Житейские истории

После месяца тренировок мальчик с ДЦП начал ходить

8:40 7 августа 2018   7086
В спортивных секциях у отца Андрея дети-инвалиды занимаются наравне со здоровыми
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

Отец Андрей — человек с настолько пестрой биографией, что хватило бы не на одну, а на несколько жизней сразу. Профессиональный тромбонист с консерваторским образованием, он успешно гастролировал по миру с оркестром, когда внезапно понял, что должен стать православным священником. Но, даже окончив семинарию и став батюшкой, не остепенился. Он занялся бисероплетением и резьбой по дереву, стал тюремным священником. А еще начал обучать детей айкидо, кикбоксингу, джиу-джитсу, боевому самбо и смешанным единоборствам.

У отца Андрея более 150 учеников (из них треть — чемпионы Украины и Европы) и три секции в разных населенных пунктах Житомирской области. Чтобы везде успевать, он гоняет на своем любимом мопеде. Завидев священника в подряснике за рулем такого транспортного средства, люди приветственно машут ему рукой, а иногда даже просят сделать с ними селфи. Отец Андрей не отказывается, считая это своего рода миссионерством. О своем удивительном жизненном пути, о трудных подростках, которые исправились благодаря спорту, о Боге, любви и чудесах отец Андрей Коробков рассказал «ФАКТАМ».

С отцом Андреем мы договорились встретиться возле Михайловского собора в Житомире. Здесь находится самая большая в Украине воскресная школа — массивное трехэтажное здание, выкрашенное синей краской. Кроме религиозных занятий для деток, тут есть разнообразные кружки, в том числе спортивная секция по борьбе, которую ведет отец Андрей. Я ждала, что мне навстречу выйдет священник в подряснике. Каково же было мое удивление, когда увидела крепкого подтянутого мужчину в футболке и шортах-бермудах с забавным тропическим принтом.

— Я сознательно так одеваюсь, — улыбается отец Андрей. — Несу людям «месседж», что священники — такие же люди, как они. Близкие, понятные, простые. Ребята, которых я тренирую, называют меня Андреем Андреевичем, не просят благословения, а просто здороваются за руку. Я не навязываю им веру, не заставляю молиться и посещать богослужения. Некоторые родители моих учеников поначалу опасались, что поп может затянуть их детей в какую-то секту. Но потом увидели, что здесь я для них — тренер, друг, наставник.

— До того как стать священником и спортсменом, вы были профессиональным музыкантом. Почему решили переквалифицироваться?

— По профессии я действительно музыкант, тромбонист. Окончил Харьковскую консерваторию, работал в филармонии, много гастролировал по Испании, Италии. Мне предлагали там остаться, но я отказался, несмотря на хорошую зарплату: чувствовал себя за границей чужим. А когда возвращался в Украину, уже точно знал, что буду православным священником. Это не было мое решение. Мне… Бог «позвонил». Не буквально, конечно. Просто однажды в Италии я забрел в заброшенный монастырь. И там было озарение, «звоночек». Оттуда вышел уже с четким пониманием, что стану священником.

При этом мои родители совершенно не церковные люди, но интерес к религии у меня был всегда. Я объясняю это тем, что родился мертвым, захлебнувшись в околоплодных водах. Откачали. Говорят, дети, выжившие чудом, всегда тянутся к Богу. Помню, как мама завела меня, маленького, в детский магазин, предложила выбрать любую игрушку, но я отошел в книжный отдел и попросил купить мне книгу богослова Александра Меня.

Знакомство со своей будущей женой — это был еще один чудесный «звоночек». Я просто шел с репетиции, проходил мимо церкви святых Гурия, Самона и Авива, которые являются покровителями семьи, и меня вдруг потянуло зайти. Лена была на клиросе псаломщицей, а я устроился там петь. Целый год мы узнавали друг друга, при этом даже за руки не держались. Это была настоящая любовь. А потом я женился, окончил семинарию и стал священником. Из Луганска меня отправили сюда, в Житомир, служить. Предложили зарплату, но я отказался: не могу относиться к службе, как к работе на заводе у станка. Я служу по праздникам и воскресеньям и встречи с прихожанами жду, как встречи с любимой женщиной, — с восхищением, с волнением. После литургии мы не расходимся, вместе едим пиццу или пьем чай, делимся новостями, смеемся. Поначалу людям было такое в диковинку. Теперь привыкли.

*Отец Андрей отказался получать зарплату священника, потому что не хочет относиться к службе, как к работе у станка

— Если вы не получали никаких денег в церкви, на что же выживали?

— Занимался резьбой по дереву. Вырезал нагрудные кресты, инкрустировал их, продавал священникам и архиереям. Но с деньгами поначалу все равно было туго. Когда родилась дочка Ева, мы смогли на единовременное пособие по рождению ребенка купить дом в селе Гальчин в девяти километрах от Бердичева. Я служил в Житомире, вел в воскресной школе кружок по бисероплетению и резьбе по дереву.

А потом начал одну за другой открывать спортивные секции. Это тоже не было моим решением. Однажды я проснулся и понял, что буду учить ребят спорту. База у меня была. В Украине занимался дзюдо и самбо (я чемпион Украины по боевому самбо 1998 года), в Италии освоил джиу-джитсу и айкидо.

Вопрос был за малым — набрать группу. В Бердичеве наклеил одно объявление на столб, за месяц набралось 25 учеников. Потом сработало сарафанное радио, людей стало приходить все больше и больше. Результаты тренировок были наглядными: после месяца тренировок ребенок уже мог защитить себя от обидчиков в школе, дать сдачу. Через полгода начинал ездить на соревнования. Сейчас среди моих учеников — четыре чемпиона Украины по боевому самбо, восемь — по смешанным единоборствам, пятнадцать — по грепплингу (борьба в партере. — Авт.) и один — по рукопашному бою. Также есть призеры Европы и мира. Я ими очень горжусь, и не только из-за наград. Ребята ведь хорошие, просто золотые!

Вот, например, Леша Кривец: чемпион Украины по боевому самбо, многократный чемпион по смешанным единоборствам и рукопашному бою, мастер спорта. 21 год парню, а такой душевный, благородный. Человечище!

— Вы занимаетесь только с мальчиками?

— Нет, процентов двадцать среди моих учеников — девчата. Самая успешная — Настя Светковская, чемпионка Украины. Моя 13-летняя дочь Ева тоже занимается борьбой, ездит на соревнования. Мне кажется, у нее особо и выбора не было. С двух лет на тренировках! По татами еще в памперсе бегала. Я заметил, что в последнее время все больше девочек идут на борьбу. Это происходит из-за того, что многие мальчики воспитываются без отцов. Некоторые и в десять лет еще с мамой спят. Тут надо начинать не с приемов или захватов, а с воспитания, с переоценки ценностей. Иначе толку не будет. То же самое касается хулиганов (а ко мне на секцию очень много таких попадает). Если ребенок в восемь лет уже стоит на учете в детской комнате полиции, а я ему дам спортивную базу и поставлю удар — выйдет готовый бандит… Сначала нужно мозги ставить на место.

— Получается с такими справляться?

— Справляюсь с Божьей помощью. Вот мой второй тренер Андрюха, например. Рос без отца. Компании, драки, гоп-стоп. Когда его сверстники начинали пить, Андрюха уже бросил. Был не просто хулиганом, а «идейным»: ловил со своей бандой на районе «голубых», лупил. Когда пришел в секцию, я убедил его завязывать с глупостями. И вот получился отличный спортсмен и прекрасный парень.

— До знакомства с Андреем Андреевичем я просто прожигал жизнь, — признается тот самый Андрей Ищук, о котором рассказывал тренер. — А потом пришел с другом на тренировку, и все. Спорт стал смыслом моей жизни. Первые полгода было очень тяжело, больно. Со временем начало получаться, пришла уверенность. Теперь я кандидат в мастера спорта по кикбоксингу, чемпион Украины 2014 года, серебряный призер Европы. Сейчас уже сам тренер, трое из моих учеников тоже стали чемпионами Украины. Очень ими горжусь.

— В жизни приходилось применять спортивные навыки?

Бывало. В одной драке, когда я защищал своих родных, противников было несколько, и все крупнее меня. Они очень удивились, как это я, такой заморыш, положил их. Это было приятно, конечно. Но спорт для меня не только умение за себя постоять. Он сделал меня более организованным. Я взялся за ум и поступил в пединститут. Правда, бросал несколько раз, но тренер наставлял, помогал советом. Я возвращался и, наконец, получил высшее образование. Андрей Андреевич никогда не ругает, не орет, какую бы ошибку ты ни допустил. Всегда пытается понять, найти причину и выход. К нему никогда не страшно подойти. Он — моя вторая семья.

— Для многих учеников я действительно становлюсь отцом, — говорит отец Андрей. — Стараюсь подобрать к каждому свой ключик. Если не получается, если ребенок бросает спорт или не находит во мне отклика, это не его проблема, а моя. Я очень болезненно это переживаю, ночами не сплю, анализирую, что сделал не так. Но если ключ находится, происходит «щелчок», и ребенок меняется на глазах. Это то, ради чего я работаю. С материальной точки зрения мои секции не такое уж прибыльное дело. Месячный абонемент стоит 150 гривен. Дети из неполных семей и инвалиды занимаются бесплатно.

В это время во дворе воскресной школы начали собираться дети — на тренировку младшей группы. Вместе спускаемся в просторный зал. Ребята разуваются и, не дожидаясь команды, начинают разминку. Потом тренер учит мальчишек новым захватам, приемам. Кроме здоровых деток, в группе занимается шестилетний мальчик с ДЦП. Остальные ребята относятся к нему как к равному, вместе борются, отрабатывают приемы.

— Социализация — очень важный момент, — объясняет отец Андрей. — В инклюзивных группах здоровые детки учатся понимать детей с особенностями. А дети-инвалиды, чувствуя себя полноправным членом команды, гораздо быстрее развиваются. Кроме того, я применяю в занятиях с ними свои медицинские знания (чтобы работать с инвалидами, еще в Луганске до войны выучился на реабилитолога-массажиста). Зная особенности организма этих деток, мне проще понять, где зажимы, почему не работает та или иная мышца. В результате определенных упражнений система «запускается», мышца становится мягкой, и тело начинает слушаться.

В Бердичеве у меня был мальчик с ДЦП, Никитка. Когда я впервые его увидел, он передвигался, только держась за маму. А после нескольких месяцев тренировок оторвался от мамы — и пошел! Мы просто потеряли дар речи. Это было настоящее чудо…

— Кроме деток с ДЦП, вы еще занимаетесь с глухонемыми ребятами и для этого даже выучили язык жестов…

— В Житомире на хуторе Затишье есть интернат для глухонемых. Я там однажды служил молебен и предложил руководству создать у них секцию по борьбе. Работать с глухонемыми детками было очень интересно. Ребята активные, увлеченные, но подход к ним нужен особый. Чтобы лучше понимать их, я действительно выучил базовый язык жестов. А потом пришел новый директор, которому не понравилось, что поп ведет занятия для детей. Секцию закрыли. Но нет худа без добра: сотрудники интерната попросили нашего епископа дать разрешение на то, чтобы я был священником в их часовенке. С тех пор там и служу.

— Еще вы опекаете заключенных в тюрьмах.

— Меня пригласила протестантская община. Заключенные не хотели с ними общаться, требовали православного священника. Так с тех пор и езжу в колонии и тюрьмы. Особенно сложно с пожизненниками. Это люди особые. Библию знают от А до Я, стихи пишут. Но это совсем не значит, что они безопасны для общества. Спрашиваю у одного такого: а где твой сокамерник, которого я видел в прошлый раз? Говорит: храпел ночью, вот я и задушил его… И знаете, чем увлекается этот убийца? Пишет сценарии детских утренников!

— Секции в Житомире, Бердичеве, селе Рея, занятия с инвалидами, службы, требы… Как вам на все хватает времени и сил?

— Вы еще забыли летние лагеря и огород, — смеется отец Андрей. — Времени не хватает. А чтобы были силы, придерживаюсь простого рецепта: восьмичасовой сон, простая пища — пшенная каша, картошка, рыбка. Никакого кофе или алкоголя, только чистая вода. Еще я не строю планы на будущее, максимум на ближайшие минут десять. Все остальное в руках Божьих.

Фото автора в заголовке

*На фото в заголовке: в спортивных секциях у отца Андрея дети-инвалиды занимаются наравне со здоровыми

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...