ПОИСК
Интервью со звездой

«Мне сказали: «У тебя красивая жена. И она может сыграть роль твоей супруги»: интервью Гарри Каспарова о сериале «Ферзевый гамбит»

11:02 30 ноября 2020
Гарри Каспаров

Одной из наиболее ярких телепремьер осени в мире стал мини-сериал американской стриминговой компании Netflix «Ферзевый гамбит» (также известен как «Ход королевы»). Он получил наивысшие оценки не только критиков и зрителей, но и профессиональных шахматистов.

В основе сценария лежит одноименный роман Уолтера Тевиса, вышедший в 1983 году. Действие сериала разворачивается в 60-х годах прошлого века в США. Главная героиня Бет Хармон осиротела в возрасте девяти лет. Оказавшись в приюте для девочек, она неожиданно открывает в себе страсть к шахматам. Выясняется, что у Бет талант. Далее рассказывается о том, как Хармон проходит путь от обучения древней игре в подвале приюта до победы над сильнейшими в мире шахматистами.

Консультантом создателей мини-сериала стал 13-й чемпион мира по шахматам, восьмикратный победитель Всемирных шахматных олимпиад Гарри Каспаров. 57-летний мастер дал интервью изданию Slate.com, в котором рассказал не только о том, как шла работа над «Ферзевым гамбитом» и в чем заключалось конкретно его участие, но и о том, как проходили настоящие шахматные турниры в советское время.

«ФАКТЫ» подготовили полный перевод этой невероятно увлекательной беседы.

«Советских чемпионов обязательно сопровождали парни из КГБ»

— Гарри, как вас пригласили поработать над сериалом «Ферзевый гамбит» и какую роль в итоге вы сыграли?

— Приглашение я получил одновременно из двух источников. Первый звонок был от Брюса Пандольфини, который является шахматным консультантом. Мы с ним хорошо знакомы. Он сказал, что будет задействован в новом мини-сериале, который снимает Скотт Фрэнк, и что Скотт хочет поговорить со мной. Не успел я закончить разговор с Брюсом, как мне пришло сообщение от моих друзей — создателей сериала «Игра престолов» Дэвида Бениоффа и Д. Б. Вайсса. Они оба дружат с Фрэнком. Они написали: «Скотт начинает снимать кое-что интересное о шахматах и очень хочет обсудить это с тобой». Все это вылилось в наш поход с женой в нью-йоркский ресторан Boulud Sud в Верхнем Вест-Сайде. Там был Скотт, был Брюс, еще пара парней, которые с ними работали. У нас состоялась приятная беседа.

Скотт остался очень доволен, когда я похвалил его мини-сериал «Забытые богом». Он был удивлен тем, что я его смотрел, и обрадовался тому, что мне этот проект понравился. И тут выяснилось, что он хочет предложить мне роль! Речь шла о том, чтобы я сыграл советского гроссмейстера Василия Боргова. Он сказал: «Гарри, мы хотим, чтобы ты чувствовал себя комфортно. У тебя красивая жена. И она может сыграть роль твоей супруги в сериале. Что скажешь?» О, это было так соблазнительно!

Жена Гарри Каспарова Дарья Тарасова

Но я ответил: «Боюсь, мое расписание не позволит мне проводить так много времени на съемках. Ведь речь идет о двух-трех месяцах работы!» И я был прав, потому что Боргов — один из ключевых персонажей. Скотт был расстроен. Но я сделал другое предложение. «Послушай, давай взглянем на ситуацию иначе. Может быть, я с моим опытом могу помочь вам воссоздать на экране аутентичность шахматных турниров?»

Я объяснил свою позицию. К сожалению, многие фильмы, в которых речь идет о шахматах, показывают игру неправдоподобно. Любой зритель, мало-мальски знакомый с шахматами, сразу чувствует, что ему показывают очередной «голливуд». Всегда чего-то не хватает, подлинной атмосферы, психологии, языка жестов.

Должен признаться, я не читал книгу Уолтера Тевиса до той нашей встречи. Вернувшись домой, я тут же сел и проглотил ее. После этого снова связался со Скоттом и сказал: «Думаю, я смогу вам помочь. Мне нужен сценарий». Затем у них состоялось несколько разговоров, но главное обсуждение прошло во время встречи в Берлине. Мы прошлись тогда по всему сценарию. Я сказал Скотту: «Смотри, есть три составляющих, которые важны и с которыми я готов помочь. Первое, естественно, я могу объяснить, как проходит партия. Это язык жестов, то, как игроки трогают фигуры, все мелочи, которые заставят зрителей поверить, что они наблюдают за настоящими партиями».

Затем я продолжил: «Второе! Мы обязаны гарантировать, что будут разыгрываться настоящие партии, а не просто актеры станут передвигать фигуры. Все должно быть по-настоящему. Сериал наверняка будут смотреть профессиональные шахматисты. Они мгновенно увидят фальшь и скажут: „Что за нонсенс!“ Я видел много фильмов о шахматах. Или картин, где персонажи играли в шахматы. В некоторых из них даже фигуры стояли неправильно. Или доска была повернута на 90 градусов! Мы же собираемся снимать кино о талантливых шахматистах, турнирах, поэтому обязаны показать настоящую игру. И зрители, разбирающиеся в шахматах, поймут это и оценят. Наша проблема заключается в том, что Уолтер Тевис подробно описывает партии. Нам нужно найти максимально похожие партии, чтобы не отступить от содержания книги. В то же время Тевис описывает их немного любительски…»

Скотт стал нервничать. «И что ты предлагаешь?» — спросил он. «Я поговорю с Брюсом, мы подберем ключевые партии. Затем я выберу еще несколько партий, не столь значимых. И все это слегка доработаю, придумаю новые оригинальные эндшпили. Добьюсь, чтобы они были похожи на те, что описаны в книге. Но есть третий компонент. Советские шахматы! В книге вообще нет КГБ. Уверяю тебя, в 60-х советские чемпионы, отправляясь на Запад со своими семьями для участия в турнирах, обязательно сопровождались парнями из КГБ!» — сказал я Скотту.

Большинство партий было подобрать легко. Главной проблемой стала последняя партия. Ее нужно было показать полностью — от первого до последнего хода. И это был ферзевый гамбит. Конечно, можно было выбрать другие варианты начала, но это противоречило бы духу книги. Мне нужно было найти интересную партию примерно из 40 ходов и убедить зрителей, что она действительно очень сложная. А еще там был очень важный элемент — друзья героини во главе с Бенни сидят в Нью-Йорке и помогают ей анализировать партию. Значит, она должна быть не просто сложной, а очень-очень сложной! Я подобрал несколько таких партий и остановился в итоге на одной. Ее разыграли в 1993 году Патрик Вольф и Василий Иванчук.

Спустя пару дней после премьеры сериала Вольф прислал мне записку: «Я узнал эту партию. Гарри, как тебе удалось ее раскопать?» Я ответил ему: «У меня были определенные параметры, ферзевый гамбит, сколько фигур остается на доске, поэтому я сузил выбор до 700 партий». И это действительно так. Но мне пришлось поработать над той, что я выбрал. Она была не столь совершенной, как того требовалось. В книге сказано, что Боргов пошел ладьей, хотя понимал, что это опасно. И ладья оказалась в ловушке в центре доски. Мне обязательно нужно было сохранить это в сериале, потому что это кульминация! А кульминацию читатели и зрители обычно очень хорошо запоминают.

«Это история Бобби Фишера, только ее женская версия»

— Звонок Бенни. Неужели такое действительно могло произойти на международном турнире такого уровня?

— Для меня Бет Хармон, героиня сериала, это Бобби Фишер! Он всегда действовал самостоятельно, никому не доверял. Бет до ее поездки в СССР рассказывали, что сила советских шахматистов заключается в том, что они всегда анализируют партии вместе, как одна команда.

Скотт не сразу согласился на эту сцену. Он рассказывал мне, что ему многие звонили и высказывали сомнения. «Гарри сделал отличную работу, но это невозможно, чтобы в 1968 году кто-то позвонил из Нью-Йорка в Советский Союз и спокойно разговаривал без прослушивания со стороны КГБ», — говорили они. Но я отстоял свое мнение. Действительно, 1968 год, турнир в Москве, кто-то неожиданно звонит из Нью-Йорка в отель и просит соединить с номером, где живет американская шахматистка. Безусловно каждое слово, каждый вздох были бы записаны КГБ! Но люди упускают при этом один важный момент, потому что они никогда не жили в СССР! Да, разговор записан, но его содержание не сразу станет известно Боргову. Сначала офицеры КГБ должны доложить своему начальству, а оно будет какое-то время обдумывать, что делать дальше. Между завершением телефонного разговора и принятием решения об извещении Боргова пройдет не меньше двух часов. Так что я уверен — мы показали то, что могло произойти в реальной жизни.

Кадр из сериала "Ферзевый гамбит"

— Значит, и тот эпизод, когда Элизабет Хармон случайно видит, как один русский шахматист консультирует другого после отложенной партии, тоже правдоподобен?

— Абсолютно. Такие консультации проводились. Они приветствовались. В книге это не очень подчеркивается, но мне показалось важным показать, что для победы нужно знать о сопернике как можно больше. Книга ведь о преодолении вызовов, об умении извлекать уроки из допущенных ошибок, умении учиться у противника. А также о важности командной работы. Это не совсем типично для американцев. Но Бет удалось добиться триумфа только благодаря всему этому.

— Один из моих коллег неплохо играет в шахматы. Он принимал участие во многих турнирах, когда учился в школе и колледже. Он сказал, что его поразила точность, с которой в сериале передана атмосфера, царящая на этих соревнованиях. Манерность некоторых игроков, их взгляды, нервозность, доходящая до тика, то, как они трогают фигуры на доске. Это вы приложили руку к созданию такой правдивой атмосферы?

— Не совсем. Американскими турнирами, показанными в сериале, занимался Брюс. Я давал советы относительно международных. Он сделал прекрасную работу! Мои друзья, посмотрев сериал, были в полном восторге. Они утверждают, что эта атмосфера сохраняется и сегодня, хотя шахматы уже стали другими. У нас теперь есть компьютеры, смартфоны. Но дух остался прежним. Особенно на детских турнирах.

— Как раз хотел спросить об этом. «Ферзевый гамбит» очевидно тесно привязан к конкретному временному отрезку времени. Это 60-е, это холодная война. Как вы полагаете, могла подобная история произойти в наше время?

— Нет, нет. Шахматы изменились. Красота этой истории как раз и заключается в том, что она происходит в Америке 60-х. Это как с фильмами о Джеймсе Бонде. Можно постоянно менять агента 007, но новые серии очень мало похожи на оригинал. И они утратили былой шарм.

Повторю еще раз. Вся история Элизабет Хармон — это история Бобби Фишера, только ее женская версия. Ее практически невозможно вырвать из 60-х и пересадить в другую эпоху. Даже сохранив наркотики и спиртное. Сейчас много говорят о втором сезоне. Я не обсуждал это со Скоттом, но полагаю, что это вряд ли возможно. Слишком много проблем. Во-первых, нет литературной основы. Нет второй книги. Во-вторых, куда вы собираетесь отправить Бет из Москвы, из 1968 года? Что дальше? Однако не исключаю, что на Скотта сейчас оказывается большое давление. От него будут требовать продолжения, потому что сериал получился. И если он захочет снимать второй сезон, уверен, я смогу ему снова помочь.

«В истории шахмат были два чемпиона с серьезной алкогольной зависимостью»

— Вам приходилось видеть в реальной жизни нечто похожее на зависимость Хармон от таблеток и то, как это влияет на игру?

— Последнее время нет. Но в 50-х, 60-х, даже 70-х это не было чем-то необычным. В истории шахмат были два чемпиона с серьезной алкогольной зависимостью — Александр Алехин и Михаил Таль. Сегодня подобное невозможно, потому что необходим совершенно иной уровень концентрации сил, не только для партии, но и при подготовке к ней.

— Что вы можете сказать о том, как показан Советский Союз в сериале, шахматисты, их доминирование в мире шахмат в то время?

— Настолько правдиво, насколько это вообще возможно. Вы можете спорить о том, что ведущие игроки того времени были более сдержанны. Но если посмотреть на Боргова, например, он очень напоминает Бориса Спасского. Это его тип поведения. Он всегда был настроен дружески к соперникам, даже западным шахматистам. При этом тогда царила повсюду настоящая шахматная лихорадка. Особенно — в СССР. Эти огромные залы, высокие потолки. Я боролся за титул чемпиона мира с Анатолием Карповым в театрах!

