БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой

Ради красивого кадра я совершил 101 прыжок с парашютом за один день, — Том Круз

9:22 19 августа 2018   2516
Том Круз

На протяжении последних трех недель лидером мирового проката остается шпионский боевик «Миссия: невыполнима — Фолаут». Картина вышла 27 июля и собрала уже 437,6 миллиона долларов. Ее съемки обошлись в 178 миллионов долларов. Главную роль исполнил знаменитый американский актер Том Круз, он же главный продюсер фильма.

Это уже шестая часть кинофраншизы о суперсекретном агенте Итане Ханте. Во всех фильмах его играет Круз. Общие сборы в мировом прокате составили 3 миллиарда 217 миллионов долларов.

Том восхищает своих поклонников тем, что все трюки в фильмах об Итане Ханте выполняет сам. А они по-настоящему опасны.

В интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили благодаря The Interview People, актер впервые откровенно рассказал, чего стоит ему видимая легкость немыслимых прыжков, погонь и полетов.

— После просмотра вашего нового фильма, Том, первое, что хочется спросить, как вы еще живы после шести частей «Миссии…»?

— Знаете, такой же вопрос часто задавала мне мама. Мне ее очень не хватает. Она умерла в феврале 2017 года. Она и в годы моего детства часто спрашивала: «Том, ты еще жив?» А все потому, что я вытворял всякие опасные штуки. Многие из них были сущим безумием. Так что сейчас я просто совершенствую то, что делал, когда еще был ребенком. Оттачиваю и вставляю в свои фильмы.

— Видимо, не всегда это идет гладко. На съемках последней «Миссии…» вы сломали ногу.

— Голеностоп. Увы, это правда.

— Помните, какая мысль промелькнула у вас в голове в момент удара, который повлек за собой эту травму?

— Вам стоило это видеть. Та еще картина! Мы снимали эту сцену в Лондоне. Я должен был перепрыгнуть с одного здания на другое. И это был первый раз, когда мне удалось сделать задуманное. Я пролетел между домами и уцепился за край крыши. При этом почувствовал резкую боль в ноге. Глянул вниз и сразу понял, что это перелом. «Проклятие, сломал голеностоп», — сразу подумал я. Следующая мысль была такая: «Нужно все равно продолжать. Камеры включены, съемка идет. Я должен выбраться на крышу и пробежать мимо камеры. Иначе все зря…»

— Неужели вы на самом деле думали в этот момент о съемках?

— Конечно! Я понимал, что мы должны во что бы то ни стало получить эти кадры. Иначе все придется повторять снова. Кроме того, у меня крутились мысли о всей съемочной группе. Из-за моего перелома людям придется уйти в отпуск. До тех пор, пока я снова смогу сниматься. А это может занять несколько месяцев. Такие простои в работе сегодня непозволительны. Еще промелькнула мысль, что мне и режиссеру Кристоферу Маккуорри придется все это время сидеть в монтажной или переписывать сценарий.

*На съемках в Лондоне, перепрыгивая с одного здания на другое, Том уцепился за край крыши и почувствовал резкую боль в ноге. Оказалось, сломал голеностоп

— И сколько времени потребовалось для лечения?

— Управился за шесть недель. Но это было все же слишком долго. Я не мог допустить подобного простоя. Поэтому мы продолжали снимать.

— Снимать вас со сломанной ногой?!

— Да, было больно (смеется). Действительно, больно. При каждом шаге у меня невольно вырывались стоны. Но терпел, поскольку обещал студии, что фильм будет готов вовремя. Обещал моим друзьям и коллегам. Я работал над восстановлением голеностопа 10−12 часов ежедневно. Семь дней в неделю. И мне удалось! Все стало на место, срослось. Я надоедал врачам, постоянно твердил им, что должен снова обрести идеальную форму. И добиться этого необходимо как можно раньше. Обычно я совершаю 50 пробежек в день. Врачи велели мне уменьшить нагрузку. Но все равно я хорошенько разогревался, делал разные упражнения.

Признаюсь, в фильме много беготни, и 90 процентов этих сцен были сняты в период, когда перелом еще не зажил. После таких съемок я вообще не мог ходить по несколько дней. Тогда мы снимали драматические сцены — без погонь и прыжков. Меня вывозили на площадку на электрокаре для гольфа. Я поднимался и тут же садился на стул или ящик, который заранее готовили. В кадре я оказывался сверху по пояс. Но это было возможно далеко не в каждом эпизоде. Часто приходилось стоять. Больно, а что делать? Терпел.

— В фильм был включен ваш прыжок с крыши на крышу. Гордитесь этими кадрами?

— (Смеется.) Не знаю, можно ли гордиться тем, что сломал голеностоп. Это случилось, увы, и мне пришлось преодолевать неожиданное препятствие.

— В фильме есть еще один особенно запоминающийся трюк. Это сцена вертолетной погони. Трудно было снимать ее?

— Сразу скажу, что я отрабатывал этот трюк полтора года. Правда. Мне очень понравилась идея подобной сцены. Я еще не знал, в какой из фильмов смогу включить ее, но уже тренировался. Кристофер меня поддержал. И мы с ним решили: вертолетная погоня — то, что нужно шестой части «Миссии…». Мы отправились в Новую Зеландию, потому что это единственная страна в мире, власти которой разрешили нам снимать то, что мы задумали. К тому же там самый подходящий ландшафт. Нам пришлось доработать кинокамеры. А я еще потренировался, чтобы довести свои движения до автоматизма.

Чтобы выполнить такой сложный трюк, необходимо быть полностью уверенным в себе. Но это было безумно интересно. И опасно, конечно. Дело в том, что в этой сцене мы летели на нескольких вертолетах по узкому проходу между скалами. Он настолько узкий, что лопасти винтов в некоторых местах находились буквально на расстоянии фута (30 сантиметров) от камней. При этом в кадре должны быть видны только два вертолета — мой и тот, в котором летит Генри Кэвилл, сыгравший главного злодея. Потом я оказываюсь на хвосте его вертолета. О, это было весело! Лопасти хвостового винта вращались в двух футах от моей головы.

*В фильме «Миссия: невыполнима — Фолаут» есть кадры, где Круз летит на вертолете по узкому проходу между скалами. Лопасти винтов на расстоянии 30 сантиметров от камней — это очень опасно

— Говорят, вы ради небольшого эпизода совершили на съемках 100 прыжков с парашютом. Это правда?

— Если точнее — 101 затяжной прыжок за один день. Не скажу, что чувствовал себя после этого нормально. Но это было необходимо. Мы с Кристофером задумали красивые кадры в лучах заходящего солнца. И должны были быть уверены в том, что все будет идеально. Поэтому я целый день тренировался, отрабатывая точность действий во время прыжка. Мне трудно было объяснить летчикам, чего мы с режиссером добиваемся, почему им нужно снова и снова взлетать со мной. И тогда я просто пообещал всей съемочной группе, в том числе пилотам, что обязательно сразу же покажу им отснятые кадры, чтобы они увидели, ради чего все эти мучения.

— Вы сыграли Итана Ханта уже в шести фильмах…

— Да, это заняло 23 года.

— Вау! Что же есть такого в этом персонаже, что заставляет вас снова и снова возвращаться к нему? Чем он так интересен?

— «Миссия: невыполнима» была первым фильмом в моей карьере, где я не только играл, но был еще и продюсером. И это меня привлекает до сих пор. Кроме того, ни один другой фильм не давал мне столько возможностей побывать в других странах. Во мне живет настоящая страсть к познанию чужих культур. Я обожаю путешествовать, знакомиться с новыми людьми. Знаете, я с детства мечтал о двух важных вещах — сниматься в кино и путешествовать. И фильмы про Итана Ханта дарят мне такую возможность. Поэтому я очень надеюсь, что их будет еще много. Очень много. Но главное — зрителям понравилась эта серия. И они хотят видеть еще. Я снимаю фильмы для зрителей. Поэтому они вправе диктовать, что мне делать.

— И снимете еще один про Ханта, хотя, как вы сказали однажды, рискуете погибнуть?

— Что? Когда я такое говорил?! (Смеется.) Я никогда не волновался из-за этого. Конечно, сниму. И не один.

— Неужели эта серия фильмов настолько личная?

— Думаю, да. Очень личная, и эта шестая часть — особенно. Она стала кульминацией. Мы этого добивались. Это глубоко личное путешествие для Итана и других персонажей. И зрители это почувствовали. В таких фильмах не бывает мелочей. Важны все персонажи, каждая мелочь. Тогда история становится близка, хочется, чтобы она не заканчивалась, продолжалась и продолжалась.

— Что бы вы сказали зрителям, которые собрались пойти на ваш фильм?

— Крепче держитесь за подлокотники! Фильм с самого первого кадра затянет вас, это будет опасное и захватывающее приключение.

— Вам понравилось работать со всеми актерами?

— Команда фантастическая. Генри Кэвилл! Это наш первый фильм с ним. Он — настоящая кинозвезда, прекрасный актер. Это было здорово. Классно было снова встретиться с Саймоном Пеггом и Вингом Рэймсом. Я обожаю этих парней. И Ребекка Фергюсон. С этой тройкой мы уже давно стали друзьями. Я знаком с Анджелой Бассетт много лет. И когда она сообщила, что согласна сниматься в «Миссии…», я готов был расцеловать ее. Ванесса Кирби — чудесная актриса. Конечно, Алек Болдуин. Мы все были счастливы снова поработать с ним.

Понимаете, мне нравится работать с людьми, которых я уважаю, с которыми хочется посидеть за одним столом в реальной жизни. Есть люди, чьи дни рождения ты никогда не забываешь. И с радостью поздравляешь их. С такими людьми мне нравится работать. Еще было здорово, что режиссером снова был Кристофер. Я называю его просто — Маккью. Он не обижается. Мы с ним понимаем друг друга уже без слов. Найти такого режиссера — великая удача любого актера.

— За вашу впечатляющую карьеру вам довелось поработать со многими выдающимися людьми. Есть кто-то, с кем вы еще не работали, но очень хотите?

— Не хочу ограничиваться одним именем или даже двумя. Есть очень много прекрасных актеров и режиссеров, с которыми я хотел бы поработать. Они все разные, и это особенно интересно.

— Шпионские фильмы. Классикой остается Джеймс Бонд. Как думаете, «Миссия…» уже может конкурировать с «Бондианой»?

— Я обожаю эти фильмы. Прекрасная серия. И Дэниел Крэйг великолепен. Как по мне, он — лучший агент 007.

— Думаете, вы бы победили его в схватке?

— А я не хочу с ним драться. Мне слишком нравятся фильмы с ним.

— После полученной травмы вам все еще нравится Лондон?

— Конечно. Люблю этот город. Я снимался во многих картинах в Лондоне. Мне нравятся люди. Люблю гулять по его улицам, паркам. Ходить в музеи. Лондон не может наскучить. Если разобраться, я жил в нем более пяти лет.

— Не так давно, 3 июля, вам исполнилось 56 лет. Как вы отметили свой день рождения?

— Сделал себе подарок — мы полностью завершили фильм. Говорю буквально, 3 июля я провел весь день, монтируя шестую часть «Миссии…».

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал — Vicky Dearden/The Interview People)

Ранее в «ФАКТАХ»: В 30 лет взял кредит и отправился в Штаты искать славы и успеха — интервью c Пирсом Броснаном

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Одесская семья: – Софа, прошу тебя, не устраивай новую сцену! В моем возрасте уже нет сил мириться по несколько раз за вечер!