Политика

Только кретин до сих пор может думать, что Путин придет и спасет Донбасс, — Роман Цимбалюк

14:11 24 августа 2018   4202
Роман Цимбалюк
Ольга БЕСПЕРСТОВА, «ФАКТЫ»

Правду о происходящем в Российской Федерации и ее столице многие из нас узнают из статей, репортажей, комментариев в соцсетях корреспондента агентства УНИАН Романа Цимбалюка. Он хлестко и едко развенчивает хвалебные оды кремлевских пропагандистов правящему режиму, задает на пресс-конференциях неудобные вопросы Путину, уличает во лжи оппонентов на политических ток-шоу ведущих телеканалов «за поребриком». Роман рассказал «ФАКТАМ» о перспективах украинско-российских отношений, поездке в колонию, где отбывает срок Олег Сенцов, и о том, что Кремль и дальше будет все более активно вмешиваться в предвыборные процессы в Украине.

— Роман, вы регулярно бываете на пресс-конференциях Путина…

— Такая работа.

— Можете ответить, перед вами один и тот же человек?

— Знаете, такие мероприятия проходят в гигантском зале. Расстояние между мной и президентом России достаточно большое. Так что его «лик» намного лучше виден телезрителям. Впрочем, если честно, вообще не вижу смысла обсуждать, тот Путин или не тот.

— Почему?

— У нашего общества есть некий запрос: если вдруг наступит момент и куда-то денется «плохой Путин, который напал на Украину», то все сразу же изменится в лучшую сторону. Увы, это не так. Самое главное, что мы все должны осознавать: агрессивная политика Кремля по отношению к Украине — абсолютно целенаправленная. Это не какое-то личностное проявление неприязни, а экспансия, которая будет продолжаться вне зависимости от фамилий тех, кто стоит у российского руля. Поэтому обсуждение плохо или хорошо выглядит Путин, может быть интересно исключительно с точки зрения новостей.

Поймите одно: они нас не оставят никогда. Вообще никогда. Вот из чего надо исходить и украинскому политикуму, и нации.

Всегда (во всяком случае в ближайшие десятилетия точно) от «братской страны» будет исходить угроза, всегда в России будут скакать с бубнами и кричать, что надо защищать русскоязычных украинцев. И это отнюдь не какая-то пессимистическая картина. Она просто реальная. Главное — не обманывать себя и не надеяться, что ситуация, в которую мы попали, может завершиться с уходом Путина.

— Следующая тема — бессрочная голодовка Сенцова, которую украинский режиссер начал 14 мая, требуя освободить всех украинских узников Кремля. Как думаете, его все-таки освободят?

— Насколько я понимаю, для кремлевского режима важно, чтобы Олег не умер в российской тюрьме, дабы продолжать эту жестокую игру. Если оперировать логикой, очевидно, что на каком-то этапе президенту России будет выгоднее отдать Сенцова.

По сути, речь идет не только об Олеге, но и обо всех украинских политзаключенных, ставших для Путина политическим товаром на международных переговорах. Вспомните, освободить донецкого ученого-религиоведа Игоря Козловского его лично просил президент Чехии Земан, отпустить Умерова и Чийгоза — президент Турции Эрдоган. О Сенцове просят все — от мировых знаменитостей до главы Парламентской ассамблеи Совета Европы. Наверняка многие наши западные партнеры не раз предлагали Путину: «Отдай ты этого Сенцова. Зачем он тебе нужен?», а тот взамен требует от них каких-то политических уступок. То есть идет торг, на кону которого судьба конкретного человека. Вот что самое страшное.

В мировой практике есть прекрасная история израильского солдата Гилада Шалита, которого абсолютно неравноценно обменяли на 1027 палестинцев (25 июня 2006 года капрала Шалита похитили террористы, 18 октября 2011-го его передали израильской стороне, за что та освободила палестинцев, более 400 из которых осуждены по обвинению в терроризме и убийстве около 600 израильтян.- Авт.). Израиль, когда речь шла о спасении своего гражданина, вообще ни на миллиметр не сдвинулся в своих требованиях.

Почему, собственно, Кремль удерживает в заложниках украинцев? Потому что хочет от официального Киева политических уступок типа признания «гражданской войны». При нынешней украинской власти они их не получили. Поэтому можно уверенно сказать, что такая иезуитская практика будет продолжаться и после выборов.

Не знаю, чем закончится голодовка Сенцова. Ситуация очень печальная. Да, объективно это его личное решение. Когда Олег его принимал, то прекрасно осознавал, что у мирового сообщества рычагов влияния на Путина совсем немного. По-настоящему бороться за Украину, а тем более за одного ее гражданина никто не будет.

— Наверное, то же самое можно сказать и о судьбе нашего коллеги из «Укринформа» Романа Сущенко, арестованного 30 сентября 2016 года ФСБ по сфабрикованному обвинению в шпионаже и приговоренного к 12 годам колонии строгого режима, и остальных политзаключенных.

— Можете назвать в этом списке любую фамилию, не ошибетесь.

Я Сущенко знаю лично, мы много лет знакомы. Все суды по его делу проходили в закрытом режиме, потому что он якобы украинский супершпион, знающий важную военную тайну российского государства. Его обвинили в том, что он интересовался перемещениями частей российской армии на Донбасс. Но этим же интересуется любой украинский журналист, который не пишет про котиков.

Роман внешне всегда спокоен, но за полтора года у человека стало больше седых волос… Очень важно было дать ему понять, что он не один. Даже встретиться взглядом на доли секунды — это уже много, поверьте.

Помните, как Россия первый раз показала миру «украинского террориста» Евгения Панова (10 августа 2016 года ФСБ заявила о предотвращении терактов в Крыму, якобы подготовленных украинской разведкой; были задержаны трое украинцев — Андрей Захтей, Редван Сулейманов и бывший участник АТО Панов; 13 июля Панова приговорили к восьми годам лишения свободы. — Авт.)? Когда Панова в наручниках заводили в Лефортовский суд, в его глазах вообще не было признаков жизни.

И только после того, как он увидел наш микрофон с логотипом телеканала «1+1» и понял, что хоть кто-то им интересуется, во взгляде появился блеск. Конечно, это на его судьбу никак не повлияло, но…

Вряд ли журналисты могут сделать что-то большее в подобной ситуации. Мы пишем новости и статьи. Но для наших соотечественников присутствие на судилище в России украинских корреспондентов очень важно.

— Вы много ездите по России?

— Все зависит от редакционных заданий. Крайний раз в конце июня посетил город Лабытнанги, где в тюрьме «Белый медведь» отбывает наказание Сенцов. Сопровождал уполномоченного Верховной Рады по правам человека Людмилу Денисову.

Это была очень интересная командировка. Скажу одно: россиянам досталась такая громадная страна, которую можно изучать и изучать.

Летом в Лабытнанги добраться не так сложно: из Москвы до Салехарда на самолете, дальше на такси до Оби, потом такси заезжает на паром, который идет на другой берег реки, и оттуда уже в город. Лабытнанги находится за Полярным кругом. Там в июне еще не лето, а в июле — уже не лето. Нам местные жители рассказали, что мы попали в идеальную пору: светит солнце (полярный день), не холодно, не очень сильно грызут мошка и комары. Обычно такой относительный комфорт длится примерно месяц.

Самый тяжелый период — когда гигантская река еще не застыла. Ведь на Оби никакого моста нет и в помине. Это же не оккупированный Крым, а российский регион, поэтому мост никто строить не планирует, хотя дискуссии на эту тему длятся десятилетиями. Так вот, люди добираются туда или вертолетом, или на специальной машине на воздушной подушке, которая может перемещаться по тонкому льду.

Не скажу, что в том регионе разруха и прочее, как мы представляем российскую глубинку. В Салехарде, столице Ямало-Ненецкого автономного округа (он занимает одно из ведущих мест в России по запасам и добыче углеводородов), очень много новых админзданий и красивых домов. Визуально вроде все нормально… Тем не менее впечатления от поездки тяжелейшие.

Я на телефон снял видео, как 28 июня кортеж российского омбудсмена Москальковой едва не переехал Денисову, прибывшую в Лабытнанги после договоренностей Путина и Порошенко о том, что обе дамы посетят места заключения в Украине и России. Эти кадры посмотрели сотни тысяч человек.
Позже Москалькова рассказала, что видела Сенцова и состояние его здоровья «удовлетворительное», что он под наблюдением врачей и вообще у него все хорошо. Раньше она же вещала о «лечебном голодании», о том, что Олег, который ничего не ест, набрал вес. Однако показать Сенцова они очень боятся. Мы проделали такой путь, чтобы вернуться ни с чем…

— Следующая тема — война на Донбассе. Что в России говорят о возможном введении миротворцев? Официальную реакцию мы знаем. А в журналистском сообществе?

— Мне кажется, они четко понимают, что миротворческой миссии в формате, какой хочет Российская Федерация, не будет. Путин прекрасно знал, что в мире будут против его идеи (она была вброшена ради того, чтобы перехватить инициативу у Порошенко) разместить миссию вдоль линии разграничения — вроде бы ради безопасности сотрудников ОБСЕ. Фактически он предложил легализацию оккупированных территорий.

Рассчитывать на сдвиг в вопросе введения миротворцев, думаю, не стоит. Где-то полгода назад гауляйтер Донбасса образца 2014 года гражданин России Александр Бородай в интервью одному из росСМИ заявил, что «Россия на Донбасс пришла навсегда». По сути, Кремль эту политику и ведет. Какие-то предложения и идеи, исходящие оттуда, — это просто слова ради отвлечения внимания и попытка послать сигнал, в первую очередь на Запад, что овцы могут договориться с голодным волком. Не более того.

Мой прогноз: никаких миротворцев не будет, если не произойдет каких-то потрясений в самой России — экономических или еще каких-нибудь. Но в среднесрочной перспективе таких предпосылок нет. Запас прочности «за поребриком» очень большой. Плюс телевизор делает свое дело. Народу каждый день внушают, что он «встает с колен». Россияне ради такой высокой цели готовы терпеть сколько угодно. Результат Владимира Путина на выборах в 77 процентов — абсолютно настоящий. Это не нарисованные цифры.

Тем временем Донбасс за четыре года превратился в выжженную территорию: заводы там закрывают, шахты затапливают, с экологией беда, уровень жизни — хуже некуда, потому народ оттуда бежит и в Россию, и в Украину. Но даже если там все сравняют с землей, оккупанты все равно не уйдут. Ведь это будет воспринято как «слабость Путина».

— Что в России говорят о возможном получении томоса об автокефалии Украинской православной церкви?

— В РФ четвертая ветвь власти — православная церковь, а не журналистика. Журналистики как таковой нет. Там одна сплошная пропаганда. А это две большие разницы. Журнализм подменила церковь. Причем это произошло давно.

Что касается томоса, то россияне включили на полную мощь все рычаги, чтобы заблокировать нам процесс его получения. Вариантов очень много. Вплоть до дискредитации Вселенского патриарха Варфоломея. То есть набор пропагандиста наивысшего уровня используется на полную катушку, как использовался в свое время в СССР, Германии, тех же Штатах. Механизмы одинаковые. Плюс подкуп никто не отменял.

Обретение украинской церковью независимости подается в России как попытка «бандеровцев» и «укрофашистов» оторвать Россию от Украины. Когда им задаешь резонный вопрос: «Ребята, вы же первыми это начали — сначала в Крыму, потом на Донбассе. Окончательный разрыв случился, когда вы в августе 2014 года долбили из Ростовской области по Саур-Могиле. И вы после этого ожидаете иной реакции нашего общества?» — они снова заводят свою мантру о едином народе и великой Руси.

Как можно ходить в церковь, которая говорит, что защищать свою страну — грех? Многие украинские попы Московского патриархата работают на российское государство. Они оболванивают прихожан. Странно видеть в Киеве и других городах крестные ходы с требованием мира. Пусть эти священники соберут свою паству и поводят ее вокруг Кремля и по Красной площади. Вот когда они это сделают, мое мнение об этой церкви, возможно, изменится. Хотя это из области фантастики.

Украина должна иметь свою церковь. Надеюсь, что это произойдет. И даже тогда любители московских попов все равно смогут ходить в какую хотят церковь. У нас, слава Богу, светская страна. Обязательной религии нет.

Мой сын родился в Москве. Но мы его крестили в Киеве в Михайловском соборе — храме Киевского патриархата. Это наша с женой принципиальная позиция.

— В следующем году в Украине пройдут выборы. Они наверняка будут жесткими и сложными. Понятно, что Кремль не бездействует. До какой степени цинизма могут дойти в Москве?

— Цинизм вообще характерен для политики, а тем более для политики Кремля. Его влияние на предвыборную гонку будет очень активным. Собственно, там давно уже плотно занимаются нашими выборами. Инструментарий достаточно богат. В первую очередь это российское телевидение, которое в свободной Украине посматривают любители «русского мира».

Знаю людей, которые сбежали из Горловки в Киев, где им спокойно и комфортно, но при этом любят Путина. А когда дети им говорят: «Возвращайтесь в таком случае домой», отвечают: «Мы не хотим. В „ДНР“ нет порядка, нет пенсий, нет нормальной еды».

Если мы заговорили о пропаганде, то ведь и в Украине есть абсолютно легальные телеканалы, продвигающие российскую точку зрения.

— И газеты, и сайты…

- …которые всем известны. Вопрос только в одном: точно ли в Украине хунта, а не вяловатая и увлеченная собственными делами власть?

Но факт остается фактом. В Кремле прекрасно осознают, что в обозримом будущем так называемого пророссийского кандидата в нашей стране не будет.

— Уверены?

— На данном этапе — да. Его не было и до войны. Янукович никогда не был таковым. Он Кремль устраивал, потому что с глупыми всегда легче работать. Но это отдельная тема.

— Недавно вы написали, цитирую: «На выборах будут торговать „миром“, и чем больше внутри Украины будут спекулировать на этой теме, тем меньше шансов устоять нам всем». И дальше: «В любом случае нас ждет веселый 2019 год, а после выборов еще меньше стабильности на политическом олимпе».

— Главная задача Кремля — любым путем добиться перезагрузки власти в Украине, чтобы потом наши новые полубоги говорили, что в потере Крыма и части Донбасса виновата не Россия. Естественно, Москва будет стараться подыгрывать политическим силам, продвигающим так называемую мирную повестку. Но эта повестка — иллюзия. Это предложение Украине капитулировать на российских условиях. Если кто-то думает, что после этого на Донбассе перестанут стрелять или уровень жизни в стране станет выше, это глубочайшая ошибка. Будет только хуже.

Витрина «русского мира» у всех перед глазами. Это Донецк — богатейший украинский город, который по многим параметрам мог дать фору Киеву. Сейчас жилье там стоит копейки, предприятия не работают, аэропорт разрушили русские оккупанты, бизнес «отжимают» главари боевиков и т. д. Мне кажется, только полный кретин до сих пор может думать, что Путин придет и спасет Донбасс.

Да, некоторые хотели российских пенсий, только почему-то оккупационные власти время от времени организовывают митинги с целью потребовать денег от Украины. Всем, кто позарился на российские пенсии, напомню диалог Медведева с крымскими стариками, которые по своей наивности окружили «царя» и стали кричать, что им восьми тысяч рублей на жизнь не хватает. А тот им сказал: «Денег нет, но вы держитесь!» — и пожелал «хорошего всем настроения».

Думаю, что такой оплошности политтехнологи больше никогда не допустят. Общение с неподготовленной челядью исключено.

— Рано или поздно война завершится. Как нам потом строить диалог с жителями временно неподконтрольной части Донбасса?

— Правильнее добавить сюда и Крым. Эти два региона разделять нельзя. По сути, и там, и там оккупация. Только разные методы и разные последствия.

Прежде всего необходимо украинское телевидение на русском языке. Это очень важно. Я стопроцентный сторонник единственного государственного языка. Но с людьми, которые находились в оккупации, надо говорить на том языке, который они лучше понимают. Объективно Донбасс — русскоязычный регион. Ничего страшного в этом нет. Русскоязычных у нас в стране много. И это никоим образом не означает, что эти люди пророссийские. Очень часто даже наоборот.

Главный посыл жителям Донбасса должен быть следующим: вы все наши граждане, такие же, как и все остальные.

Первый тезис. Участников боевых действий выносим в отдельную категорию. Для них в Минских соглашениях предусмотрена амнистия — прекрасный инструмент для решения конфликтных ситуаций.

Второй тезис — у всех регионов будут одинаковые права. Говорить, как предлагают в России, о создании федерации или еще чего-то, никто не станет. Донбасс точно не будет в теле украинского государства российской занозой. Это главное, что надо объяснить людям.

Несмотря на все сложности на выборах, уверен, что ни одна политическая команда на федерализацию Украины не пойдет, ведь это значит добровольно поделиться властью с Путиным.

…Завершу вот чем. Знаете, будучи в отпуске, я проехал значительную часть Украины. Могу сказать одно: страна меняется. И это здорово. Поверьте, я перемены вижу гораздо лучше тех, кто здесь живет постоянно.

Фото Facebook Романа Цимбалюка

Читайте также
Новости партнеров

Из предвыборного выступления кандидата в депутаты: «Выбрав меня, вы получите то, чего у вас нет, не было и никогда не будет!»