Политика

Александр Корниенко: «Местные выборы станут моментом истины для региональных элит»

10:11 15 июня 2020
Александр Корниенко

Осенью этого года должны пройти местные выборы — завершающий этап обещанной президентом Зеленским полной перезагрузки власти. Особенность грядущей избирательной гонки в том, что на данном историческом отрезке в Украине идет реформирование системы государственного управления — процесс длительный, громоздкий, сложный и давно назревший, ведь без эффективной работы государственного механизма любые преобразования теряют смысл. Это основа основ, фундамент, на котором держится огромная конструкция. Потому ключевое значение имеет все: и глубина котлована, и качество цемента, и расторопность поставщиков стройматериалов, и квалификация архитекторов и строителей, и компетенция приемной комиссии и даже последующая эксплуатация сооружения. Любой сбой может стать катастрофическим, тем более сейчас, когда ситуация очень непредсказуемая и хлипкая.

Однако 36-летний глава партии «Слуга народа» Александр Корниенко уверен, что у их политсилы все получится. Наш разговор — о подготовке к избирательной кампании в регионах, о децентрализации, о дефиците кадров, о посткарантинном периоде и еще о многом другом.

— Александр, в первый год каденции Зеленского сменился парламент и дважды Кабмин, теперь настал черед перемен в регионах. Перед партией «Слуга народа» стоят амбициозные задачи — показать на предстоящих местных выборах максимальный результат. Однако соцопросы свидетельствуют, что рейтинги и президента, и партии снижаются. Прошлой осенью «Слугу народа» поддерживали чуть больше 43%, сейчас, согласно свежим данным, около 34%. Многие избиратели разочаровались…

— Ну, какого-то катастрофического падения рейтинга пока не наблюдается.

— Но тенденция к снижению налицо.

— Тенденция — да. Вспомните соцопросы в начале каденции президента. Людей спрашивали, сколько они готовы ждать позитивных изменений от Зеленского? 20 процентов респондентов отвечали, что год (наверное, украинцы просто устали ждать больше, ведь мы 30 лет мечтаем о переменах), большая часть — процентов 60 — два-три года, остальные — пять лет. Думаю, вот это снижение рейтинга показывает, что отпали те, кто ожидал год. Кто-то результаты уже увидел, кто-то — нет, соответственно люди начинают искать какие-то альтернативы. Это нормальный политический процесс.

Тем не менее наша партия сегодня лидирует, рейтинг президента Зеленского тоже сохраняется высоким. Важно отметить, что моделирования второго тура подтверждают прошлогодний выбор украинцев — прежнее соотношение голосов избирателей за Зеленского и Порошенко.

— Первый этап децентрализации завершился, местная власть получила больше полномочий. Но многие пока слабо представляют, что в итоге этих преобразований ждет каждого из нас.

— Одна из наших главных целей — чтобы украинцы получили новые возможности в своих громадах. Эти возможности дает децентрализация. Жители объединенных громад уже ощутили позитивные сдвиги. В частности, это передача полномочий на места. Собственно, то, что происходит последние три-четыре года. Главный смысл децентрализации в том, чтобы человек мог все вопросы решать там, где живет, то есть в громаде. Мы хотим, чтобы государственные услуги и сервисы стали максимально приближенными к жителям глубинки, ведь сейчас, чтобы решить какой-то вопрос, им нужно ехать в район, а если проблема посерьезнее — в областной центр.

Второй момент — доступ к ресурсам, в первую очередь финансовым. Например, парламенту нужно принять буквально еще один закон, чтобы государственная земля перешла в собственность громад, и они могли ею распоряжаться, сдавать в аренду и со временем продавать.

Третье — формирование своих (в каких-то направлениях более независимых) стратегий развития территорий. То есть не государство, а каждая громада будет решать, куда ей двигаться. Роль государства сводится лишь к созданию понятных правил, а дело области — задавать общий вектор. Например, Днепропетровская область промышленно-аграрная. Так что всем ее громадам нужно будет подумать — они больше промышленные или аграрные. А если область решила стать туристическим регионом, громады будут подтягиваться к этой стратегии.

С другой стороны, мы считаем, что в этом процессе не хватает очень важного элемента — более качественной местной власти.

Читайте также: В войне с мэрами центральная власть «дала заднюю» и уже проигрывает, — Александр Данилюк

— На пресс-конференции, посвященной годовщине инаугурации, Зеленский признался, что в стране дефицит квалифицированных кадров. При формировании Кабмина Шмыгаля оказалось, что маловато желающих занять даже топовые должности.

— Есть такое.

— А сейчас вам надо найти кандидатов в мэры, в депутаты областных, городских, районных, поселковых советов. Это сколько же «вакансий»?

— Около 50 тысяч по всей стране.

— И где их возьмете?

— Мы движемся двумя путями. Первый — уже традиционный для нас: пытаемся привлечь в политику тех, кто еще в ней не был. При этом важно, какие выводы мы сделали из прошлогодней парламентской кампании. Тогда все происходило достаточно быстро. Для нас было принципиально, чтобы пришли новые люди с незапятнанной репутацией и т. д. Сейчас же обращаем внимание на компетенцию кандидата, его понятный избирателям опыт — или в управлении, или в бизнесе, или в какой-то общественной инициативе, и на достижения и результаты. Думаю, сможем привлечь 15−20 процентов кандидатов такого типа.

Второй путь — поиск среди тех, кто уже работает в этой сфере. Однако мы достаточно скрупулезно будем подходить к выдвижению на так называемый свой уровень. То есть, скорее всего, не будем выдвигать действующих депутатов горсоветов в тот же горсовет, понимая, что за пять лет человек мог обрасти какими-то не всегда позитивными связями.

— То есть шансов вновь быть избранными у нынешних местных депутатов не будет?

— Не совсем так. Мы готовы рассматривать выдвижение в другой совет (например, из облсовета в горсовет или из горсовета в громаду) тех, кто соответствует нашему портрету.

— Что за портрет?

— Он неизменный. Наличие репутации и достижений, при этом человек должен четко объяснить, за счет чего он живет сейчас и за счет чего планирует жить в случае избрания. Ведь работа депутата местного совета неоплачиваемая. Значит, возникают коррупционные риски. Нам предстоит выяснить, нет ли в сфере интересов претендента коммунальных предприятий, не лоббирует ли он чей-то бизнес, не участвовал ли в схемах и т. д. Это все проверяется.

Читайте также: На Западе обеспокоены стагнацией реформ в Украине, вместо новых лиц возвращаются старые, — Мирослава Гонгадзе

— Кто и как проверит на благонадежность такое огромное количество людей?

— У нас есть центральная служба безопасности и служба безопасности в каждом штабе.

— Но эта работа требует расходов. У вас уже есть смета на выборную кампанию? В какую сумму она обойдется партии?

— Все будет финансироваться в полном соответствии с Избирательным кодексом. Когда официально стартует кампания, откроются избирательные фонды и все будет прозрачно финансироваться через них.

— Любая партия существует за счет взносов. Какие взносы платят члены партии «Слуга народа»?

— Мы собрались ввести их, но пока не сделали это. Еще решаем. Тут вопрос не столько в сумме взноса (понятно, что она не будет фантастической — может, 100−200 гривен в квартал), сколько в том, как эту систему правильно оформить и документировать.

— Один из ключевых моментов местных выборов — жаркая борьба за мэрские кресла. Уже вовсю идут баталии в столице, где в настоящее время рейтинг кандидатов возглавляет действующий мэр Виталий Кличко. Конкурентов у него будет немало, в том числе и от вашей политсилы. Зеленский сказал, что кандидатом от президентской партии будет один человек, при этом об участии в гонке уже заявили нардепы фракции «Слуга народа» Александр Дубинский, Александр Качура и Николай Тищенко. На ком остановит свой выбор партия?

— Мы дадим ответ после праймериз.

Есть две важных составляющих нашего выбора. Президент их озвучил, это не секрет. Это мнение фракции «Слуга народа», где 13 киевлян-мажоритарщиков (7 процентов от состава фракции) и мнение партии. В киевской городской организации достаточное количество членов. Так что проведем среди них опрос и определимся.

— А как складывается ситуация с кандидатами от вашей политсилы в других городах — Харькове, Днепре, Львове, Одессе?

— Сейчас определяемся с кандидатами. Областные организации ведут активную работу. Президент понимает, что это должно быть наше общее решение. Он, поддерживая того или иного претендента, тоже частично берет на себя ответственность за результаты работы этих мэров.

— Кто-то написал в соцсетях: «Если ты беспартийный, в мэры даже не суйся». Это у вас такая установка?

— Нет. Мэры могут быть самовыдвиженцами.

— Выборы — это всегда война компроматов, конфликты, поливание грязью оппонентов.

— Мы поможем нашим кандидатам выстроить правильную тактику и будем защищать их от этой грязи. До конца июня обнародуем всю сеть областных организаций, начнут открываться городские и районные организации, появится визуальная реклама, станут известны фамилии кандидатов.

Читайте также: Зеленский-шоумен спасает рейтинг Зеленского-президента, — Павел Казарин

С другой стороны, мы в парламенте работаем над тем, чтобы улучшить условия проведения выборов. Мы подали законопроект, который значительно усовершенствует Избирательный кодекс в части местных выборов, потому что кодекс, доставшийся нам в наследство, просто нерабочий, об этом говорят и ЦИК, и международные эксперты.

Мы активно поработали в том числе над усилением ответственности за подкуп избирателей (это дополнительная, но не обязательная программа) и т. д. Это позволяет надеяться, что местные выборы пройдут так же прозрачно и честно, как и парламентские, где «Слуга народа» показала хороший результат, причем без скупки голосов.

Выборы должны пройти честно. Наша задача — чтобы люди, которые придут к власти, были восприняты избирателями как их легитимные представители на обновленной карте Украины.

— Кстати, о карте. Карта административно-территориального устройства Украины будет перекроена. Вы как-то сказали: «Мы сейчас утверждаем границы громад, возможно, на века».

— Процесс создания карты идет. В итоге образуется 1470 объединенных громад, они включают областные центры, города областного и районного подчинения, а также 129 районов.

— А сейчас сколько районов?

— Примерно 490. Важно понимать, зачем мы все укрупняем. В громадах будет полное самоуправление, свои полномочия и под них финансовые ресурсы, своя земля и так далее, все услуги жителям будут предоставлять на месте. Когда этот механизм заработает, люди оценят его.

— Теперь представим: сидел себе много лет какой-нибудь районный голова, а теперь ему это кресло не светит. Да он вас возненавидит.

— Он может баллотироваться в объединенную территориальную громаду (ОТГ). А люди дадут ему ответ — хотят ли вообще его видеть.

Откуда взялась идея с укрупнением районов? Когда еще при прошлой власти начали создавать ОТГ, местные бонзы быстро поняли, что будет дублирование районного совета и ОТГ. И вот эти районные элиты пытались перескочить в ОТГ, но тем, кто за долгие годы работы себя немножко дискредитировал, люди отказали.

Местные выборы станут моментом истины для наших региональных элит. Посмотрим, как они получат представительство в облсоветах, смогут ли районные депутаты перейти в ОТГ, а представители мелких районов создать какую-то фракцию в крупном районе.

Эти процессы для нас важны. Мы хотим в итоге реально жить в «стране тысячи громад» (запомните этот поэтичный термин), которые повсеместно являются самодостаточными, чтобы люди сами управляли территорией через избранные органы. Чем мы хуже французов, поляков, шведов, румын или греков? Вся Европа прошла децентрализацию, а у нас почему-то боятся давать людям власть. Мы как ответственные политики должны помочь им. Например, сейчас работаем над инструментом отзыва депутатов по народной инициативе, над трансформацией законодательства о местном самоуправлении (чтобы исполкомы начали реально работать), над изменениями в Конституцию, чтобы ввести институт префектов.

— Эксперты очень неоднозначно относятся к этому нововведению.

- Объясню идею. Сейчас существует система областных и районных, госадминистраций, плюс есть Киевская городская администрация. Они выполняют много функций, руководят исполнительной властью, занимаются надзором за законностью решений и так далее. Но это атавизм, доставшийся нам в наследство от Советского Союза. Теперь мы это исправляем децентрализацией.

Префект — это представитель государства, а не орган с сотнями сотрудников, подобный администрации. Это более компактная история. У префекта будет небольшой мобильный офис. Он займется двумя важными вещами. Первая — будет помогать местным советам, следить за законностью их действий, иметь право запрашивать проекты решений и прочее. Такая форма — диалог с местной властью, предписания, письма, — реализуется во всей Европе.

— Само собой подразумевается, что компетенция префекта должна быть очень высокой?

— Да, обязательно. В чем еще их отличие от губернаторов? Это не политическая должность, а госслужба, куда попадают по конкурсу, отвечая множеству критериев. Префектами должны быть люди с юридическим образованием и опытом работы в государственных структурах, понимающие, как функционирует весь государственный механизм.

— Это будут заезжие варяги или местные жители?

— Может быть ротация. Например, в целом по стране нужно 129 префектов (по количеству укрупненных районов), или 25 (по количеству областей), но цифры еще дискутируются. Формируется кадровый резерв на 300 префектов. Они в процессе ротации постоянно перемещаются. Их деятельность будет систематически оцениваться. Если не справился — твое место займет другой.

Вторая важнейшая функция префекта — координация исполнительной власти по вертикали. Чтобы местная полиция координировала свою деятельность с МВД, пожарные — с Госслужбой по чрезвычайным ситуациям и т. д., но при этом обязательно и с исполкомом, ведь это орган местного самоуправления. Чтобы система согласованно работала на всех уровнях.

— Это не породит новую разновидность хаоса государственного управления, который вы, кстати, обещали победить?

— Наоборот, это как раз направлено на упорядочивание отношений. Плюс мы закладываем достаточно длительные переходные периоды. Например, процесс укрупнения районов будет идти весь следующий год. Люди переживают, что в паспорте написано, что он житель такого-то района такой-то области, а потом район сменит название. Заверяю, что все будет сделано постепенно и очень мягко, без необходимости срочно куда-то бежать.

То же самое касается и префектов. Изменения в Конституцию еще не приняты, они только на этапе подготовки. Соответственно, если мы их примем в ближайший год-полтора, потом будет определенный переходной этап, когда мы плавно ликвидируем госадминистрации и введем институт префектов. Один из принципов подобных структурных реформ в том, что надо создать новое, а потом отключить старое, чтобы процесс государственной машины работал без сбоев.


Вторую часть интервью с Александром Корниенко читайте тут.

Ранее в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» министр иностранных дел Дмитрий Кулеба рассказал об отношениях Украины и США, истерике российского МИД, перезагрузке экономической дипломатии и еще о многом другом.

667

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер