БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Шоу-бизнес

Сценарист фильма о Стусе раскрыл причины исчезновения кадров с участием Медведчука (фото)

16:10 14 августа 2018 748
Сценарист Сергей Дзюба, актер Дмитрий Ярошенко (Стус) и Артемий Кирсанов

Украинскую картину «Стус» называют самым ожидаемым фильмом года. Это первая художественная экранизация жизни известного поэта и диссидента Василия Стуса. Накануне окончания съемок ленты, вокруг нее разгорелся скандал, связанный с не вошедшими в картину кадрами суда над Василием Стусом. Известно, что его адвокатом тогда был молодой еще юрист Виктор Медведчук, поддержавший позицию обвинения.

Сцена встречи Стуса с Медведчуком и оглашения приговора была изначально прописана в сценарии. Отказаться от нее решили еще до начала съемок. Причины такого решения продюсеров не обсуждались.

Тема «не вошедших кадров» возникла вновь на прошлой неделе после гневного поста в социальной сети актера Геннадия Попенко, проходившего кастинг на роль Стуса. Он поднял вопрос о недопустимости подобных запретов, всколыхнув общественность и властные структуры.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» один из сценаристов «Стуса» Сергей Дзюба рассказал, что же произошло на самом деле.

— Кадры, которые вызвали такое громкое обсуждение, будут возвращены, — рассказал Сергей Дзюба. — В самое ближайшее время команда приступит к съемкам. При этом они пройдут достаточно публично, в присутствии журналистов. Пожелал быть на съемках даже глава Госкино Филипп Ильенко. В одном из эфиров он даже заявил, что не боится сыграть роль Виктора Медведчука. Знаю, что сейчас проходит кастинг на эту роль. Среди возможных кандидатов — актер Павел Шпегун.

* Павел Шпегун

— Эта сцена переписана вами заново или осталась неизменной?

— Сложно переписать исторические факты. Изначально, когда мы с Артемием Кирсановым писали сценарий, понимали, что сцена с Медведчуком вызовет некое сопротивление. Но, поверьте, она была заложена в сценарий отнюдь не с целью очернить Медведчука. Мы лишь хотели показать советский суд. По сути, эту ситуацию вспоминает Василий Стус, находясь в тюрьме после того, как получает предложение представительницы властей раскаяться и таким образом быть реабилитированным. Эта сцена — воспоминания. Ведь наш фильм не документально-биографический, это художественное произведение. В картине описываются последние шесть дней жизни, которые Стус провел в лагере в Перми. Поэт погиб при достаточно таинственных обстоятельствах, и никто до сих пор не может в них разобраться. Глупо было бы делать фильм, ориентируясь исключительно на историю судебного заседания, поэтому личность Медведчука далеко не главная в нашей картине.

— Что именно происходит в этой сцене?

— Сцена достаточно объемная. Она начинается с первой встречи Стуса с Медведчуком. Василий отказывается от его услуг. Затем, собственно, оглашение приговора. Это все есть в стенограмме судебного заседания, кроме того момента, как они знакомятся и Василий отказывается от услуг. Но это написано нами со слов Евгения Сверстюка, которому Стус лично рассказывал о встрече. Именно эта сцена изначально и вызывала большое опасение продюсеров. Они понимали, что к подобному моменту легко можно «придраться».

— Ведь решение о том, что в картине не будет сцены с участием Медведчука было принято уже давно!

— Да, еще за три месяца до начала съемок. Помню, что к нам с Артемием Кирсановым подошли продюсер и режиссер картины, сказали, что в связи с объективными обстоятельствами этой сцены не будет в картине. Мол, наша история не об этом. В то время шли разговоры о том, что надо сократить некоторые из воспоминаний Стуса. Решили избавиться от этой сцены, сказав, что сейчас ни к чему политизация картины.

*Артемий Кирсанов (слева) и Сергей Дзюба

— Как вы отреагировали?

— Мы удивились, сказав, что зритель нас не поймет, если мы не покажем общеизвестный факт. На что нам ответили, что таков производственный процесс. Мы не стали настаивать, понимая, что по большому счету сцена не является структурообразующей в картине. Помню, я еще тогда сказал Артемию: «Непонятно, что вызовет больший резонанс — наличие сцены с Медведчуком в картине или ее отсутствие». Но здесь уже вопрос скорее не присутствия в картине Медведчука, а давления на съемочную группу, причем со всех сторон. Просто картина вошла уже в политическую плоскость. Я лишь рассчитываю, что из-за одной сцены не пострадает весь фильм.

— Вы советовались с Дмитрием Стусом, сыном Василия, когда писали сценарий?

— Да, и Дмитрию он не понравился. Без объяснений. Мне показалось, что на него тоже «давили». Дмитрий изначально был против того, чтобы мы затрагивали этот момент. Говорил, что Медведчук просто исполнял свой долг, будучи частью этой системы. Недавно Дмитрий сказал, что отказывается давать авторские права съемочной группе. Дмитрий вообще считает, что отец сам хотел сесть в тюрьму, провоцируя власть. Изучив историю Стуса, я частично могу с этим согласиться.

— Во время написания сценария вы не пытались обратиться к Виктору Медведчуку?

— Мы хотели организовать интервью и с Медведчуком, но его пресс-служба сказала, что все об этой истории им уже сказано. Настаивать смысла не было.

— На вас, как на сценаристов, было оказано давление со стороны, о котором писал в своем посте на Facebook Геннадий Попенко?

— Ни на меня, ни на Артемия — нет. Было ли давление на кого-то из съемочной группы, утверждать не могу. Хотя заявление Медведчука о том, что он может подать в суд, формально можно считать давлением. Конечно, подобное недопустимо.

— На какой стадии производства сейчас находится картина?

— Практически все снято. Добавится лишь сцена с Медведчуком и сцена празднования Дня Нептуна — это еще до заключения. Дальше — монтаж и выход картины в конце февраля следующего года. Посмотрим, как все это будет теперь. Думаю, что немного увеличится хронометраж картины. Кстати, много сцен было сокращено и до этого. Мое мнение как автора — байопики должны быть большими, до трех часов. Но в нашем прокате это невозможно, поэтому приходится прислушиваться к рекомендациям. В конце концов для нас главное, чтобы картину о Стусе увидел зритель.

Ранее в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» сын Василия Стуса поделился своими воспоминаниями об отце. Подробнее об этом в материале Дмитрий Cтус: «После эксгумации отца я стал другим человеком»

*На фото в заголовке (слева направо): Сергей Дзюба, актер Дмитрий Ярошенко (Стус) и Артемий Кирсанов

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров