Интервью со звездой

При знакомстве Майкл Дуглас сказал: "Я хотел бы стать отцом твоих детей", — Кэтрин Зета-Джонс

14:04 30 декабря 2018   6109
Кэтрин Зета-Джонс и Майкл Дуглас с детьми
Инф. «ФАКТОВ»

Вне всяких сомнений Кэтрин Зета-Джонс — одна из самых эффектных и талантливых голливудских актрис на сегодняшний день. В ее активе целый ряд престижных кинонаград, включая премию «Оскар». Однако не так давно 49-летняя кинозвезда была вынуждена сделать заметный перерыв в карьере. Поклонники всерьез обеспокоились. Выяснилось, что это было связано со здоровьем Кэтрин. Затем она и ее супруг, знаменитый актер и продюсер Майкл Дуглас объявили, что намерены какое-то время пожить отдельно. К счастью, этот период оказался непродолжительным.

В 2018 году актриса порадовала зрителей двумя прекрасными работами в американских сериалах «Кокаиновая крестная мать» и «Королева Америка». Зета-Джонс доказала, что находится в прекрасной творческой форме.

Обо всем этом и о многом другом Кэтрин откровенно рассказала в интервью британской журналистке Лоре Пуллман. Их встреча состоялась в номере отеля Montage Beverly Hills в Лос-Анджелесе, который сдается за 1400 долларов в сутки. Зета-Джонс готовилась к фотосессии для одного из глянцевых журналов. Она была в платье для коктейля от Dolce & Gabbana и туфлях на высоченном каблуке.

Эксклюзивное право на публикацию этого интервью в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— В начале ноября вы присутствовали на церемонии открытия персональной звезды вашего мужа на Аллее славы в Голливуде. Там были также его отец Кирк Дуглас, старший сын Майкла от первого брака Камерон, даже Джейн Фонда. Но не было ваших с Майклом детей. Почему?

— О, это был разгар учебного года. Наши сын и дочь увлечены учебой. Мы с Майклом решили, что будет неправильно срывать их с занятий даже по такому случаю. Знаете, я особенно ревностно к этому отношусь. Будто сама учусь наравне с нашими детьми.

— Если не секрет, где они получают образование?

— Дилану 18 лет, и он стал студентом университета Брауна на Род-Айленде. Его приняли в братство плюща!

— Поздравляю! Это престижный университет. Там учились и учатся многие известные люди. Например, дочь Брюса Уиллиса и Деми Мур Скаут Уиллис. Или Эмма Уотсон, которая играла Гермиону в фильмах о Гарри Поттере…

— Я вас прошу! Дилан попал в этот университет не потому, что он из богатой семьи. Есть кое-что, чего не купишь за деньги. Это действительно престижное учебное заведение. И мой сын поступил в него, потому что очень умен. Знаете, Дилану было всего четыре года, когда я побывала с ним в лондонском Тауэре и музее Уинстона Черчилля. И он все-все запомнил, что нам там рассказывали. У него потрясающая память. Кэрис пока учится в школе, но мы надеемся, что наша дочь тоже поступит в университет Брауна. Или в Колумбийский университет.

— Для вас это так важно?

Да, и могу объяснить, почему. Я родилась и выросла в Суонси. Это второй по величине город в Уэльсе. Моя мать шила платья для местных леди. Отец владел небольшой кондитерской фабрикой. Но доходов не хватало, чтобы дать дочери хорошее образование. Однажды родителям повезло — выиграли в бинго 100 тысяч фунтов! Мама сразу отдала меня в школу балета и танцев. Как вы понимаете, там нас учили несколько иным предметам. А в девять лет я получила уже свою первую роль в мюзикле «Энни». В 15 лет стала профессиональной актрисой, играла на театральной сцене.

Скажу честно — у меня не было детства в его традиционном понимании. Я не сидела за учебниками. Никогда не училась в колледже, не говоря уже об Оксфорде, к примеру. Но меня всегда тянуло к этому. И могу сказать откровенно, что продолжаю получать образование вместе с Диланом и Кэрис. И мне это нравится. Я впитываю знания, как губка. Знаете, у нас с Майклом круг общения вовсе не ограничен голливудскими знаменитостями. Мы с мужем родились в один день — 25 сентября, только с разницей в 25 лет. Не знаю, может, это астрология, может, еще какая необъяснимая вещь, но мы легко сходимся с одними и теми же людьми. Майклу нравятся мои старые друзья, те, с кем я когда-то играла вместе в театре Дилана Томаса в Уэльсе. А я быстро подружилась с миллиардером Генри Крависом, супругами Джоном и Сьюзан Хесс. Они тоже миллиардеры, их семья занимается нефтяным бизнесом. Мы также дружим с семьей Лаудер.

— Это владельцы Estée Lauder? Косметической компании?

— Да. И я свободно беседую с ними о бизнесе, политике, искусстве.

*Свой единственный пока «Оскар» актриса получила за роль в мюзикле «Чикаго»

— Среди ваших с Майклом друзей только миллиардеры?

— Зачем вы так? Круг нашего общения широкий. Мы хорошо знакомы с Биллом и Хиллари Клинтон, с Бушами, Джимми Картером.

— А с Дональдом Трампом?

— И с ним тоже. Мы раньше виделись чаще, всякий раз, когда бывали в Нью-Йорке. Трамп очень дружелюбен. Но никогда не подумала бы, что он станет президентом США! С Дональдом было весело в компании. Майкл говорит, что с ним невесело как с президентом…

— Вижу, дома вы часто говорите о политике.

— О, да! Майкл — демократ до мозга костей. Я и дети тоже очень демократичны. А вот мой отец… Он поддерживает Трампа и Brexit! Представляете? Я не могу его понять. Такое ощущение, что кто-то хорошенько промыл моему папе мозги. Я даже знаю, кто. Он слишком много смотрит телевизор. И совсем не те каналы, которые следует смотреть. Когда мои родители прилетают к нам в гости, Майкл сразу просит моего отца: давайте не будем говорить о политике. И не важно, о какой — американской, британской, немецкой. Отец соглашается. А потом начинается! Политические дебаты вспыхивают обычно за завтраком. И продолжаются до обеда. Потом небольшой перерыв на сон или прогулку на свежем воздухе. А за ужином споры вспыхивают вновь. И так происходит бесконечно. Но нам всем это нравится.

— А вы против Brexit?

— Безусловно. Я остаюсь британской подданной. И меня все это очень беспокоит. Когда был референдум, я находилась здесь, в США. И не могла голосовать. Если бы была в Британии, голосовала бы против выхода из ЕС.

— Почему?

— Уверена, британцам толком никто не объяснил, что повлечет за собой Brexit. Теперь все видят, сколько проблем свалится на голову простых людей. Если бы британцы знали, что их ждет, они бы проголосовали иначе.

— Вы поддерживаете старые британские традиции, судя по всему.

— Скажу больше, я — убежденная роялистка. В мае, когда была свадьба принца Гарри и Меган, я развесила по всему дому британские флаги. На камине, на всех полках у нас стояли фотографии королевы Елизаветы II, жениха и невесты. И мы всей семьей смотрели телерепортаж о венчании. Я серьезно вам говорю. Мы были в тот день в Нью-Йорке. И это было 4 часа утра по местному времени. Несмотря на это, мы сидели за столом перед телевизором и пили чай со сливками. Не верите? Я надела бальное платье. Кэрис была в вечернем платье от Oscar de la Renta, Дилан — во фраке и цилиндре. А Майкл руководил чайной церемонией. Это был чудесный день.

— Судя по всему, у вас прекрасные отношения с детьми. А ведь у них сейчас трудный возраст. В чем секрет?

— Я думаю, главное — это взаимное доверие. Когда у родителей нет тайн от детей, дети тоже откровенны. И никакой подростковый нигилизм не способен такие отношения разрушить. Мы с Майклом говорим с нашими детьми обо всем, даже о самых неприятных, болезненных вещах. У нас несколько домов — в Бедфорде, штат Нью-Йорк, в Канаде, на Мальорке, в Уэльсе. Скрывать не стану, дома довольно просторные. В каждом из них есть несколько спален. И друзья Дилана и Кэрис часто остаются у нас ночевать, где бы мы ни были.

— И в ваше отсутствие тоже?

— Да, и в наше отсутствие. И не нужно спрашивать меня, прячем ли мы алкоголь. Я спиртное вообще не употребляю. Майкл с некоторых пор — тоже. Дети берут с нас пример. В нашей семье алкоголь не есть проблема.

— Вы сказали, что обсуждаете в присутствии детей любые вопросы. В этом году одна женщина публично обвинила вашего мужа в сексуальных домогательствах, непристойном поведении…

Вижу, куда вы клоните. Это произошло в январе. Бывшая подчиненная Майкла (она работала в его продюсерской компании) заявила, что в 1989 году, когда они вместе работали над сценарием, он начал мастурбировать перед ней. Эти обвинения причинили боль не только мне, но и нашим детям. У нас состоялся долгий, неприятный и очень откровенный разговор дома. Да, в присутствии Дилана и Кэрис. Я твердо потребовала, чтобы Майкл рассказал нам все. Я сказала: «Лучше мы это услышим от тебя, чтобы быть готовыми ко всему. Ты же понимаешь, если всплывут еще какие-то подробности этой грязной истории…»

Муж перебил меня. Майкл заявил, что никакой истории нет и никогда не было. Эта женщина, о существовании которой я понятия не имела до того самого момента, взялась ниоткуда и обвинила моего мужа во всей этой грязи, которую я с моими моральными устоями никак не могла принять, просто солгала. «Время покажет, где вранье, а где правда», — сказал нам Майкл. Мы ему поверили. Для меня эти лживые обвинения вдвойне неприятны, поскольку я искренне поддерживаю движение #MeToo. Да, я считаю, что с женщинами в Голливуде обращались до недавнего времени несправедливо. И женщины просто обязаны поддерживать женщин. А каждое такое лживое обвинение ставит под сомнение правдивые истории и отбрасывает все движение на 20 лет назад.

— Раз мы затронули эту тему… Кэтрин, вы получили свой «Оскар» в 2003 году за роль в фильме «Чикаго». Это абсолютно заслуженная награда. «Чикаго» снимала продюсерская компания Харви Вайнштейна. Этот человек стал символом всей той грязи, которую вы не приемлете. Скажите, как он вел себя по отношению к вам?

— Если бы Вайнштейн что-то позволил себе тогда, я была бы первой, кто рассказал всем об этом! Когда снимали «Чикаго», я уже была женой Майкла Дугласа. Думаю, это послужило мне хорошей защитой.

— Иными словами, Вайнштейн не рискнул домогаться супруги Дугласа?

— Да. Не могу утверждать, что только брак с Майклом служил для меня броней. Хищник всегда остается хищником, вы меня понимаете. Но все же замужество сделало меня менее уязвимой. Не могу сказать — неприкасаемой.

Читайте также: На съемках «Человека-муравья» чувствовал себя идиотом, — Майкл Дуглас

— Как вы познакомились с Майклом?

— О, за это нужно благодарить Дэнни де Вито. Признаюсь, Майкл мне нравился. Впервые я увидела его на экране в фильме «Роман с камнем». И сразу подумала: какой сексуальный мужчина! Когда вышла в прокат «Война Роуз» (1989 год. — Ред.), я первую неделю бегала в кинотеатр по два раза на день. И вот я сама стала актрисой. Знаю, что Майкл увидел меня впервые в фильме «Маска Зорро» (1998 год. — Ред.). Он смотрел его вместе с де Вито. И признался, что ему очень понравилась актриса. Знаете, меня после этого фильма многие считали в Голливуде испанкой или латиноамериканкой.

Мой отец валлиец, мать ирландка. У меня такой необычный акцент. В Америке его многие путают с латиноамериканским. А тут еще мой бешеный темперамент. И роль в «Маске Зорро», и мой партнер по фильму — Антонио Бандерас. Короче, все один к одному. И Майкл тоже думал, что я испанка. А он очень любит Мальорку… Дэнни все это прекрасно знал и познакомил нас при первой же возможности. И знаете, что первое сказал мне Майкл, когда нас представили друг другу? «Я хотел бы стать отцом твоих детей», — произнес он, глядя мне прямо в глаза! Господи, это было будто вчера. А нынешней осенью мы отпраздновали уже 20-летие нашей свадьбы…


* Многие зрители, включая Майкла Дугласа, увидели Кэтрин Зета-Джонс впервые в фильме «Маска Зорро» и приняли ее за испанку

— Ваш брак можно назвать счастливым?

— Уверена в этом. Думаю, люди сегодня слишком легкомысленно относятся к браку. В каждой семье бывают взлеты и падения в отношениях между супругами. Но это ведь не повод разводиться после каждой ссоры? Нужно бороться за свою семью. Признаюсь честно, я благодарна Майклу за его мудрость и выдержку. С моим взрывным характером крайне сложно уживаться. Я как болид Формулы-1. Со старта до 200 километров в час за две секунды! При этом всякий раз рисую себе самый ужасный сценарий. Майкл называет меня «Леди Конец Света». Вы не представляете себе, что я ему устроила, когда он заявил в одном из интервью, что причиной его рака горла являются частые занятия оральным сексом! Вот говорю об этом, а у меня сразу костяшки пальцев побелели.

— Вы поддерживали Майкла, когда он лечился от рака. Это был очень тяжелый период. А потом в клинике оказались вы сами, правда, по совершенно иной причине. С этим был связан ваш перерыв в карьере?

— И перерыв в карьере, и наше решение какое-то время пожить отдельно. Я оказалась уязвима совсем в другом. В 2011 году мне поставили диагноз — биполярное расстройство второго типа. Это психическое заболевание, которое проявляется в частой необъяснимой смене настроения, депрессии, маниакальности. Мне пришлось лечь в клинику на какое-то время. Диагноз серьезно напугал меня. Я понятия не имела, что это такое. Прежде объясняла для себя проявления этого расстройства усталостью, постоянным волнением из-за болезни Майкла. Мне казалось, если об этом узнают газетчики, все вокруг станут показывать на меня пальцем и говорить, что Кэтрин ку-ку! К счастью, у меня оказалась легкая форма. К тому же, когда мы сами сделали заявление о моем расстройстве, мне стало легче. Я уже не боялась, что кто-то извратит правду. Второй раз я бы такое не пережила.

— Второй? А был первый?

— Был. Представляете, что испытала я с детьми, когда в газетах написали: «Майклу Дугласу осталось жить 10 недель». Мы возненавидели журналистов!

— Как вы сейчас себя чувствуете?

— Спасибо, со мной все в порядке. Все наладилось, когда мы с Майклом снова стали жить вместе. Наше раздельное проживание, а это была моя инициатива, к счастью, оказалось коротким. И сегодня мы близки как никогда.

— И больше никаких ссор?

— С моим характером? Хорошо, что у мужа отменное чувство юмора. Говорят, существенная разница в возрасте между супругами рано или поздно обязательно скажется на отношениях. Ерунда! Мы вдвоем смеемся над этим утверждением. Часто подшучиваем друг над другом. Вот 9 декабря его отцу исполнилось 102 года. Мы вернулись после празднования домой, и я сказала Майклу: «Надеюсь, ты не такой долгожитель. Не собираюсь терпеть тебя до такого возраста». Он улыбнулся: «А я не против, чтобы тоже прожить 102 года». «Тогда в ближайшие пару лет проведем перегруппировку и посмотрим, что из этого выйдет!» — парировала я.


* У Кэтрин сложились прекрасные отношения с ее легендарным свекром Кирком Дугласом и сыном Майкла от первого брака Камероном

— В новом сериале «Королева Америка» вы играете, простите, настоящую стерву, которая готовит девушек к участию в конкурсах красоты. Ваша героиня страдает булимией. Вы знакомы лично с таким расстройством?

— Я же профессионально занималась танцами. Конечно, я знаю, что такое и булимия, и анорексия. Мне было 17, когда получила роль в мюзикле «42-я улица». Нас гоняли безжалостно. Требовали, чтобы мы были худыми, как спички. Взвешивание несколько раз в день. Прибавка в весе на один грамм — почти смертный приговор. Я видела такие страшные случаи булимии и анорексии, что лучше не вспоминать! О каком женском здоровье может идти речь при таких нагрузках и жесточайших диетах! Никто не говорил, что мы станем здоровее. Волновало одно — чтобы мы стали худее! Но я прошла через это.

Читайте также: Обожаю высокие каблуки, а ходить на них так и не научилась, — Джулия Робертс

— Вам не кажется, что в наше время конкурсы красоты — это некий архаизм, который унижает женское достоинство и должен уйти в прошлое?

Вы серьезно так думаете? Я вам так отвечу: вся наша жизнь — это один сплошной конкурс красоты! Симпатичные девушки легче и удачнее выходят замуж, им проще сделать карьеру. Вы считаете, я говорю ужасные вещи? Но это правда! Знаете, в США к этому относятся проще. Это в Великобритании до сих пор говорить открыто о таком все еще считается дурным тоном. Или вы верите, что с исчезновением конкурсов красоты исчезнет и женское половое неравенство? Боже мой, неужели вы думаете, что мужчины и женщины в нашем обществе равны? Тогда почему вдруг всплыла эта грязь с Харви Вайнштейном? Почему возникло движение #MeToo?

Давайте не будем ханжами. Разве дело только в конкурсах красоты, в том, что красивых девушек показывают по телевизору, когда они ходят по сцене и пытаются перещеголять друг дружку стройностью фигуры, нарядом, улыбкой? По-моему, это куда честнее, чем столь популярные в последнее время сайты знакомств, где женщины и мужчины выставляют чужие фотографии и дают неправдивое описание своей внешности, привычек, интересов, цели знакомства. Знаете, в своем родном Суонси я должна была бы ответить на вопрос о своей успешной карьере примерно так: «Да, мне вручили „Оскар“, но, право, не знаю, чем я лучше других, чем его заслужила…» Нет уж, не собираюсь я больше извиняться перед другими за то, что добилась успеха, что у меня и моего мужа многомиллионное состояние, что мы с ним счастливы в браке, что у нас прекрасные дети, что я, в конце концов, красивая привлекательная женщина!


* Кэтрин считает свой брак с Майклом счастливым. Она гордится успехами детей в учебе. Снимок сделан в 2015 году. Фото Getty Images

— Вы не любите Суонси?

— Я обожаю этот город! Обожаю Уэльс и искренне считаю, что это самое красивое место на нашей планете. Очень жалею, что бываю там не чаще одного раза в год. А еще жалею, что так и не выучила валлийский язык. Моя учительница в школе очень сердилась на меня. Она говорила, что у меня нет патриотических чувств. А я ей всегда отвечала на это, что люблю Уэльс, люблю людей, которые живут в нашем краю. Но я знаю, что, как только отъеду на несколько миль от Суонси, мне не с кем будет разговаривать на валлийском. При этом я горжусь тем местом, где родилась и росла. И надеюсь, что мои земляки гордятся мною и тем, чего я добилась.

Читайте также: Трудно строить нормальные отношения с мужчиной, работая в шоу-бизнесе, — Дженнифер Лопес

— Скажите честно, ваша внешность помогла вам сделать карьеру?

— Сделать карьеру мне прежде всего помогло мое упрямство. Когда я в 17 лет бегала на просмотры, пробы и прослушивания, никогда не сдавалась после первой неудачи. Часто проделывала такую штуку. Скажем, меня забраковали. Я тут же мчалась домой, переодевалась, меняла прическу. Если была с распущенными волосами, значит, стягивала их в тугой узел сзади, смывала макияж, могла надеть очки и летела обратно. И меня брали со второго или третьего раза! Однажды проделала этот трюк на просмотрах к мюзиклу Эндрю Ллойда Уэббера. Он меня раскусил. Я до сих пор храню записку с отказом, которую он собственноручно написал и велел передать мне. В ней говорится: «Вы слишком красивы для этой роли».

— В ходе нашей беседы вы так лихо упомянули Формулу-1. Разбираетесь в автогонках?

— Я обожаю все виды спорта. Серьезно. Смотрю Формулу-1, баскетбол. Стала поклонницей американского футбола. Болею за «Нью-Йорк Джетс». А еще по-прежнему болею за футбольный клуб «Суонси-Сити». И меня бесит, что он не играет в английской Премьер-лиге.

— Вы только болельщица?

— Почему же? По-прежнему регулярно занимаюсь в танцевальном зале, особенно люблю чечетку. Это тоже спорт, если хотите. Играю в теннис и гольф. Моя мама всегда говорит: «Кэтрин, если бы не твои титьки, я бы думала, что родила мальчика!»

— Не обижаетесь?

— Конечно, нет. Но обижаюсь на Майкла, когда он говорит мне: «Дорогая! Лучше всего у тебя получается ничего не делать». Представляете?

Как сообщали ранее «ФАКТЫ» Майкл Дуглас и его знаменитый отец Кирк Дуглас установили своеобразный рекорд — снялись в 160 фильмах на двоих.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Laura Pullman/ he Sunday Times/The Interview People)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мама маленького мальчика так громко крикнула на всю улицу: «Брось каку!», что четыре мужика, оглядываясь, выбросили сигареты, а пятый шарахнулся от жены...