Интервью со звездой

Сандра Буллок: «Я отклоню любое предложение, если оно будет мешать мне заниматься детьми»

10:21 22 июня 2018   1531
Сандра Буллок

На этой неделе в украинский прокат вышел фильм «8 подруг Оушена», главную роль в котором исполнила Сандра Буллок. 53-летняя актриса — одна из самых востребованных голливудских звезд на сегодняшний день. За свою 30-летнюю карьеру она снялась почти в 50 фильмах. Наибольшей популярностью пользовались «Скорость», «Сеть», «Мисс Конгениальность», «Предложение». В 2009 году Буллок получила премию «Оскар» за главную женскую роль в фильме «Невидимая сторона». Свою личную жизнь Сандра обычно держит в секрете. Ее единственный брак не удался — муж, телеведущий Джесси Джеймс, неоднократно изменял ей. И актриса без сожаления рассталась с ним. Детей у них не было, и Сандра взяла на воспитание сначала темнокожего мальчика, а затем девочку. Эти дети стали для нее самыми близкими и родными людьми на свете. Об этом и о многом другом Сандра Буллок откровенно рассказывает в интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Сандра, почему вы согласились сниматься в картине «8 подруг Оушена»? Вам нравятся криминальные комедии?

— Мне нравятся «Одиннадцать друзей Оушена». А также «Двенадцать друзей Оушена» и «Тринадцать друзей Оушена». Но это фильмы о мужчинах. Я уверена, что, когда они задумывались, когда их снимали, никто даже и представить не мог, что появится такая же история о женщинах. И это первая причина, которая подтолкнула меня к участию в этом проекте. Вторая причина — Джерри Вайнтрауб. Это был прекрасный человек! Я знала его много лет. Удивительный продюсер. Он по-настоящему любил кино. И любил женщин. Но не так, как Вайнштейн (смеется). Джерри ни разу в жизни не раздевал меня взглядом. С ним было легко, потому что его не интересовало, кто сидит перед ним — мужчина или женщина. Ему было важно, что перед ним сидит профессионал.

Это был человек старой школы. Он работал с Элвисом Пресли, Фрэнком Синатрой, Бобом Диланом, Полом Анкой. Потом стал продюсером фильмов. Именно ему принадлежала идея снять ремейк «Одиннадцати друзей Оушена». И вот однажды Джерри пригласил меня к себе. Мы сидели в его кабинете, он стал вспоминать разные фильмы. Потом перешел к друзьям Оушена и вдруг спросил: «А если снять кино про подруг Оушена? Если это будет фильм о женщинах? Как тебе такая идея?». Я пришла в восторг! «Конечно, это будет здорово. А уже есть сценарий?» — спросила я. Но Джерри ответил, что пока это только задумка. И он проверяет, как другие относятся к его идее. Я заявила, что готова сниматься в таком фильме. И взяла с него слово, что он сразу мне сообщит, когда его идея приобретет хоть какие-то конкретные очертания. К сожалению, Джерри умер в июле 2015 года. Он так и не успел реализовать свой последний проект. Мне его очень не хватает. «8 подруг Оушена» — это мой долг перед Вайнтраубом. И я его вернула…

— Это удивительно, то, что вы сейчас рассказали! Выходит, Джерри Вайнтрауб предвидел, какие изменения ждут наше общество. Женщины выходят на равные позиции с мужчинами…

— Я же говорю — Джерри любил женщин.

— А как вы относитесь к оригиналу — к первому фильму «Одиннадцать друзей Оушена», который был снят в 1960 году?

Скажу честно: я его почти не помню. Конечно, знаю, что там снимались Фрэнк Синатра и Дин Мартин. Но помню только, что он оставил приятное послевкусие своим юмором и стилем. Попробую объяснить. Это фильм о преступниках, грабителях. Но они такие приятные мужчины! И они не позволяют себе ни одного грубого слова, ни одного ругательства. Это вам не сегодняшние криминальные комедии, при просмотре которых настоящая леди краснеет. И мне кажется, что Стивен Содерберг, снимая новых «Друзей Оушена», сумел хотя бы частично сохранить стиль оригинала.

— Слушая вас, создается впечатление, что вы симпатизируете грабителям.

— Нет, но я симпатизирую женщинам, которых мы сыграли. Да, они тоже грабят казино. Но они не уголовницы. Каждая из них — профессионал своего дела. У большинства из них есть обычная работа. Они идут на ограбление, потому что чувствуют себя невостребованными. Они не нужны обществу. Некоторые из них воспитывают детей, у некоторых есть свой бизнес. Но их талант в другом, их профессиональные качества гораздо выше того, чем они вынуждены заниматься. И кто-то из них становится хакером, кто-то — карманницей. А потом появляюсь я — сестра Дэнни Оушена. И я — единственная уголовница из них, потому что отсидела в тюрьме. Но у меня есть классный план, который требует от этих женщин продемонстрировать их лучшие качества. Вот почему они соглашаются. Из любви к профессии.

— Вам и вашим коллегам пришлось учиться чему-то новому во время съемок «8 подруг Оушена»?

— Это вы лучше у девочек спросите. Хотя могу сказать точно, что Аквафина, сыгравшая карманницу, на самом деле оттачивала ловкость рук. Я бы теперь не рискнула стоять рядом с ней где-нибудь в очереди или транспорте. На самом деле, актеры — это большие лжецы. Чем достовернее ты лжешь, тем талантливее играешь. Хорошие аферисты — тоже лжецы. Мошенники должны заставить потенциальную жертву поверить в то, что они говорят и делают. Поэтому мы были во многом готовы к съемкам в таком фильме (смеется). Или вот еще пример. Я же не только актриса, но еще и продюсер. Не обладаю профессиональными навыками сценариста, режиссера, оператора, костюмера. Но я — мозг! Мне это и не нужно, потому что у меня есть профессионалы, а моя задача — объединить их усилия и задействовать их таланты в нужный момент. Мой персонаж — Дебби Оушен — делает, по сути, работу продюсера. Кстати, у нас было одно важное преимущество перед мужчинами. Женщины, как известно, могут делать несколько дел одновременно. И мы в нашем фильме это еще раз доказали.


* Как подчеркивает Сандра, в фильме «8 подруг Оушена» звездами являются все актрисы. На этом снимке, сделанном во время презентации фильма в Лос-Анджелесе, запечатлены (слева направо) Сара Полсон, Минди Калинг, Сандра Буллок, Кейт Бланшетт, Энн Хэтауэй и Аквафина. Рианна и Хелена Бонэм Картер не смогли присутствовать на мероприятии

— Жанр «8 подруг Оушена» определен как криминальная комедия. Значит, в фильме много юмора?

— Достаточное количество. Ровно столько, чтобы не превращать картину в балаган. Мне кажется, нам удалось соблюсти необходимую пропорцию. И в этом очень помогли фильмы Содерберга и оригинал с Синатрой. Да, можно было добавить еще шуток, привычных гэгов. Но тогда зрители, посмеявшись, не поверили бы в рассказанную им историю. А это неправильно. Дух «Друзей Оушена» был бы испорчен.

— Расскажите, какая атмосфера царила на съемках? В реальной жизни вы стали подругами?

— Хотите верьте, хотите нет, но мы действительно подружились. Что бы там ни писали в прессе.

— Да уж! Писали много чего. Была полная убежденность, что ничего из этой затеи не выйдет, потому что…

— Потому что вместе оказались восемь женщин! Я правильно завершила вашу мысль? Думаю, что правильно. Действительно, мы такое читали, и в очень большом количестве. Но это не убежденность, а предубеждение, хочу вас заверить. Потому что мы были единым целым. Такой дружеской атмосферы, взаимовыручки, поддержки я еще никогда не ощущала на съемочной площадке. И вот еще что — мы все были равны. Никакой иерархии, никакой конкуренции. Все одинаково и много работали. Поэтому в этом фильме нет звезд. Вернее, только одна звезда — это наша команда. Все восемь женщин. Как сардины в банке.

— В чем же секрет?

Думаю, в том, что почти у каждой из нас были одни и те же заботы. Например, мы с Кейт Бланшетт. У нее четверо детей — три сына и дочь. У меня сын и дочь. У Энн Хэтауэй сыну и двух лет нет еще. С чего начинается утро каждой из нас? Любая мать вам ответит. Поднять детей, накормить, малышей передать няне, тех, кто постарше, отвезти в детский сад или школу, при этом самой не опоздать на работу. В нашем случае — на съемки, где каждая минута простоя обходится в кругленькую сумму.

Помню, сын Кейт испачкал брюки в школе, а я еще была дома. Она позвонила мне, я схватила брюки моего сына и отвезла их ее сыну. Хорошо, что мальчишки одного роста. А когда съемки шли во время каникул, наша площадка превращалась в цыганский табор! Часто брали детей с собой. Мы сдружились, дети сдружились. Фильм снят, а мы продолжаем общаться, помогать друг другу, делимся советами, проблемами. Потому что нам нужна такая помощь. Мы ведь женщины, матери, а потом уже актрисы. А в СМИ пусть пишут, что хотят.

— Вы утверждаете, что между актрисами нет конкуренции?

— Она бывает в начале карьеры. Потому что желающих сниматься много, а ролей — не очень. Хорошо помню, как ходила на пробы когда-то. То еще унижение! Сначала сидим или стоим в очереди, ожидая, пока позовут. И оцениваем друг друга взглядами снова и снова. Пытаешься угадать, кого выберут. Потом выходишь на сцену, тебя ярко освещает свет, а тех, кто рассматривает тебя, как корову на ярмарке, порой даже и не видишь. Но, слава Богу, многое меняется уже сегодня. Появились в кино и на телевидении новые серьезные игроки — такие компании, как Netflix и другие стриминговые студии. Они снимают качественное кино и дают работу многим из нас. Что же касается кинозвезд, то конкуренция между ними, может, когда-то и была.

Например, в Голливуде до сих пор легенды ходят об отношениях между Джоан Кроуфорд и Бетт Дэвис. С другой стороны, это могут быть просто легенды, не имеющие ничего общего с реальной историей. Почему я так думаю? Потому что я знакома со многими женщинами. Кто-то снимается в кино, кто-то занимается бизнесом. Это не важно. Важно, что мы все сделаны из одного теста. Мы одинаково переживаем за своих подруг и знакомых, радуемся за их успехи, сочувствуем их неудачам. Мы помогаем друг другу.

— Вы не только снимаетесь в кино, но и продюсируете, так?

Да. Хотя считаю главными продюсерскими проектами не фильмы, а моих детей. Я хочу быть с ними 24 часа каждые сутки! Если бы было можно, никогда не передавала бы их на попечение другим даже на минуту. Это мои дети, это моя жизнь. И моя первостепенная работа. Я отклоню выгодное предложение, если оно будет мешать мне заниматься детьми. Правда, с «8 подругами Оушена» так поступить не смогла. Дело в том, что мы намеревались снимать фильм летом, но тут оказалось, что Кейт Бланшетт в летние месяцы занята. А меня устраивали только школьные каникулы.


* Сандра Буллок: «Дети для меня — самое важное! Я хочу быть с ними 24 часа каждые сутки»

— Меня вызвали наши кинобоссы: «А что, если мы перенесем съемки на осень?». Я отвечаю: «Это невозможно». Они интересуются: «Вы задействованы в другом проекте осенью?» Отвечаю: «Осенью начинается учебный год». Для меня это был самый веский аргумент. Они сначала не поняли. Мужчины! Потом дошло. Кто-то из них предложил: «Мы же снимаем в Нью-Йорке. Что, если я помогу найти хорошую школу и договорюсь, чтобы ваших детей взяли туда на один семестр?» Вот это другой разговор. Я согласилась. Кейт была мне благодарна. Дети тоже обрадовались, что едут со мной в Нью-Йорк.

— Для вас это действительно так важно?

— Шутите? Я же вам объясняю, что дети для меня — самое важное! Я отправляю их в школу и тут же начинаю скучать по ним. Если что-то с ними не так, я себе места не нахожу. Плохо играю, забываю текст, не могу сосредоточиться. Только зная, что скоро увижу их — не через день, а через несколько часов, что с ними все в порядке, могу выкладываться на все сто процентов на работе. И неважно, я снимаюсь или выступаю в качестве продюсера. У меня в очереди много проектов, которые мне очень нравятся, но я их откладываю. Потому что они не согласуются с моим расписанием матери. Да, скажу вам, маленькие дети — это самые большие боссы! И строгие при этом.

— Сколько вашим?

— Восемь и пять. Мне кажется, это очень важный возраст. В этом возрасте я нужна им постоянно. И я этим эгоистично пользуюсь (смеется). Когда им будет 13, тогда я смогу сниматься и продюсировать каждый день. Потому что тогда им будет хотеться видеть меня как можно реже. Так что ловлю момент.

— Вы упомянули проекты, которые стоят у вас в очереди. В них тоже сильные женские персонажи? Насколько их можно назвать исследованием женского характера?

— Слушайте, я же женщина! И я никогда не рискну, как вы сказали, исследовать женский характер. Конечно, это фильмы о женщинах. Я никогда не играла мужчин (смеется). Но во всех моих фильмах имеются представители сильного пола. Мне нравится разнообразие. Причем не только в смысле пола, но и в смысле цвета кожи. В моих фильмах есть афроамериканцы, латиноамериканцы, корейцы, японцы. Это же естественно. Так выглядит наш мир. Разнообразие — это норма. В том числе и у меня дома.


* 53-летняя Сандра Буллок — одна из самых востребованных голливудских звезд на сегодняшний день

— Вы поддерживаете движение #MeToo? Как относитесь к тому, что происходит в Голливуде после секс-скандала, который разразился осенью прошлого года?

Для меня это прежде всего борьба за равноправие. И она еще не завершена. Изменения есть, и не только в Голливуде. Они происходят во всех сферах: ресторанном бизнесе, компаниях, занимающихся новейшими технологиями. Практически во всех сферах. И это здорово. А началось все благодаря нескольким женщинам, которые нашли в себе удивительную смелость открыто и громко заявить о несправедливости и унижениях, пережитых ими. Они взяли на себя эту ответственность, понимая, что сотни тысяч других женщин не имеют возможности привлечь внимание СМИ к этой проблеме.

— Вы лично сталкивались с сексуальными домогательствами?

— Бог миловал. Но я поддерживаю #MeToo и Time’s Up на тысячу процентов. Мое участие заключается, правда, в выписке чеков. Но это тоже поддержка. Если потребуется мой голос, я выступлю или проголосую. Я как любая женщина, а я уверена, что все женщины разделяют эту позицию, поддерживаю равноправие. За одинаковую работу должна быть одинаковая оплата, независимо от пола работника. Я поддерживаю это.

— Сегодня появляется все больше политических фильмов, они касаются не только событий в Америке, но и во всем мире. Но многие считают, что кино — это прежде всего развлечение. Как вы к этому относитесь?

— Политические фильмы были всегда. Вспомните 70-е, 60-е, 50-е, даже 30-е. В кино всегда присутствовала политика. Даже в развлекательном. Это нормально. Нормально, потому что политика, нравится нам это или нет, присутствует всегда в нашей с вами жизни. Мы можем этого не замечать, но это так. Даже в пьесах Шекспира есть политика. Искусство всегда было выражением чьих-то взглядов.

Сегодня к этому добавились еще социальные сети, Интернет. Это как лесной пожар. Он может быть очень опасен. Поэтому нужно помнить, что мы все живем в одной стране, на одной планете. И тут хватает места всем — демократам и республиканцам. Нужно только уважать других, уважать их мнение, позицию, взгляды. Можно не соглашаться, но уважать необходимо. Мне порой кажется, что человечество все еще учится в начальной школе. Знаете, как маленьких детей учат жить в коллективе? Им говорят, что нельзя брать чужие игрушки, драться, прикасаться к чужим телам, использовать плохие слова. Когда мы выучим эти простые правила, то научимся общаться друг с другом. И нас можно будет перевести в старший класс.

— Какая проблема еще вас волнует, кроме равноправия?

— Почему вы спрашиваете в единственном числе? Если человека волнует только одна проблема, он похож на лежачий камень. Меня волнует огромное число проблем. Потому что я — мать. И я беспокоюсь о своих детях. Переживаю, какая жизнь будет у них. Будут ли они в безопасности, смогут ли обеспечить себя. А еще, поймут ли, кто они есть, и позволят ли им быть теми, кто они есть? Цвет кожи моих детей немного темнее, чем у меня. И они наверняка столкнутся с предрассудками, с которыми я не сталкивалась в детстве. Но я подготовлю их к этому. Они уже знают, что их любят, знают, кто их любит. Все проблемы, которые меня волнуют, так или иначе связаны с детьми. Иногда это доходит до смешного. Но иначе я не могу. Глобальное изменение климата, загрязнение окружающей среды, сексизм, антисемитизм, расизм. И много чего еще. И, конечно, грубые нецензурные слова!

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Samantha Reyes/The Interview People). Фото Getty Images

Читайте также
Новости партнеров

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.