ПОИСК
Події

«узнав, какие гадости сосед делал с моей дочерью, я без лишних слов подошла к нему, хорошо размахнулась поленом и со всей силы огрела прямо… В пах! « -

0:00 31 липня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
говорит мать семилетней девочки, которую на протяжении года развращал сосед, религиозный проповедник История, произошедшая в Хотинском районе на Буковине, поражает не так самим фактом развращения малолетней девочки (к сожалению, этим в наши дни мало кого удивишь), как главным действующим персонажем. 37-летний Олег Г.  — последователь одного из религиозных направлений, причем очень набожный и принципиальный. До суда он вместе с семьей регулярно ездил проповедовать в соседние районы и области, а в конце 80-х даже отсидел три года в тюрьме за отказ служить в армии по религиозным мотивам…

«Отец одной из девочек, к которой приставал Олег, хотел набить ему морду… »

Очевидно, принципиальность Олега распространялась лишь на отказ служить в армии. В селе давно ходили слухи о его нездоровом пристрастии к девочкам.

- У нас с Олегом и его родней были вполне нормальные отношения, — говорит Светлана Степановна, мать семилетней Марины, на которую положил глаз проповедник.  — В гости на кофе, как к другим соседям, я к ним не ходила, но и не ссорилась. Было в Олеге что-то отталкивающее. Мне кажется, он немного помешан на сексуальной почве. К примеру, говорим с соседями на улице о хозяйстве, а он подойдет и ни с того ни с сего начинает рассказывать, какие в областном центре видел секс-шопы, и каких размеров там продают причиндалы.

О его дурной славе я хорошо знала. В селе даже был случай, когда отец одной из девочек, к которой приставал Олег, гонялся за ним по улице, чтобы набить морду. Но было это лет 15 назад. После того как сосед женился и завел двоих детей, я и в страшном сне не могла представить, что он по-прежнему занимается старым, да еще и избрал для своих экспериментов мою дочь. Поэтому и отпускала свою Марину к ним в гости со спокойной душой. Припоминаю, что где-то год назад, когда дочери не было и шести, она вернулась от соседей заплаканная, но ничего не захотела говорить, а сразу легла спать. Наверное, он тогда впервые приставал к ней.

РЕКЛАМА

Марина хоть и боялась соседа, а все равно ходила в его дом, ей просто играть не с кем было. Мы живем на новой улице, где построено всего четыре хаты, детей по соседству нет, а дочь Олега — ровесница моей… О том, что Олег вытворял с моим ребенком, я узнала случайно. Он ведь запугал Марину, сказал, что я убью ее, если расскажет, вот она и молчала. Проговорилась дочка лишь соседской 15-летней девочке, которая сразу все рассказала маме. Соседка долго не решалась идти ко мне, ей неудобно было говорить такие вещи, но затем все-таки пришла. «Ты знаешь, что твоя Марина моей дочери рассказывает? — спрашивает.  — Будто соседский Олег показывает ей всякие дурацкие журналы, а затем снимает штаны и заставляет «чесать своего петушка, из которого течет сметана».

Я сначала не поняла, думала, речь об 11-летнем сыне соседа, которого тоже зовут Олегом. Его родители взяли в привычку заниматься любовью средь бела дня в присутствии детей и при открытых дверях и окнах так, чтобы вся улица слышала. Вот, думаю, ребенок, насмотревшись всего этого, тоже захотел поэкспериментировать. Начала осторожно расспрашивать Марину, а она мне: «Да это не Олежа, а дядя Олег!»

РЕКЛАМА

Я после этих слов едва не лишилась чувств. Счастье соседа, что его не оказалось дома — он с семьей уехал на несколько дней проповедовать. Иначе убила бы его на месте. А так немного остыла и, когда соседи вернулись, отправилась прямиком к ним, прихватив со двора хорошее полено. Олег что-то делал в огороде, еще и стал в подходящую позу — ноги на ширине плеч, наклонился вперед. Я молча подошла, хорошо размахнулась и со всей силы как огрею его поленом в пах! Сосед упал, скорчился, весь аж пожелтел от боли, даже глаза желтые стали. «За что, Света?» — прошипел. На шум прилетела его жена, но я сказала ей пару слов, и она сразу успокоилась. Наверное, подозревала, чем муж занимается, хоть и не знала точно. А их дети обо всем знали, дочка сама рассказывала им во время игр. Но молчали.

Через несколько дней Светлана отнесла в райотдел милиции заявление с просьбой привлечь соседа к уголовной ответственности, но здесь ее ожидало разочарование. Милиционеры объяснили, что ничего с Олегом сделать не могут — никаких доказательств его вины, кроме слов ребенка, нет, а сам он все категорически отрицает.

РЕКЛАМА

- Я попросила милиционеров немного прижать соседа, и он сразу сам во всем сознался бы, — продолжает Светлана Степановна.  — «Нет, мы таким не занимаемся — это противозаконно», — отвечают. Я от обиды аж заплакала. Как так — целый год этот гад развращал моего ребенка, и ничего ему за это не будет? В кабинет случайно зашел начальник уголовного розыска и, услышав, о чем речь, наверное, пожалел меня. Пригласив к себе, он сказал: «Если бы вам удалось как-то заставить его самого все рассказать, мы бы что-нибудь придумали». И мы пошли на такую хитрость. Милиционеры вызвали Олега в райотдел и вместе со мной оставили в пустом кабинете, который хорошо прослушивался из соседних помещений. Я попросила соседа: «Все тебе прощу и, может, даже заберу заявление, только расскажи, что ты делал с моей дочерью, чтобы я знала, как ее лечить». И он все рассказал. А когда понял, что наш разговор слышали милиционеры, написал явку с повинной.

«Если педофила не остановить, он будет заниматься этим до глубокой старости»

Когда милиция возбудила уголовное дело, про Олега заговорило все село. Ему припомнили и несколько других случаев развращения детей. Две девушки написали в райотдел милиции заявления, что 12 лет назад Олег, заманив их на сельскую мельницу, демонстративно делал со своими гениталиями, так сказать, некоторые упражнения. Однако, поскольку срок давности миновал, следователь отказал в возбуждении уголовного дела. Сам Олег заявления односельчанок прокомментировал следующим образом: «Об этом даже речи не могло быть, потому что я на подобное вообще не способен». В целом же реакция сельчан на привлечение Олега к уголовной ответственности была, мягко говоря, немного странной.

- Его ведь не посадили за решетку, а отпустили домой, взяв подписку о невыезде, — говорит Светлана Степановна.  — Я делала вид, что вообще не замечаю соседа, проходила рядом, как мимо пустого места. Зато он вел себя, словно ничего особенного не сделал: ходил по селу, улыбался, продолжал ездить проповедовать свою веру в соседние области. Никаких извинений с его стороны я не дождалась. Более того, его мать недавно заявила мне: «И что будет с твоей дочерью в шестнадцать, если в шесть она сама приходила к моему сыну и удовлетворяла его?»

Но хуже всех в этой ситуации показали себя односельчане. Мне они говорили: «Правильно делаешь, Света, иди до конца и посади его». А сами здоровались с ним за руку и разговаривали, как ни в чем не бывало. Прошу людей: «Дайте мне своих дочерей, к которым Олег тоже приставал, пусть расскажут об этом в милиции, тогда ему более серьезное наказание будет. Я сама отвезу их в райотдел и назад». «Да ты что — это же позор на все село!» — отвечают. А какой позор, если об этом и так все знают и говорят? Я бы хотела, чтобы люди немного задумались. Как у нас принято: каждый живет лишь для себя, а чтобы объединиться и выступить против общего зла — ни в какую! Правильно ли это?..

Есть у нас в селе мужчина — высокий, здоровый, сильный, имеет деньги и связи, потому что иномарки из-за границы перегоняет. Его дочь рассказала, что Олег приставал к ней, так он пришел выяснять отношения. «Правда это?» — спрашивает Олега. «Такого и близко никогда не было!» — ответил тот. На этом выяснение отношений и закончилось. Мужчина потом ко мне заходил, и я ему вычитала: «Я одна женщина с двумя детьми. Муж работает за границей, заступиться некому, но я все равно навела с ним порядок. А ты, здоровый и сильный мужчина, простил ему такое?»

Наш председатель села тоже говорил: «Вот увидите — побегает Светка по инстанциям, поцелует дверные ручки и вернется ни с чем». Но я все-таки добилась, чтобы его наказали. Пошла со своей дочерью на жертву — знала, что на нее и через годы пальцами будут показывать. Но понимала и другое: если педофила не остановить, он будет заниматься этим до глубокой старости. А что это значит для ребенка, вижу по своей дочери. Когда сосед заставлял ее делать эти гадости, она еще не осознавала, что оно такое, а теперь, когда в селе пошли разговоры, — начинает понимать. Марина стала нервной, по ночам плохо спит из-за кошмаров, я ее и к психологу водила…

«Жаль, что ему не дали строгий режим. На зоне он бы получил то, что действительно заслужил… »

Поскольку Олег полностью признал вину, суд продолжался всего два заседания, одно из которых  — предварительное.

- Подсудимый выглядел как вполне нормальный, воспитанный и интеллигентный человек, — говорит судья Хотинского районного суда Анатолий Мартынюк, рассматривавший уголовное дело.  — В его поведении не было ни малейшего намека на какую-то патологическую манию. Если бы мы встретились не в зале суда, а в нейтральной обстановке, он вызвал бы исключительно приятные впечатления. Наверное, такие качества, располагающие к себе детей, в большей или меньшей мере присущи всем педофилам.

Как подсудимого и его действия воспринимал сам ребенок, стало понятно на предварительном заседании — едва только девочка увидела соседа, с ней произошла истерика. После этого мы приняли решение рассматривать это дело так, чтобы психически не травмировать ребенка. Сам подсудимый отвечать на вопросы отказался, тем не менее подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии. Суд признал его виновным в совращении несовершеннолетней и приговорил к двум с половиной годам ограничения свободы. Кроме того, осужденный обязан выплатить родителям девочки три тысячи гривен морального ущерба.

Олег попытался обжаловать решение суда в высшей инстанции. «Следствие установило, что признаков психического заболевания у Марины нет, а значит, нет и тяжких последствий преступления, — написал он в апелляции.  — Поэтому считаю, что меня можно освободить от отбывания наказания, дав испытательный срок, а моральный ущерб уменьшить до одной тысячи гривен». Однако апелляционный суд оставил приговор без изменений, а его постановление оспаривать в Верховном суде осужденный не решился. Теперь он отбывает наказание в Ивано-Франковской области.

Мама Марины тоже не согласна с приговором, но по другой причине — считает его слишком мягким.

- Я просила суд: «Дайте ему хотя бы шесть месяцев, но строгого режима, чтобы он попал на зону», — говорит женщина.  — Мне рассказывали, что там делают с педофилами. После того что сосед делал с моей дочерью, мне его совсем не жалко. На зоне он получил бы то, что действительно заслужил…

P. S. Имена персонажей изменены из этических соображений.

 

652

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів