БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой

Вживаясь в образ Росомахи, ходил дома с привязанными к рукам когтями — порезов было… — Хью Джекмен

15:04 31 марта 2019 1737
Хью Джекмен в роли Росомахи
Инф. «ФАКТОВ»

Хью Джекмен — универсальный актер: прекрасно поет и танцует, выполняет большинство трюков сам, хорош в боевиках, комедиях, драмах, мюзиклах. В современном кинематографе довольно редко встретишь таких звезд. Чаще всего артисты выбирают определенный жанр, который принес им наибольший успех, и снимаются только в нем. Джекмен, которому в октябре прошлого года исполнилось 50 лет, смотрит на это иначе. Он не боится пробовать что-то новое.

Миллионы зрителей знают и любят его как Росомаху, одного из героев суперпопулярной киносерии «Люди Икс». Другим он запомнился в романтических комедиях «Кейт и Лео» и «Флирт со зверем». Даррен Аранофски снял Джекмена в культовом фильме «Фонтан». А Кристофер Нолан — в нашумевшем «Престиже». Два «Золотых глобуса» актеру принесли мюзиклы «Отверженные» и «Величайший шоумен».

Джекмен отличается от большинства других кинозвезд еще и тем, что не попадает ни в какие скандалы. Он уже много лет женат. Не заводит романы на стороне. Помогает своим братьям и сестрам. Выходит, Хью Джекмен — идеальный мужчина без недостатков? Он сам так не считает. И честно рассказывает о своей жизни и карьере в откровенном интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Признаюсь, начало нашей с вами беседы должно было быть другим, но на днях вы приняли участие в церемонии вручения премии Global Teacher Prize лучшему учителю года. Признайтесь, для вас это было просто еще одной возможностью покрасоваться на публике или чем-то большим и важным?

— Не собираюсь никого переубеждать. Или оправдываться. Просто расскажу, как есть, а выводы делайте сами. У меня два родных брата и две родные сестры. Еще есть единоутробная сестра. Мы привыкли помогать друг другу. Нас так научили наши родители. Я — христианин. И с детства верю в то, что алчность — это смертный грех, а стремление помогать ближнему — хорошее дело. Мне тоже много помогали. Если хотите, теперь я просто возвращаю долги. Да, мне повезло в жизни. Я ни в чем не нуждаюсь. Хватает мне, моей семье. И еще остается. Как раз тем, что остается, я делюсь с нуждающимися. Не люблю об этом рассказывать, потому что дело важнее слова, но ваш вопрос меня вынуждает. Я участвую во многих благотворительных проектах. Делаю регулярные пожертвования. От 50 тысяч долларов и больше.

— На какие цели?

Самые различные. С моим другом Дэниелом Крэйгом (британский актер, исполнитель роли Джеймса Бонда. — Ред.) мы собрали более 1,5 миллиона долларов на борьбу со СПИДом. Это проект Broadway Cares. В него отчисляются доходы от бродвейских постановок. Это было в 2009 году. Спустя два года я перевел уже сам еще миллион долларов. Делаю регулярные пожертвования на борьбу с нищетой. В 2011 году основал компанию Laughing Man Coffee. Это сеть кофеен. Идея возникла после поездки в Эфиопию, где я познакомился с местным фермером Дукале. Он выращивает кофе. Моя компания покупает кофе только у Дукале и его соседей. Мы помогаем им. А всю прибыль до последнего цента передаем фонду Laughing Man Foundation, который поддерживает различные образовательные и общественные программы по всему миру. Именно этот фонд ежегодно делает пожертвования в Varkey Foundation, который является учредителем премии Global Teacher Prize. Ее размер составляет миллион долларов.

В этом году деньги получил простой школьный учитель из кенийской деревни Питер Табичи. Я уверен, что этот человек правильно распорядится своим миллионом. Вы знаете, что отец Питер, а он является монахом-францисканцем, каждый месяц отдает около 80 процентов своей зарплаты на одежду и учебники наиболее нуждающимся из учеников. Многие из этих детей — сироты. А Табичи дает им знания, веру, возможности. Его ученики получают награды на международных конкурсах. Среди них есть даже лауреат премии Королевского химического общества Великобритании! Можете себе это представить? Африканец из кенийской деревни. Мне просто захотелось лично поздравить и пожать руку отцу Питеру…

— Спасибо, надеюсь, вы на меня не обиделись…

— Ни в коем случае. Так с чего вы хотели начать наш разговор?

— Первый вопрос планировался самый банальный. Хью, вы с детства мечтали стать актером?

— Нет, в детстве я хотел стать шеф-поваром на борту самолета.

— Разве есть такие?

— В том-то и дело, что нет, но я почему-то думал иначе. Ладно, расскажу все по порядку. Мои родители родились и выросли в Британии. В Австралию переехали в начале 60-х. Тогда действовала специальная программа, утвержденная австралийским правительством. Британцам предлагалась работа и давались деньги на переезд — 120 фунтов. По тем временам это была приличная сумма. Мой отец — бухгалтер. Он как-то высчитал индекс инфляции и научил меня его применять. Так вот, те 120 фунтов эквивалентны нынешним 5 тысячам 87 фунтам. А это 6 тысяч 717 американских долларов (не австралийских, заметьте). Условие было одно — переехавший должен был прожить и проработать в Австралии не менее двух лет. В противном случае он был обязан вернуть полученные деньги. Я появился на свет в Сиднее. Мне было восемь лет, когда родители развелись. Мама так и не смогла прижиться в Австралии, очень тосковала по Англии. Туда она и вернулась, забрав с собой моих сестер. А отец с нами (я и братья) остался в Сиднее. Потом мама вышла замуж во второй раз, родила еще одну дочь…

— Вы тяжело переживали развод родителей?

— Конечно. Я не мог понять, что происходит. Ругал то себя (думал, это моя вина), то своих братьев и сестер. Замкнулся в себе. Ночами часто сидел на берегу океана, смотрел на звезды и мечтал о путешествиях. Моим любимым занятием было рассматривание географических атласов и карт. Мне хотелось побывать во всех странах. Резонно полагал, что лучший способ передвижения для этого — по воздуху. Я знал, что в самолетах пассажиров обязательно кормят. И был уверен — раз подают еду, ее кто-то готовит. Значит, на самолете обязательно должен быть шеф-повар. И эта работа представлялась мне лучшей в мире.


*В романтической комедии «Кейт и Лео» Хью Джекмен сыграл аристократа, который попадает из XIX столетия в современный Нью-Йорк

— А как же профессия актера?

Конечно, я ходил в кино. Отец иногда водил нас в театр. Но играть самому? Нет, об этом я в детстве не думал. Тем более что у меня был небольшой опыт участия в школьных спектаклях. Мне это не нравилось. А потом я поступил в колледж. Должен был стать специалистом по связям с общественностью или журналистом. Доучился до последнего курса, оставался всего год. В сентябре мы выбирали себе дополнительные предметы обучения. В общей сложности нужно было записаться на 24 предмета — в противном случае могли отчислить. Мне не хватало одного, и я никак не мог определиться с выбором. Кстати, подобная нерешительность весьма характерна для меня. И друзья сказали: «Чего ты мучаешься, чувак? Записывайся на драматический курс. Там же ничего не нужно делать. Просто ходишь на занятия, кривляешься, изображаешь из себя непонятно кого. Плевое дело». Я так и сделал.

Наш преподаватель заявил, что будем ставить пьесу Вацлава Гавела «Меморандум». Затем взял список студентов, записавшихся к нему, ткнул наугад карандашом и заявил: «Главную роль будет играть мистер Джекмен». Я чуть со стула не упал. Говорю ему, у меня же никакого опыта! Последний раз выходил на сцену 10 лет назад в школьном спектакле в малюсенькой роли. У меня выпускной курс. Мне диплом защищать. Короче, я не могу. А он в ответ: «Тогда я вычеркиваю вас, мистер Джекмен, из списка своих студентов». Господи! Это значит, что я вылетаю из колледжа с треском! Я кричу ему: меня нельзя вычеркивать! А преподаватель в ответ: «Тогда главная роль — ваша».

Никогда этого не забуду. 90 процентов моего времени уходило на репетиции. Я запустил учебу. Спектакль удался. Мы даже отправились с ним в турне. Звучит громко. На самом деле мы поехали в другой колледж, где показали нашу постановку. И вот тогда я принял решение. Когда вернулся в общежитие после той поездки, зашел в комнату, где жили еще шесть студентов моего курса, меня вдруг поразила мысль: «Господи! Я потратил зря последние три года своей жизни». Понял, что выбрал не ту профессию, что мне нравится играть. Это мое призвание. Мне тогда было 23 года. И эта мысль стала главным разочарованием в моей жизни. Я проклинал себя. Отучился в школе, затем в колледже. Везде был середнячком. Упустил столько времени, совсем не занимаясь тем, что у меня, как оказалось, лучше всего получается. Хотелось сразу бросить колледж. Но я не мог так поступить. Что бы тогда сказал отцу, который помогал мне как мог. Или братьям? И я окончил колледж.

Читайте также: Моя мама, Мелани Гриффит, научила, как вести себя при сексуальных домогательствах, — Дакота Джонсон

— А как же вы оказались в актерской школе в Сиднее?

Получив диплом, я все же решил учиться актерскому мастерству. Устроился на работу и одновременно, не сказав никому ни слова, отправился на собеседование в Центр актерского мастерства в Сиднее. На следующий день получил письмо, что меня приняли. Но в этом же письме меня ждал неприятный сюрприз. В то время обучение во всех колледжах в Австралии было бесплатным. Студенты платили только за общежитие. И я к этому привык. Не представлял себе, что может быть иначе. А тут в письме говорилось, что я должен заплатить за год обучения три с половиной тысячи долларов. У меня не было таких денег. Просить отца не хватало совести. Ведь он только вздохнул с облегчением, узнав, что я нашел работу. Короче, я выбросил письмо в мусорную корзину. А на следующий день (я не шучу), именно на следующий день, я получил по почте чек ровно на три с половиной тысячи долларов! Это были деньги, которые завещала мне бабушка, мать моего отца.

— Вы серьезно?

— Я же говорю вам! Это был знак свыше! Невероятное совпадение! Я все же решил рассказать все отцу. «Папа, думаю, я уже знаю, как распоряжусь наследством», — сказал я. И сообщил об актерских курсах. Знаете, что ответил отец? «Лучшего способа потратить бабушкины деньги не вижу», — сказал он. А потом папа, простой бухгалтер, всю жизнь проработавший в одной фирме, добавил: «Сынок, думаю, талант у тебя есть. Но боюсь, ты очень тонкокожий для актерской профессии». Понимаете? Для такого человека, как он, сын, пожелавший стать актером, выглядел инопланетянином. Но отец не стал меня отговаривать. Только предостерег, дал совет. И, думаю, он был прав. Я на самом деле тонкокожий — по сей день никогда не читаю рецензии. Боюсь негативных отзывов. Учиться мне понравилось. Занятия проходили три раза в неделю, но по целому дню. А мне хотелось, чтобы мы учились восемь дней в неделю!

— О какой карьере вы тогда мечтали?

— Точно не о кино. Мне хотелось играть в театре. Мечтал попасть в труппу Королевского шекспировского театра или Национального театра в Лондоне. Видимо, давали знать о себе английские корни. Кроме того, я летал к маме каждый год. И мне нравилось в Британии.

— И ваша мечта сбылась, насколько мне известно.

— Да, в 28 лет я попал в Национальный театр. Мы ставили мюзикл «Оклахома!». И я был уверен, что достиг вершины.

— А какой была первая роль на экране?

— О, я долго отказывался сниматься. Мне казалось, что предам театр. Отверг роль в популярном австралийском сериале «Соседи». С него многие начинали из наших знаменитостей: Кайли Миноуг, Джейсон Донован. Молодые актеры готовы были драться за то, чтобы попасть в этот проект. А я отказался. В результате жизнь заставила согласиться на совершенно дурацкую роль в сериале «Закон земли». Играл футболиста. На самом деле я обожаю футбол, увлекался им и в школе, и в колледже. А тут мне нужно было играть худшего футболиста в истории Австралии. Слава Богу, это продолжалось всего неделю, иначе я бросил бы актерскую карьеру! А первую настоящую роль получил в сериале «Коррелли». Это была криминальная драма. Ее снимал телеканал ABC. Сделали только один сезон. Я играл заключенного. Главной героиней была женщина-психолог, которая общалась с преступниками. Ее играла Деборра.

— Ваша жена?

— Правильнее сказать, будущая жена. На съемках «Коррелли» мы познакомились. И это лучшее, что произошло со мной на том проекте. Это было в 1995 году. А 11 апреля 1996 года мы поженились. С тех пор вместе.


* На Деборре Хью женился в 1996 году — у них примерная семья. Фото Getty Images

— У вас двое приемных детей…

— Да, понимаю, о чем вы хотите меня спросить. Все в порядке. Эту боль мы уже пережили. У Деб было два выкидыша. Мы решили больше не рисковать. И воспитываем замечательных детей. Нашему сыну Оскару 15 мая исполняется 19 лет. А дочери Аве 14.

— Признайтесь честно, часто ругаетесь с женой?

С чего вы взяли? Спорим иногда, не без этого. Но это нормально. А чтобы ругаться! Пожалуй, один раз было. Я как раз играл в Национальном театре в Лондоне и узнал о кастинге. Набирали актеров в новый грандиозный кинопроект под названием «Люди Икс». Признаюсь, никогда не был поклонником комиксов и понятия не имел, о чем будет этот фильм. Но все вокруг только и шумели о кастинге, говорили, как здорово было бы на него попасть. И я тоже пошел. Мне назначили время и дали три листка с текстом сцены, которую предстояло показать на пробах.

Я примчался домой и попросил Деб помочь мне подготовиться. Она тоже ничего не знала про «Людей Икс». Короче, жена берет текст и начинает читать: «Росомаха чует опасность. Его ноздри расширяются и подрагивают. Из кистей появляются острые когти…» «Что за чушь?» — восклицает Деб. И продолжает: «Хью! Ты не будешь в этом сниматься. Не можешь, не имеешь права. Какая Росомаха?! Подумай. Ты — актер Королевского национального театра, играешь в „Оклахоме!“, которую поставил сэр Тревор Нанн. У тебя не могут вылазить стальные когти из рук!» Деб кричала несколько минут. Она отшвырнула листки с текстом. Я завелся. Заявил, что пойду на пробы обязательно. А она может делать что хочет.

Читайте также: Я дружу с принцем Гарри и Меган Маркл, и меня возмущает, как репортеры ее преследуют, — Джордж Клуни

Пробы назначили на совсем не удобное для меня время. Днем у нас была репетиция в театре, вечером спектакль. В промежутке между ними я должен был быть на пробах. Времени на грим и переодевание к спектаклю не оставалось. Я фактически сбежал с репетиции, рискуя навлечь на себя гнев режиссера. В спектакле играл главную роль — ковбоя Керли Маклейна. И мне сделали перманентную завивку. Конечно, я пришел на пробы в бейсбольной кепке. Ассистентка режиссера говорит: «Думаю, вам лучше снять кепку». Отвечаю: «Я так не думаю». Она настаивает: «Вам придется это сделать». Подчиняюсь. Ассистентка смотрит на меня минуту, потом говорит: «Да, вам лучше надеть ее обратно». На следующий день мне позвонили и попросили прийти на повторные пробы. При этом подчеркнули: «Хорошо бы, чтобы вы избавились от вашей завивки и южного ковбойского акцента». Вот я идиот! Понимаете, мне, австралийцу, стоило большого труда освоить американский акцент для «Оклахомы!». И на пробах я, после репетиции в театре, продолжал говорить как Керли Маклейн. Представляю, какой ужас был запечатлен на той первой пробе!

— Вы ее не видели?

Нет. До сих пор не могу понять, как меня могли позвать повторно. На самом деле, процесс отбора актеров длился девять месяцев! У меня было семь проб. Сначала на роль Росомахи отобрали Дугрея Скотта. Деб была счастлива. Но Скотт уже был задействован в шпионском боевике «Миссия: невыполнима 2». Его рекомендовал на роль главного злодея Том Круз. У них съемки затянулись на два месяца. Продюсеры «Людей Икс» решили не ждать так долго. И снова позвали меня на пробы. Потом уже я узнал, что роль Росомахи писалась специально для Рассела Кроу. А он почему-то отказался. И рекомендовал попробовать меня. Так что Кроу мне здорово помог.


* Миллионы зрителей знают и любят Джекмена как Росомаху — одного из героев суперпопулярной киносерии «Люди Икс»

— Больше у вас проблем с Росомахой не было?

— Было и очень много. Начнем с того, что я понятия не имел, что это за зверь такой. Почему-то был уверен, что это что-то типа волка. И начал внимательно читать все про волчьи повадки. Узнал, например, что волки постоянно принюхиваются. Запахи для них — главный источник информации. Поэтому голова у волка всегда опущена, и создается впечатление, что он смотрит на вас исподлобья. Я даже посмотрел в IMAX фильм «Волк» с Джеком Николсоном. Мне было интересно, как такой замечательный актер перевоплощается в волка. И вот первый день съемок. Брайан Сингер, наш режиссер, смотрит на меня ровно минуту и резко останавливает съемку. «Хью, что это ты делаешь со своим телом? Почему у тебя голова все время низко опущена?» — спрашивает он. Я уверенно так отвечаю: «Но я же волк». «Кто?» — удивленно спрашивает Брайан. «С чего ты это взял?» — интересуется он. «Ну, росомаха, такого зверя в природе не существует. Я решил, что это придуманное животное, сородич волка», — говорю я. Сингер смотрит на меня внимательно, потом говорит: «На сегодня все. Перерыв. А ты, Хью, сходи-ка в зоопарк». Господи, мне было так стыдно! Ну почему я сразу не выяснил все про росомах! И Деб мне ничего не сказала.

— Кстати, как она смирилась с тем, что вы все-таки получили эту роль?

— Деб — мудрая женщина. Она признала, что ошибалась. Правда, подчеркнула, что это был единственный раз в нашей совместной жизни, когда она оказалась неправа. Но поиздевалась она надо мной тогда изрядно. Во-первых, я весил 79 килограммов. Мне велели набрать как минимум еще 11 килограммов. Деб пичкала меня каждую свободную минуту всякой снедью. И тут же с ухмылочкой приговаривала, как все это вредно для моего здоровья. Во-вторых, я решил вжиться в образ. И ходил дома с когтями, привязанными к рукам. Признаюсь, человек я неловкий. Поэтому царапин и порезов у меня на лице (и не только) было в тот период предостаточно. Деб при этом все время называла меня на все руки мастер. Это наша с ней вечная проблема. Я и правда ничего не умею делать по дому. Даже лампочку вкрутить для меня — проблема. А уж отремонтировать текущий кран или чего еще такого сделать, так это вообще проблема вселенского масштаба. Это я весь в отца. Ну ничего, мы себя в танцах покажем! (Смеется.) Хорошо, что Сингер и продюсеры сразу ничего не знали про мою неуклюжесть.

Читайте также: Уже через 15 минут после нашего знакомства Леди Гага стояла на кухне и готовила пасту на ужин, — Брэдли Купер

— Тяжело было распрощаться с Росомахой?

— Еще бы. Я играл этого мутанта с 2000 по 2017 год! 17 лет жизни. С перерывами, конечно, но это ничего не меняет.

— Не ожидали, что «Люди Икс» будут пользоваться такой популярностью?

— Никогда не представлял себе, во что это выльется в итоге. Я же говорю, комиксы — это не мое. Всего было снято 11 фильмов, которые собрали в мировом прокате 5,8 миллиарда долларов. Росомаха, конечно, появлялся не в каждой части, но я все же чувствую себя причастным к этому успеху.

— Вам еще когда-нибудь приходилось проходить столько проб, чтобы получить роль?

— Да, меня пригласили сниматься в «Отверженных». Продюсер Камерон Макинтош видел меня в роли инспектора Жавера, а я мечтал сыграть Жана Вальжана, о чем заявил во время кастинга. Камерон ответил: либо я пробуюсь на Жавера, либо вообще им не нужен. Я три часа без перерыва убеждал его и показывал, что могу и должен быть Вальжаном. Взял измором. Макинтош сдался и велел приехать на следующий день на пробы. Сказал, пусть решает Том Хупер (режиссер «Отверженных». — Ред.). А у меня с утра были занятия с преподавателем вокала. Я решил оттуда ехать на пробы на велосипеде, чтобы не попасть в пробку. Дело было в Нью-Йорке. Расстояние — 10 кварталов. И вот в начале пути у меня отлетают колеса! Такси взять уже не могу — мешает велосипед, не влезет в багажник. И я бегу с велосипедом на спине! Практически не опоздал. Хупер смотрит на меня. Я не могу отдышаться, а мне нужно петь и танцевать. Господи, спасибо Тому! Он — добрейший из всех режиссеров, с кем мне приходилось работать.


* В «Отверженных» Хью Джекмен сыграл Жана Вальжана

— Вы получили за роль Вальжана «Золотой глобус». И второй раз удостоились этой премии тоже за мюзикл — «Величайший шоумен». Боевики и кинокомиксы редко приносят актерам кинонаграды. Вы поэтому постоянно меняете амплуа?

— Честно скажу, нет. Премии, это, конечно, хорошо. Но я возвращаюсь к мюзиклам, потому что обожаю этот жанр. Он более театрален. Я бы хотел сниматься в мюзиклах каждые три года.

— Почему не чаще?

— Поскольку я знаком с этим процессом, могу сказать, что на подготовку хорошего мюзикла нужно не менее трех лет. Исключение составляют фильмы, которые снимаются по уже готовым театральным мюзиклам. А так, нужно разработать идею, написать музыку и либретто, отобрать актеров, декорации, костюмы. На все это требуется время. Но мне нравится.


* За мюзикл «Величайший шоумен» актер удостоился премии «Золотой глобус»

— Кстати, свою театральную премию «Тони» вы тоже получили за мюзикл…

— Да, это замечательный спектакль — «Парень из Оза». История о жизни известного певца Питера Аллена. Он сам написал музыку и песни к мюзиклу. И мне повезло играть главную роль. Нагрузка была сумасшедшая. Я играл на сцене и одновременно готовился к съемкам во второй части «Людей Икс». Мне все говорили, что это невозможно. Советовали отказаться от театра. Но я справился. Сейчас не могу понять, как мне это удалось.

— Я тоже не могу в это поверить. «Парень из Оза» шел на Бродвее полтора года, восемь шоу в неделю. И вы еще умудрялись сниматься в кино в это время?!

Да, правда, восемь спектаклей в неделю. В один из выходных давали два представления в день. А это 20 песен и постоянные танцы во время каждого шоу. Все было бы в порядке, но я получил травму. У меня жутко болела правая нога. В спектакле был момент, когда я запрыгивал на рояль, а потом — обратно на сцену. На мне были танцевальные туфли. И каждое приземление превращалось в невыносимую пытку. Я пошел к врачу. Он сделал рентген и сказал, что у меня стрессовый перелом. Причем множественный. Такие переломы происходят из-за повторяющихся нагрузок на кость. Их относят к микротравмам. Врач спокойно говорит мне: «Шесть недель отдыха». Вы шутите?! Какие шесть недель, когда у меня каждый день представление?

Пришлось вносить изменения в хореографию. До сцены я каждый вечер ковылял, волоча больную ногу. Потом порхал на радость всем, а как только оказывался за кулисами, падал на стул, а мою ногу совали в таз со льдом. «Парень из Оза» оказался одним из самых прибыльных мюзиклов в истории Бродвея. Когда истекли 18 месяцев, оговоренных в контракте, продюсеры спросили: «Хью, а ты не мог бы продлить наш контракт еще на три месяца?» Представляете? Это все равно, что сказать человеку, который приблизился к финишу марафона, что ему придется пробежать всю дистанцию заново! Был вынужден отказаться.

— И вы получили за эти мучения «Тони», а также право вести церемонию, на которой вам вручили эту премию…

Да, но это еще не все. Потом мне вручили премию «Эмми» как лучшему ведущему телевизионных церемоний вручения премий. Такое может быть только в Америке!

— Действительно, вы вели несколько церемоний «Тони». А как вас пригласили вести церемонию «Оскар»?

— История получилась смешная. Мы спим с женой у себя дома в Австралии, как вдруг меня будит телефонный звонок. Смотрю на время — час ночи! Конечно, я не в духе. Отвечаю на звонок и слышу: «Хью, прости, что беспокою. Это Стивен Спилберг. Руководство Американской киноакадемии с радостью предлагает тебе стать ведущим следующей церемонии „Оскар“. Ты согласен?» Я сижу обалдевший. Мямлю в ответ: «Да, спасибо. Думаю, я справлюсь…» Спилберг сказал, что очень рад это слышать и попрощался. Я сижу в кровати, держу телефон в руке и думаю: «Какого черта я согласился? Кем я себя возомнил? Билли Кристалом? Он вел „Оскар“ девять раз. Нет, я не Билли Кристал!» И тут просыпается моя жена. Смотрит на меня, как на сумасшедшего. «Ты чего так побелел?» — спрашивает. А я отвечаю: «Сейчас, дорогая, ты будешь спать с ведущим 81-й церемонии вручения премии «Оскар». А Деб говорит: «К нам приехал Билли Кристал?»

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», Хью Джекмен, который часть играет супергероев на экране проявил мужество и реальной жизни: спас сына и дочь, а также других людей на пляже в Сиднее.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Jenny Davis / The Interview People)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров