменилось после того, как мы решили выйти за пределы Житомира и отправили заявку на участие в одном английском фестивале. Наши демо-записи отобрали для участия, но визы для поездки не открыли. Это стало для нас и разочарованием и стимулом одновременно. Мы стали сочинять свои песни, петь на фестивалях и в 1999 году переехали в Киев. И вот уже больше 20 лет создаем свою музыку.


* В «Легенде Карпат» Валерий Харчишин сыграл Олексу Довбуша, а Мария Яремчук — возлюбленную национального героя (кадр из фильма)

— Ваш новый клип стал мини-версией фильма «Легенда Карпат». Режиссер рассказывал, что снимать его пришлось в экстремальных условиях. Правда, что вы даже с горы свалились?

— В этом видео режиссер попытался провести параллель между музыкантами и воинами. Одни боролись с помощью голоса и инструментов, другие мочили врага физически. У нас почти все клипы снимались в экстремальных условиях. В Синайской пустыне, например, стояла 50-градусная жара… Думал, хуже уже не будет. Но нет. Появилась идея снять клип в горах. Локацию мы выбирали, когда стояла хорошая погода, небольшой морозец, горы в снегу… Красота!

А когда начались съемки, мороз опустился до 18 градусов, а выше в горах — все 20. Моя машина застряла в снегу. Пришлось звать на помощь местных жителей. На старых «Уралах» нас довезли почти до места съемки. Но первая машина тоже застряла. Пришлось часть реквизита тащить на гору на себе. Мне казалось, что в таких условиях не то что работать, но и просто находиться там невозможно.

Техника отказывалась работать. Генератор сразу же замерз и сжег колонку, к которой мы должны были подключаться, чтобы слышать звук. Начали снимать видео по памяти. На морозе в горах провели 12 часов. Отогревались у костра, пили карпатский чай. Самое интересное, что никто после этого не заболел.

Кстати, фильм мы снимали в тех же местах. Тоже не без приключений. Правда, с погодой повезло больше, было терпимых минус 8. Отсняли все быстро, но когда возвращались с локации, я поскользнулся и полетел с горы вниз. Лишь каким-то чудом ничего себе не сломал. Хотя на съемках со мной обязательно что-то происходит: то палец выбью, то декорация на голову упадет.

— Ваш предыдущий альбом Supernation вышел три года назад в конце декабря и не попал ни в одну номинацию музыкальных премий. И вот снова вы выдаете альбом «Піраміда» под Новый год. Это специально?

— Если честно, так получилось случайно. А то, что мы не попадаем по срокам во всякие рейтинги, нас не особо волнует. Пусть наше творчество оценят поклонники. Вот с 14 февраля поедем в тур по стране, там все будет видно. Сейчас запланированы концерты в 15-ти городах.

После событий 2014 и 2015 годов в нашем творчестве возникла пауза. Вообще не хотелось заниматься шоу-бизнесом. Мы принимали активное участие в Майдане, потом наши усилия были направлены на восток. Занимались делами более важными, чем музыка. Но об этом не хочу сейчас говорить.


* Мария Яремчук и Валерий Харчишин на премьерном показе фильма с удовольствием позировали перед фотокамерами

— Ходили слухи, что группа «Друга Ріка» распалась?

— Три года назад у нас действительно возникли разногласия, но распадаться коллектив не собирался. В результате вялотекущих недоразумений, а возможно, просто из-за усталости, с нами теперь не работает Витя Скуратовский.

— Не могу не отметить, что новый альбом показался мне очень грустным.

— Не все так плохо. Просто в нем отразились все наши переживания — и личные, и национальные. Мы показываем жизнь такой, как она есть, без прикрас. Были воодушевлены победой Майдана. Потом были разочарованы тем, что происходит, переживали из-за войны. Постепенно песни накапливались и складывались в альбом. А тексты я написал буквально за несколько недель. Хотел бы, чтобы, слушая нашу музыку, люди задумались, для чего мы живем.

— А себе вы дали ответ на этот вопрос?

— Раз уж я стал не каменщиком, не ремесленником, не строителем, то, наверное, живу для того, чтобы дарить людям эмоции, помочь им пережить минуты счастья или неудачи, разочарование, разлуку. Оставить что-то важное, чтобы лет через 50 или 100 кто-нибудь сказал: «Да, неплохая музыка была в те времена, это можно слушать».

Мне самому не верится, что группа уже отметила 20-летие. Думаю, сейчас мы имеем право играть ту музыку, которую чувствуем, и быть искренними со своими слушателями.

— После Майдана музыканты, в том числе и вы, встречались с президентом… Что бы вы сейчас ему сказали?

— Тогда я так волновался, что даже сломал карандаш. Теперь, наверное, такой встречи уже не будет. Хотя я не знаю, как бы поступил на месте президента. Очевидно, ему очень сложно.

— Сейчас приходится слышать о том, что Святослав Вакарчук может стать следующим президентом страны. А что говорят об этом в музыкальных кругах?

— Сказать можно, что угодно. Но мне кажется, Славик — не худший вариант для этой должности. Он — амбициозный человек, который привык быть «номер один» во всем. Шоу-бизнес для него маловат, ему недостаточно собирать стадионы.

— У вас ведь тоже была попытка пойти в политику.

— Я очень быстро и вовремя разочаровался. Один в поле не воин, а команды у меня не было.

— Тем не менее вы пытаетесь что-то менять с помощью соцсетей. Когда летом вас укусила собака и оказалось, что нет вакцины от бешенства, вы дошли до министра здравоохранения.

— Чтобы менять что-то в стране и влиять на процессы, происходящие в ней, не обязательно становиться политиком. Я как публичный человек могу как-то воздействовать на ситуацию… Я катался на велосипеде, меня догнало какое-то страшко и хряцнуло за ногу. В таких случаях необходимо обратиться в травмпункт по месту жительства, чтобы срочно провести вакцинацию от бешенства. А еще поймать пса и отвезти в отдел по борьбе с бешенством животных или как минимум к ветеринару. Но хозяин собаки отказался давать ее мне, заявив, что это не его пес.

Я был вместе со своим другом, американцем. Он посоветовал звонить в полицию. Там меня выслушали и спросили: «Вы что, хотите, чтобы мы за собачкой бегали?» — «Поймайте хотя бы хозяина, а он нам — пса». — «Вы хотите, чтобы мы стали на вашу сторону?» — «Нет, я прошу помочь. Меня покусал пес». Посоветовали обращаться в суд. Правда, через полчаса все же приехал наряд абсолютно адекватных полицейских. Они уговорили хозяина выдать собаку.

Мы отправились в отдел по борьбе с бешенством, находящийся в Киеве на улице Волынской, 12. Выяснилось, что там работают полные 4 дня и до обеда в пятницу — в выходные собаки у нас никого не кусают. Ветеринар предложил мне держать собаку у себя дома в течение десяти дней. «Если за это время собака не сдохнет, то и вы будете жить долго и счастливо», — обнадежил врач. Но предложил сделать все по протоколу.

Я поехал в травмпункт, но вакцины там не оказалось. Мне посоветовали наблюдать за собачкой и купить вакцину от столбняка, на всякий пожарный. Вакцину я все-таки каким-то чудом нашел. После того как вышел мой пост в «Фейсбуке», вакцина появилась не только в моей поликлинике. Вот только доктор промолчал, откуда она так быстро взялась. Он просто пожал мне руку и поблагодарил. Кстати, потом я встретился с и. о. министра здравоохранения Уляной Супрун. После концерта она зашла к нам в гримерку, и мы поговорили об этой проблеме. Супрун заверила, что вакцина есть.

— Вы с музыкантами снялись обнаженными для журнала. Вас тогда критиковали?

— Это был эксперимент, попытка посмеяться над обнаженными на обложках. Признаюсь, кубики пресса дорисованы, хотя мы были в неплохой форме… Сейчас такие эксперименты считаю неуместными. Я достаточно обнажил свою личную жизнь, себя в творчестве.

— Вы не говорите о своей семье, редко появляетесь на публике с женой Юлей. Одна из немногих совместных фотографий — в Вашингтоне в ваш день рождения.

— А зачем выставлять все напоказ? Да, то фото сделано в мой день рождения. Юля по работе улетела за границу. А мне стало так грустно, не хотелось оставаться одному. Когда возвращался после занятий в спортзале домой, возникла идея полететь к жене в Америку. Попросил няню остаться на выходные с детьми и никому не говорить о моих планах. По Интернету купил билеты на самолет с пересадкой в Париже. Было 16 часов, чтобы погулять по ночному городу, но меня как транзитного пассажира не хотели выпускать из аэропорта. Только после того, как показал паспорт с датой рождения, отпустили. Я намотал километров 20. Все это время переписывался с женой по телефону, поблагодарил за подарок, который она с детьми приготовила, и ничего не сказал ей о своей задумке. Когда приехал к ней в Вашингтон, она была потрясена. А для меня это оказался самый лучший и самый длинный день рождения.

— Дети проявляют какие-то музыкальные таланты? Мечтают о сцене?

— Слава Богу, нет. Не хотел бы, чтобы они связывали свою судьбу с шоу-бизнесом. Но давить на них не буду, пусть сами выбирают собственный путь. Готов поддержать любой их выбор, как это в свое время сделали мои родители. Старший сын уже начал заниматься музыкой. Посмотрим, что из этого получится. У младшего тоже есть слух и голос.

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».