Интервью со звездой Мир кино

Бенедикт Камбербэтч: «Увы, мои предки были рабовладельцами»

15:58 31 мая 2018   1733
Бенедикт Камбербэтч

У Бенедикта Камбербэтча удивительная актерская судьба. Театралы выстраивались в очереди, чтобы увидеть его в постановках «Франкенштейн» и «Гамлет». Поклонники телесериалов сходят с ума в ожидании новых серий «Шерлока», а пока наслаждаются игрой своего кумира в «Патрике Мелроузе». На большом экране он покорил критиков своей игрой в «Игре в имитацию» и десятки миллионов зрителей исполнением роли доктора Стрэнджа. Он обладатель британской театральной премии Лоуренса Оливье и главной теленаграды «Эмми». Дважды номинировался на «Золотой глобус» и один раз на «Оскар». «Доктор Стрэндж» собрал в мировом прокате 677,7 миллиона долларов. «Мстители: Война бесконечности» заработал куда больше — 1 миллиард 909 миллионов долларов, выйдя на четвертое место в списке самых кассовых фильмов в истории. При этом картина еще идет в прокате… Камбербэтч — командор Ордена Британской империи. Потомок английского короля Эдуарда III обаятелен, ироничен, прекрасно воспитан и образован. Он — настоящий британский джентльмен, как говорится, до мозга костей. Бенедикт женат, у него два маленьких сына.

Это интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People, актер дал в рамках промоушн-кампании фильма «Мстители: Война бесконечности».

— Каково вам было возвращаться к роли доктора Стрэнджа? Все-таки, когда вы играли этого супергероя первый раз, это был фильм о нем. А в «Мстителях» Стрэндж лишь один из десятка других похожих персонажей комиксов…

— Труднее всего было накачать пресс. В кадре нужны рельефные кубики. Торчал в тренажерном зале часами. Наелся фитнесом по горло. Очень хотелось чего-то интеллектуального. И после всех этих мучений нашелся один журналист, который, посмотрев «Войну бесконечности», имел наглость написать, что мои кубики его не впечатлили! Да как он смел?! (Эту длинную тираду Бенедикт произносит с нарочитым возмущением, но при этом бросает ироничные взгляды. — Авт.). Неужели он не видел эпизод, где я в кадре с голым торсом?

— Тренажеры? Или еще диета? В чем секрет идеального с точки зрения кинооператора пресса?

— Диета, конечно, тоже имеет значение, но сладкое ем по-прежнему. Это моя слабость. Ладно, раскрою еще один секрет. За пару часов до начала съемок того самого эпизода с голым торсом меня внимательно осмотрели режиссер, оператор, гример. И остались недовольны. Проклятие, подумал я, это все конфеты… Вдруг они мне приказывают — ничего не делать, только пить кофе чашку за чашкой и есть горстями Skittles! Я обомлел. Спрашиваю, я вам что, водитель грузовика? А они объясняют — секрет в обезвоживании. Удар кофеина по организму в сочетании с большим количеством сахара заставляет вашу кожу обтягивать мускулы. Все выпуклости, кубики и прочее смотрятся идеально. И это сработало! Но я вам этого не говорил, а если вы все же такое напечатаете, никому не советую это повторять.

— И все это ради нескольких кадров?

— Нет, ради картинки на коробке для ланча.

— Серьезно?

— Более чем. Это приносит Marvel сумасшедшие деньги. Сувениры — футболки, открытки, фигурки, картинки на коробках для ланча — зарабатывают порой больше, чем сам фильм. И мы, актеры, об этом знаем.


* Доктор Стрэндж (Бенедикт Камбербэтч). Кадр из фильма «Мстители: Война бесконечности»

— И как вы относитесь к тому, что постепенно превращаетесь в сувенир?

— Нормально. Недавно был в гостях у Тома Хиддлстона. Да, мы дружим. И он тоже в этой упряжке, еще раньше, чем я. Том играет Локи с 2011 года в фильмах о Торе и предыдущих частях «Мстителей». Так вот, мы заходим к нему на кухню, а там стоят коробки для ланча с изображением Локи. Несколько вариантов. «Срань господня! Тебя превратили в товар!» — говорю я. А Том смеется: «Я знаю. Это здорово, не так ли?» И я с ним вынужден согласиться. Понимаете? Вот это настоящая популярность! Момент истины. Момент Хиддлстона — когда он появился на коробках для ланча. Он сыграл много прекрасных ролей, но произошло это только благодаря Локи.

Или момент Джеймса Макэвоя. Он тоже сыграл в стольких прекрасных фильмах. Взять хотя бы «Искупление». А на коробках изображают Профессора Икса из «Людей Икс». После разговора с Томом я стал обращать внимание, кого чаще из «Мстителей» можно увидеть у детей на коробках для ланча или на футболках. Да, это ужасно. Но я уже ничего не могу с собой поделать. И к моему огорчению Стрэндж встречается реже других. Надо исправлять ситуацию…

— Значит, если еще один ваш друг Эдди Редмэйн захочет добиться настоящего успеха в кино, вы посоветуете ему надеть колготки и плащ?

— Вы привели не лучший пример. Эдди, получив «Оскар» за главную роль в фильме «Вселенная Стивена Хокинга», успел хлебнуть свою порцию всего этого волшебства и фэнтэзи в кино.

— Вы сейчас о том, что он сыграл главную роль в «Фантастических зверях и где их искать?»

— Конечно. Но если ему уже наскучил сказочный мир Джоан Роулинг, добро пожаловать на борт Marvel с супергероями!

— Недавно ваш партнер по «Шерлоку» Мартин Фримен заявил в интервью, что съемки последнего сезона дались ему очень тяжело. И обвинил в этом поклонников сериала. Он сказал, что из-за повышенных ожиданий зрителей роль доктора Ватсона перестала приносить ему радость. Мартин прав?

— Не совсем. Он прав в том, что отношение фанатов к фильму или сериалу превращается со временем в некую отдельную силу. И ее уже никто не контролирует. Она живет сама по себе. И фанаты начинают относиться к картине как к своей собственности. Они не снимают ее, не играют в ней, но фильм вдруг становится их детищем. Так происходит с любым культовым кино- или телепроектом. Но к этому нужно относиться философски, не принимать близко к сердцу. Вот в этом Фримен не прав. Нельзя стараться подстроиться под ожидания поклонников. Будет только хуже. И лично тебе, и для результата того, что ты делаешь. Все же есть мир на экране и реальность. Реальность — это твоя жизнь и работа. И поклонники не должны вмешиваться в нее…

— Обычно вы играете положительных персонажей. Однако в новом мини-сериале вам досталась роль не самого приятного человека на свете — Патрика Мелроуза. Это попытка сменить амплуа?

— Я так не считаю. Да, мой персонаж принимает наркотики, он порочен. Но при этом он очарователен, полон юмора, эротичен. И опасен. И, конечно, ущербен. И причинил ему этот страшный ущерб его родной отец. А вы бы не стали порочным, если бы над вами в детстве надругался отец? И делал это регулярно. Сексуальное насилие, жертвой которого человек становится в раннем возрасте, накладывает неизгладимый отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Поэтому мне так интересно играть Патрика Мелроуза.


* В настоящее время Камбербэтч снимается в телесериале «Патрик Мелроуз». На фото — актер приехал на съемочную площадку. Фото Getty Images

— Как вы готовились к съемкам этого сериала? Пробовали героин?

— Нет, хотя ваша ирония мне нравится. Я встречался с несколькими бывшими наркоманами, беседовал с ними. А что касается других черт характера моего героя, мне очень помог личный опыт, который был получен во время учебы в частной школе Хэрроу. Вы, думаю, знаете, что это очень престижное заведение. Например, вместе со мной учился принц из Иордании. Вот уж кто был со странностями! Или моим одноклассником был Саймон Фрэйзер. Его отец и дядя погибли трагически во время нашего последнего года учебы в Хэрроу. И Саймон стал 16-м лордом Ловатом. Он неожиданно получил титул, а мы, его друзья, об этом даже не знали. Патрик Мелроуз очень похож на некоторых из тех, с кем я познакомился в Хэрроу. Они избалованы богатством, которое сами не заработали, циничны, лицемерны, ироничны. К ним опасно поворачиваться спиной, потому что нанесут удар сзади…

— Но вы ведь тоже происходите из знатной семьи.

— Да, просто так в Хэрроу не попадают. У Камбербэтчей есть свое прошлое. И оно связано с рабством. Увы, мои предки были рабовладельцами. Они держали сахарные плантации на Барбадосе.

— Вам только в Хэрроу доводилось иметь дело с порочными людьми? А как же Харви Вайнштейн?

— Вынужден признать, что лично пострадал от него.

— Вы? Лично?

— Нет, не в том смысле. Его интересовали женщины. Я говорю о творчестве. Никак не выйдет в прокат прекрасный, как мне кажется, фильм «Война токов». Это удивительная история о жестокой конкуренции между Томасом Эдисоном и Джорджем Вестингаузом.

— Вы сыграли Эдисона. И «Войну токов» называли одним из главных претендентов на «Оскар», если бы она появилась в прокате…

— Вот именно, если бы появилась. Ее показали только один раз — в сентябре 2017 года на фестивале в Торонто. В ноябре ожидалось начало проката. Но тут разразился скандал с Вайнштейном. И фильм положили на полку. Прокатчики не желали больше иметь дел с картинами, снятыми его продюсерской компанией. Я знаю, что права кто-то перекупил, кажется, русские — Тимур Бекмамбетов. Но пока фильм так и не появился. Думаю, если он не выйдет в ближайшие пару лет, о нем можно забыть навсегда.

— Расстроены этим?

— С одной стороны. Но с другой, скандал с Вайнштейном очень важен. Он должен изменить Голливуд. Уже меняет. Мир услышал женское возмущение. Лично для меня было откровением то, что актрисы получают гораздо меньше актеров. У меня есть своя кинокомпания — Sunny March. Мы основали ее вместе с Адамом Эклендом. И нас там только двое мужчин. Остальные сотрудники — женщины. И мы сразу с Адамом договорились, что они будут получать одинаковую с нами зарплату, одинаковые премиальные. Но этого уже недостаточно. Поэтому недавно я предупредил всех продюсеров. Камбербэтч будет отказываться от любых, даже самых выгодных предложений, если узнает, что его партнерши по фильму получат гонорары меньше, чем он.

— А раньше вы работали с Вайнштейном?

— Да, это был фильм «Игра в имитацию».

— И каковы ваши впечатления?

— Тогда я восхищался его профессионализмом, невероятным киночутьем, которое позволяло ему снимать один прекрасный фильм за другим, открывать один талант за другим. Знал ли я, что происходит вне съемочной площадки? Нет, нет и еще раз нет! Для меня это был настоящий шок, потрясение. Систематическое преследование женщин, сексуальное насилие, затем давление, запугивание, подкуп, умасливание жертв, чтобы правда не всплыла наружу. Вот что он делал. Но страшнее всего то, что были люди, которые прекрасно знали обо всем. И помогали Вайнштейну скрывать его грязные поступки. Он тратил на это сотни тысяч долларов. И все эти люди с радостью принимали от него деньги. Поэтому привлечь к ответственности только одного Вайнштейна недостаточно. Нужно поломать систему, которая обязательно породит новых Харви, если этого не сделать.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Craig McLean / The Telegraph)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».