И эти турниры действительно комментировались как футбольные или хоккейные матчи. Когда в 1972 году Фишер играл против Спасского, в США самый высокий рейтинг был у PBS, где ежедневно шли репортажи об их матче, которые вел Шелбурн Лайман.

А что касается заключительной сцены в сериале, когда Бет, одержав победу над Барговым, идет в парк, где сидят десятки игроков за досками, это типично советская традиция!

— Мог ли чемпион обыграть трех американских шахматистов в сеансе одновременной игры, как это показано в сериале?

— Это вполне возможно. Это вызов! Конечно, это реально. Мог ли я сделать это, когда был чемпионом мира? Я бы не поставил на свою победу! (Смеется.) Сомнительно, но, тем не менее, не за гранью реальности. Тут работает психологический фактор. Вы видели этот эпизод? Помните, они шокированы, а она агрессивна. И очень стремительна. Они не успевают. Они играют поздно вечером. Они устали. И она берет их скоростью. Это честный сеанс игры. Она сосредоточена, она весь день тренировалась, настроена на победу. А они проявляют нерешительность. Даже страх. Это возможно — ее победа.

— В сериале много сцен, когда Элизабет разыгрывает партии в своем воображении, видя доску и фигуры на потолке. Такое бывает с настоящими шахматистами?

— Это не совсем обычное дело, но я могу назвать несколько имен из числа 10 ведущих шахматистов. Некоторые делают это постоянно, особенно во время кульминации партии. Это похоже на перезагрузку компьютера.

— Вы сравнивали этот мини-сериал с другими фильмами, где показывается игра в шахматы. В комментариях New York Times вы рекомендовали зрителям посмотреть картину Миры Наир «Королева Катве» 2016 года. Есть ли другие фильмы или сериалы, в которых шахматы показаны так же правдиво, как в «Ферзевом гамбите»?

— «В поисках Бобби Фишера» (картина режиссера Стивена Заилляна, вышедшая в 1993 году. — Ред.) очень хороший фильм, и книга очень хорошая. Но он не отражает чувство вызова, соперничества. Картина не сделала шахматный мир элементом мейнстрима. «Жертвуя пешкой» (американский фильм 2014 года, в украинском прокате шел под названием «Игры чемпионов». — Ред.) о матче Фишера и Спасского и восхождении Фишера тоже хороший фильм, но он никак не способствовал всплеску интереса к шахматам ни в США, ни в других странах.

Фильм «Королева Катве» подошел к решению этой задачи ближе других, потому что он о вызове, который содержится в этой игре. И это тоже реальная история уникальной шахматистки Фионы Мутеси, которая без какого-либо образования стала чемпионкой Уганды в 11 лет, а в 14 лет уже участвовала в 39-й шахматной олимпиаде. Мне довелось дважды побывать в Кампале, когда я путешествовал по Африке, пропагандируя шахматы. И я лично знаком с этой девочкой. Знал ее тренера. Несколько лет назад мы встречались с Фионой в Нью-Йорке на форуме «Женщины мира». Уверен, что фильм несколько недооценили. Он явно заслуживает большего признания.

«Ферзевый гамбит» отличается от названных мною картин тем, что это Кентукки. Это понятно большинству американцев. А еще это сиротский приют, это алкоголь, это наркотики, это командный дух. Вызовы, с которыми сталкивается героиня, настолько реальны и современны! Именно поэтому все, с кем я теперь общаюсь, хотят знать больше. Им нужно больше информации о шахматах, о том времени. Я давно уже не давал столько интервью! (Смеется.) Сериал стал хитом в США, России, Европе. Только Богу известно, на какие кнопки мы нажали, создавая его, но эти кнопки оказались верными.

— Огромное спасибо за то, что нашли время для этой беседы!

— Всегда рад пробудить немного интереса к шахматам.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Nitish Pahwa / Slate)

Читайте также: Украинский гроссмейстер Иванчук рассказал, как его не взяли в сериал «Ферзевый гамбит»

Фото с сайта kasparov.com, Neflix

6361

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер