ПОИСК
Події

Андрей малахов:»собирался лететь к любимой женщине в стокгольм… А утром узнал: она бросилась с моста под поезд»

0:00 3 серпня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Признанный секс-символ и один из наиболее завидных женихов России впервые откровенно рассказал о своей личной жизни

«Молодежь до 25 лет не входит в круг моих сексуальных интересов»

- Жизнь известного российского телеведущего Андрея Малахова напоминает бесконечный карнавал — яркие краски, свет юпитеров, известные лица, красивые девушки. А в центре он — успешный, гламурный, сияющий. По крайней мере, так кажется со стороны… Похоже на правду, Андрей?

- Впечатление часто обманчиво. Мне больше нравится сравнение с поездом, следующим из пункта А в пункт Б. Дорога длинная, выехал я не вчера и приеду, похоже, не завтра. Люди постоянно меняются, как и пейзажи за окном, а я все еду и еду, никак не остановлюсь, не доберусь до пункта назначения.

- Слышал, на одной из станций тебя ждет 16-летняя невеста Лида…

РЕКЛАМА

- Мне позвонила журналистка из популярного московского издания: «Андрей, говорят, у вас скоро свадьба».  — «Будете первой, кого позову на нее».  — «Но вы вроде бы уже купили кольцо для Маргариты?» — «Месяц назад ваша газета писала, что невесту зовут Лидой… » — «Но Лида же маленькая».  — «Когда-то ведь она вырастет»…

После этого стране сообщили сенсационную «новость»: Андрей Малахов женится на малолетке. Мне обзвонились родные девочки, узнавая, что происходит, ребенка затерроризировали в школе, выпытывая несуществующие подробности… Господи, что бедная Лида может рассказать?! Как мечтала побывать на крутой тусовке, и я по просьбе друзей сводил ее на церемонию вручения ТЭФИ? Никогда больше этого ребенка не видел! Молодежь до 25 лет вообще не входит в круг моих сексуальных интересов.

РЕКЛАМА

- История со смертельным недугом тоже выдумка?

- Я действительно лежал в Боткинской больнице, а в палату рвались несколько десятков репортеров с фотоаппаратами. Когда их не пустили, кто-то подкупил электрика, и тот за сто баксов вырубил свет в корпусе, чтобы при эвакуации «умирающего» Малахова вынесли на улицу. Мне надоел этот цирк, и я сказал, что еду домой.

РЕКЛАМА

Печень «посадил», злоупотребив анаболическими стероидами. Хреново стало после легкого загула на Новый год. Не знал, что спиртное категорически запрещено, если принимаешь таблетки. Не учел побочных эффектов. Я всегда хотел иметь красивое тело, но после нескольких лет регулярных занятий и строгой диеты понял: в лучшем случае смогу выглядеть подтянуто и спортивно. Мечтал о большем, вот и попробовал стероиды. Неудачно. Видишь, кашки по утрам ем. Физические нагрузки дозирую. Спиртное совсем не пью…

- Ты и на «Последнем герое» умудрился какую-то заразу подхватить.

- Сам себе нашел приключение! Это вечная моя проблема: не люблю выделяться, требовать каких-то особых условий. И на острове вел себя, как рядовой участник. Хотя мне сразу объяснили: «Андрей, ты тут гость, поэтому имеешь право выйти за кадр и выпить сто граммов джина». Профилактически. В медицинских целях. Там была жуткая грязь, поэтому дезинфекция желудка выглядела совсем не лишним занятием. В первый день я последовал мудрому совету, во второй джина у операторов не оказалось, а в третий я уже сам пить не стал. Решил: надо быть как все, с ними заодно, вместе прорвемся. Не получилось… Ел суп из травы, сорванной непонятно где, пил воду явно не с альпийских ледников… После московских завтраков в пятизвездочных отелях, что у меня давно вошло в привычку, незатейливая пища африканских джунглей вызвала недоумение у желудка. Он возмутился. До сих пор не знаю, как с того света выкарабкался. В больницу трижды вызывали священника, он меня соборовал…

Началось все еще по дороге в ЮАР. Вымотался в пути страшно. Перед этим каждый день вел прямой эфир и в аэропорт приехал чуть ли не со съемочной площадки. Пять часов летел до Дубая, столько же ждал стыковки с рейсом и еще десять часов добирался до Йоханнесбурга. А потом пришлось пересаживаться на местные авиалинии. Вышел из самолета еле живой, но оказалось, надо лететь куда-то дальше. От сознания, что пытка продолжится, почувствовал себя плохо, из носа ручьем хлынула кровь… Словом, «Последний герой» дорого мне обошелся. Вернулся в Москву шатаясь, а через три дня меня госпитализировали в инфекционную клинику на Соколиной горе. Температура — под сорок, а что за вирус, никто понять не мог. Оклемался кое-как и поехал на «Большие гонки» сражаться с быком. Сломал палец. Потом снимался в «Звездах на льду» — травмировал коленку… Недавно позвонили, что планируются новые «Гонки». Ответил: «Спасибо, не надо». Впрочем, если прикажут, возьму под козырек. Телевидение — это армия. Присягать на верность каналу, конечно, не требуют, расстрелом за измену не грозят, но…

- У тебя как у «деда» наверняка есть определенные поблажки?

- Да, я уже давно на боевом посту. В апреле отмечалось десятилетие Первого канала, и на доске объявлений вывесили приказ руководства о награждении сотрудников по случаю круглой даты. Тем, кто отработал в компании менее трех лет, полагалась премия в размере двадцати процентов от зарплаты, прослужившим четыре года выплачивали треть оклада, а ветеранам, проведшим на канале восемь лет, уже три четверти. Я спросил: «А оттрубившим десятилетку?» Мне ответили: «Таких четверо, включая Константина Эрнста». Меня в списке почему-то не оказалось. Видимо, пересидел даже сотрудников отдела кадров. Чудом не вымерший динозавр.

«Кашпировский недавно подрался у меня на передаче»

03s22 Malahov.jpg (18583 bytes)- Правда, что тебя штрафовали за проколы в прямом эфире?

- Когда много работаешь, обязательно возникают нештатные ситуации. Кто-то ляпнул глупость на камеру, а ты не проконтролировал вовремя или не так отреагировал. Анатолий Кашпировский недавно подрался у меня на передаче с одним из гостей — наказали мою редакторшу. А как-то я вел программу «Добрый день», в которой речь шла о проводимых в 1930-е годы в Сухумском питомнике тайных опытах по скрещиванию приматов и людей. В студии среди приглашенных была и Наталья Дурова, известная дрессировщица. Она стала говорить: «Ах-ах, мои любимые обезьянки, кому пришло в голову ставить такие жестокие эксперименты? Ах, а что испытывали несчастные женщины, подвергавшиеся насилию со стороны животных? Ах, слушаю это как страшный сон, ах, ушам не верю»… Сексолог Александр Палеев терпеливо молчал, а потом возьми да скажи: «Наталья Юрьевна, давайте не лицемерить перед телезрителями. По статистике каждая третья женщина, у которой есть собака, сожительствует с ней». О-па! Я тут же ушел на рекламную паузу, но 20 процентов из моей месячной зарплаты — долой! В общем-то, справедливо. Я представил, как семья сидит за обеденным столом, мирно ест картошку с котлетами, смотрит телевизор и вдруг слышит с экрана: «Сожительствует с собакой». Шок! Какими глазами муж должен смотреть на любимого пса жены?

- Говорят, грешишь в последнее время нецензурной лексикой?

- Но не в эфире. За кадром — да, могу крепко выразиться: по-другому иногда не объяснишься. Телевидение многими воспринимается как некий мир грез, куда все стремятся попасть. На самом деле там огромная текучесть кадров.

- Но твои любимые блондинки, которым посвятил одноименный роман, по-прежнему на боевом посту?

- Да, мои редакторши живы и здоровы. После выхода книжки вывозил девчонок на море в Дубай. Отдохнули классно! Устроились в пятизвездочной гостинице, съездили на экскурсию в аквапарк и суперотель «Бурж Аль-Араб», в простонародье — «Парус». Девчонки встретили там знакомых. Те спрашивают: «А вы что тут делаете?» — «Живем, — говорят, — Андрюша за все платит». А в «Парусе» любой номер стоит не менее тысячи долларов в сутки… На следующий вечер в другом шикарном отеле столкнулись с известным писателем, теле- и радиоведущим Владимиром Соловьевым и ему лапшу навешали, мол, беременеть прилетели. У Володи после каждой поездки в Эмираты рождается очередной ребенок, вот девчонки мои и прикололись. А как-то пришли на пляж с ковриками. В пять часов вечера расстелили их, достали каждая по Корану и начали совершать намаз. Местная публика окончательно обалдела. Словом, веселая у меня команда…

В принципе, я мог бы отказаться от ведения программ, уйти из кадра — готов быть и шеф-редактором, и продюсером. Но если уходить из эфира, то нужен эффект полного исчезновения: тогда через время сможешь вернуться, если захочешь. Может, и я взял бы паузу года на три-четыре, пошел бы куда-нибудь учиться, но еще не заработал столько, чтобы существовать без постоянного притока средств. Остается вариант с продажей квартиры, но прибегать к нему не хотелось бы. Мне и так крупно повезло с покупкой.

«Однажды, купаясь в море под Ниццей, я нашел в воде… бриллиант на семь карат!»

- Разве не твоя бывшая пассия Марина Кузьмина подарила эту жилплощадь? Вся Москва гудела о романе Малахова с крутой бизнесвумен, которая старше его чуть ли не на 20 лет. Два года ты, говорят, купался в роскоши…

- Еще один из мифов: Малахов — альфонс. Если бы Марина выглядела, как солистка шоу толстых теток, понял бы такие разговоры, но она ведь яркая, эффектная… Да, подарки были. Отрицать глупо. Например «Крайслер». Ежегодно плачу за него страховку, и только. Сколько лет прошло, а на спидометре три тысячи километров. Не знаю, почему не езжу. Наверное, это мост, соединяющий нас: моя машина в гараже Марины. Что же касается квартиры на Остоженке, то Кузьмина была против: ей не понравились ни дом, ни подъезд. Сказала: «Ужас, ужас!» А мне тут в кайф: вид на храм Христа Спасителя, высокие потолки, площадь подходящая — сто метров… Словом, покупал на свои. Часть суммы занял у друзей, потом отдал. Тогда 2800 долларов за квадрат казалось очень дорого, а сейчас уже по десять тысяч за метр предлагают…

- Кузьмину, кстати, ты замуж звал?

- Шли какие-то разговоры… До обручальных колец, правда, мы не добрались, зато были подвески. Но дарил я их, между прочим, не только Марине. Как-то отдыхал с девушкой под Ниццей и, купаясь в море, увидел на дне что-то блестящее. Нырнул — и достал женское украшение. Камень в подвеске показался мне стразом, не верил, что бывают драгоценности таких размеров. Выбрался на берег, разбудил подругу, которая сладко дремала на солнышке. «Дорогая, я выловил для тебя сокровище». Мы отправились в ближайший ювелирный магазин, и там узнали, что это бриллиант отличного качества на семь карат…

А Марину я вряд ли удивил бы подобным презентом: у нее собственные алмазные рудники в Африке. К слову, никогда не интересовался происхождением этого богатства. Стараюсь не задавать лишних вопросов. Однажды у меня был роман. Сначала все складывалось замечательно, мы ни о чем друг друга не спрашивали, а потом начались какие-то странности, и я попытался разобраться в происходящем. Оказалось, что моя любимая успешно жила на два, а может, и больше домов, пудря мозги наивным идиотам вроде меня. Ну и что дало это знание, кроме боли и разочарования? Нет, иногда лучше оставаться в неведении.

«Невинности я лишился уже будучи совершеннолетним и половозрелым юношей»

- Но о том, что у Кузьминой новый бойфренд из барменов наверняка слышал? Помоложе тебя будет.

- Знаю. Конечно, задевает, когда бывшая девушка выходит в свет с каким-то пацаном, а тебя пытаются с ней столкнуть. Я с Леной Кориковой (»Бедная Настя» — Авт. ) пришел на «Серебряную калошу», и Марина была со своим мальчиком. Организаторы вечеринки дали нам места по соседству — свинью такую подложили, бомбу. Но я успел поменять билеты, чтобы не встречаться…

- Значит, ревнуешь?

- Сегодня у меня к Марине, скорее, родственное чувство. Поэтому и воспоминания светлые. Однажды Марина полетела на трехдневные переговоры в Японию и взяла меня с собой. Захотев посмотреть на ночную жизнь Токио, поехали в злачный район. В одиннадцать вечера было еще достаточно пустынно. Слоняясь без цели по улицам, набрели на постоялый двор для домашних животных. У японцев квартирки крошечные, поэтому собак они держат в специальных местах, где для каждой оборудован свой вольер. Хозяева навещают питомцев, кормят, могут даже выгуливать на выделенной для этих целей площадке… Выйдя из псиной гостиницы, мы обратили внимание на местную молодежь, которая покупала в аптеке маленькие бутылочки по два доллара и тут же выпивала содержимое. Решили попробовать. Какой-то клубничный вкус. Взяли еще по одной, осушили и отправились в отель отсыпаться после тяжелого перелета. И что ты думаешь? Уж не знаю, что мы приняли, но глаз не могли сомкнуть 72 часа кряду! Надо было видеть Марину, которая привыкла управлять любой ситуацией, а тут оказалась беспомощной, как малый ребенок. Сон не шел и ко мне, отрубающемуся при первом же соприкосновении с подушкой. К чему веду? Не все в жизни подконтрольно нашей воле, что-то надо принимать как данность. Знаешь, я готов идти до последнего, просить, умолять, стоять на коленях. Не считаю это унижением: за любовь надо бороться, хотя у всего существуют пределы. В какой-то момент лучше отпустить ситуацию. Если тебя не хотят, дай возможность человеку взглянуть на происходящее со стороны. Время остудит, рассудит.

- Не уверен, Андрей, что все согласны ждать. Мама наверняка требует, чтобы ты женился, подарил ей внуков?

- Скорее, мама сделает замечание по поводу эфира, чем полезет в мою личную жизнь. Она знакома с большинством моих девушек, но это не значит, что я прошу ее одобрения. Жену выберу самостоятельно.

- Но ведь тебе уже 35, а ты остаешься один — не слишком это здорово…

- Во многом это плата за публичность. Был бы обычным парнем, до которого никому из посторонних нет дела, давно бы женился, завел детей. Стабильно зарабатывал бы какие-нибудь четыре тысячи долларов в месяц, достаточные для жизни в провинции, а не в безумной Москве, и чувствовал бы себя счастливым человеком. Поверь, мне не нужна внешняя мишура и видимость успеха, но я живу в таком обществе, что приходится постоянно делать поправку на чужие правила. Не так давно была ситуация. Обедаю в семье девушки, с которой в тот момент встречался, и вдруг ее мама говорит: «Алена, а зачем тебе Андрей? Есть Максим Галкин, он гораздо лучше». Я не знал, как отреагировать: встать из-за стола и демонстративно уйти или сделать вид, будто оценил шутку. А потом семья жутко обиделась, когда мы с Аленой все же расстались.

- Ты имел на нее серьезные виды?

- У меня всегда все всерьез. По-другому не бывает!

- А так, чтобы встретиться, извини, переспать и разбежаться?

- Не-не-не, исключено. Наверное, мой сегодняшний экранный облик создает обманчивое впечатление, в действительности же я рос правильным советским мальчиком — целомудренным и положительным. На каждый праздник мы выпускали семейные стенгазеты, сочиняли друг другу смешные поздравления и трогательные стишки. До 12 лет я на полном серьезе верил в Деда Мороза, писал открытки в Лапландию. Новый год мы всегда встречали в лесу, возвращались домой, и я обнаруживал подарок. Кто его мог принести? Лишь добрый Дедушка Мороз, борода из ваты, который пролезал в специально приоткрытую для него форточку. Святая простота!

Я был не только наивным, но и инфантильным. Что говорить, если невинности лишился уже в Москве, будучи совершеннолетним и половозрелым юношей. Да и познакомился с партнершей не где-нибудь на дискотеке, а на вечерних курсах английского языка при МГУ. Я же хотел учиться, учиться и еще раз учиться — ходил на дополнительные семинары и коллоквиумы, слушал лекции в Пушкинском музее, стажировался при «Известиях»…

«Мое желание жениться на шведской девушке родители считали… изменой родине»

- То есть «первым делом, первым делом самолеты, ну а девушки, а девушки потом»?

- Примерно так. Хотя… Мог жениться уже в 19 лет. На шведской девушке по имени Пирьо, сокращенно Пиппи или Пип. Наш роман длился семь лет. Это были очень красивые отношения. Все деньги, которые удавалось зарабатывать, тратил на телефонные переговоры со Стокгольмом и на полеты туда… Родители мои были категорически против наших отношений, о браке даже слышать не хотели. Можешь вообразить их шок от известия, что единственный 19-летний сын, их любимый Андрюша, встречается с 33-летней женщиной, да еще и иностранкой!

- А, кстати, как вы с ней встретились?

- Когда-то Пирьо была оперной певицей, потом стала импресарио и продюсером. Она приехала в Москву. А меня в университете приставили в качестве сопровождающего к каким-то иностранным профессорам, которые хотели посмотреть столицу. Эти походы у студентов ценились тем, что иногда удавалось раскрутить гостей на халявный обед в ресторане. Предел мечтаний для вечно голодной публики, обитающей в общаге! Не помню, кормили ли меня в тот раз, но мы попали в Большой театр. Пиппи сидела в соседней ложе. В антракте я подошел познакомиться. Разговорились и встретились на следующий день.

- Блондинка, конечно?

- Родная сестра Памелы Андерсон! В общем, через пару дней Пип улетела домой, в Швецию, а я каждый день(!) отправлял ей открытки с видами Москвы — три месяца. Что именно плел в тех посланиях, вряд ли вспомню, но осада принесла плоды: меня разыскал брат Пирьо, живший в Москве, и сказал, что в декабре сестра снова прилетает. Встретил я Пиппи в «Шереметьево», и все закрутилось на бешеной скорости. Она остановилась в «Метрополе», на несколько дней я забросил лекции и не выходил из гостиничного номера… Потом начались бесконечные полеты туда и обратно  — то я, то она. Все стремительно шло к свадьбе. Я был по уши влюблен и ничего вокруг не замечал, хотя и являлся объектом шуток друзей Пип. Мол, нашла себе пионера. Наверное, я и вправду смотрелся нелепо — длинный, тощий, в очках, купленных Пирьо…

После летней сессии на третьем курсе полетел к Пиппи на 20 дней и только на обратном пути в аэропорту сообразил, что не видел ничего, кроме спальни в ее квартире в самом центре Стокгольма…

С Пирьо я пережил одно из самых сильных чувств. Мне вообще кажется, что в жизни все испытываешь по-настоящему остро лишь в первый раз. С Пиппи у меня многое случилось впервые…

«Страх разочаровать верящих в тебя вяжет по рукам и ногам»

- Мы встречаемся год, два, три, понимаем друг друга с полуслова, ловим по телефону любые интонации и оттенки настроения, — вспоминает Андрей.  — Я начал работать в программе «Доброе утро» в бригаде ведущего Пети Орлова и искал любое «окно», чтобы слетать в Стокгольм. Пиппи представила меня в посольстве как своего жениха, и я мог беспрепятственно путешествовать. Мне даже выдали шведскую карточку как состоящему в гражданском браке и собирались поставить на воинский учет. Это было совсем комично. Не хватало еще послужить в тамошней армии!

А родители продолжали твердить о предательстве Родины и прочих подобных вещах. Я метался. Не знал, что выбрать — любовь или карьеру…

Когда учеба в МГУ закончилась, получив диплом с отличием и направление на стажировку в Америку, я улетел в Мичиган. Пиппи за год четырежды навещала меня там. Это было счастье. Потом я вернулся в Москву. В тот момент организовался Первый канал, и мне предложили должность редактора в международном отделе. Денег платили мало, зато по ночам я мог со служебного телефона трепаться со Стокгольмом. Наговаривал, наверное, космические суммы. А те 500 долларов, которые получал, тратил на полеты в Швецию. Конечно, денег на все не хватало, и Пиппи меня реально содержала. В Стокгольме меня воспринимали как мальчика, мечтающего жениться на богатой невесте. Это сильно напрягало.

- Она в самом деле была обеспеченной женщиной?

- Не бедствовала, это точно. Но мне важно было самому платить за билеты в Стокгольм. Знаю, газеты создали образ жадного Малахова. Якобы деньги ставлю на первое место, даже романы завожу исключительно ради наживы. Как раз для того материальная независимость и необходима, чтобы не упрекнули, будто что-то делаю из корысти…

Я продолжал регулярно летать в Стокгольм, наши отношения с Пип окончательно стабилизировались, ничего нового в них не происходило. Моя карьера на телевидении пошла в гору, буквально выстрелила после Америки, я начал вести программы, кого-то подменять в прямом эфире, и Пип осознала: я не откажусь от работы, не соглашусь на эмиграцию в Швецию.

- А она, разумеется, надеялась создать нормальную семью?

- Само собой. Естественное женское желание… Она предлагала: «Давай привезем твоих родителей в Швецию. Познакомимся, пообщаемся, они узнают меня и согласятся, что ничего страшного не произойдет, если мы поженимся». Но мои прокоммунистически воспитанные мама с папой ничего не хотели слышать, категорически отказываясь ехать куда бы то ни было.

Все знают сегодняшнего Андрея Малахова, регулярно мелькающего на экране, но людям сложно понять, что я был другим. Я рос единственным ребенком в семье, и на меня постоянно возлагали какие-то надежды. А в душе я, может, совсем не хотел соответствовать нарисованному образу. Это самое тяжелое, что можно вообразить на свете! Наверное, в семье должно быть много детей, чтобы родители ничего от них не ждали, давали спокойно расти и искать свою дорогу. Когда ты один и все взоры обращены в твою сторону, планку невольно задирают на такую высоту, что страх разочаровать верящих в тебя вяжет по рукам и ногам.

- По сей день доказываешь состоятельность?

- Папа умер в прошлом году, а мама молчит…

- Из-за Пиппи?

- Тогда наши отношения с Пип замерли… Тупик? Мне казалось, пауза. Знаешь, люди, живущие в Скандинавии, дико страдают от одиночества. Часто следствием этого становится алкоголизм. Пока ты молод и вечно гуляешь на каких-то тусовках, подобные проблемы не кажутся серьезными, ты их попросту не отслеживаешь. И вот я в очередной раз приезжаю к Пип, а она сидит дома на бюллетене. Спрашиваю: «Что случилось?» Отвечает: «Плохое настроение». Потом увидел на листочке диагноз, поставленный врачом: депрессия. Еще сильнее удивился. Можешь представить, чтобы в Советском Союзе дали больничный на основании хандры? У нас тогда вся страна лечилась бы без перерывов на обед!.. Приятели Пиппи твердили: «Андрей, у нее проблемы, обрати внимание», — я же по-прежнему ничего не понимал.

Пип все чаще прикладывалась к бутылке, а мне казалось, что она просто не хочет контролировать себя, и я делал какие-то замечания… Понятно, что мы созванивались утром и вечером, а раз в месяц я летал в Стокгольм, но чаще не мог: работа, эфиры… Не скажу, что начал тяготиться отношениями, но нужно было что-то делать. А что — не знал. Мне казалось, человек должен взять себя в руки. Потом у меня закончилась шведская виза, требовалось продление. А Пиппи никак не присылала необходимые документы. Пытался объяснить ей, что надо встать с кресла, дойти до полицейского управления, взять приглашение, заполнить бланк и отправить в посольство. Пиппи соглашалась со мной и… ничего не делала. Сам отправился в консульский отдел, поскольку знал женщин, которые там работали. Говорю: «Так и так, Пиппи задерживает бумаги, а мне надо ехать».  — «Не переживай, — успокоили они, — мы тебе сами все выпишем, зарегистрируешься на месте».

… Я по-прежнему любил Пиппи, не хотел ее терять. Просто в какой-то момент возникло ощущение, будто что-то сломалось в хорошо отлаженном механизме. Появилась какая-то апатия… Когда в посольстве мне поставили визу, я решил, что полечу в отпуск в Стокгольм, мы побудем несколько недель вместе и вернем все на круги своя. Последний эфир я провел в пятницу. Поздно ночью вышел из телецентра на улицу со знакомыми, мы смеялись, шутили. У меня было так легко, светло и хорошо на душе! Лето, впереди отпуск, поездка к Пиппи, все наладится и будет супер. Я бежал по ночной Москве и хохотал вголос… А утром проснулся от звонка. Петри, брат Пиппи, сказал, что ночью его сестра покончила с собой. Она бросилась с моста под поезд… Финал истории таков: мама поехала со мной на похороны. Она прилетела на следующее утро. Все те же мои знакомые женщины из консульского отдела за день сделали ей визу…

«Мне давно уже не до улыбок»

- Бываешь на могиле Пирьо?

- Каждый год езжу на кладбище. Обязательно. Пип похоронена в Финляндии, корни ее семьи оттуда… А вот в Стокгольме не появлялся уже много лет: страшно оказаться в городе, с которым столько связано. Продолжаю общаться с братом Пиппи, он по-прежнему работает в Москве. Мы иногда созваниваемся… Знаешь, я ведь был в стокгольмской квартире Пиппи после самоубийства. Пришел туда вместе с Петри. Музыка для Пип всегда имела определенный мистический смысл. Я понимал: Пирьо наверняка что-то слушала перед тем, как решиться на последний шаг. Я открыл ее современный музыкальный центр на шесть гнезд и увидел, что заправлен лишь один CD — концерт ми-бемоль мажор Моцарта. Сочинение 364. Вынул диск и забрал с собой. Не знаю почему. Еще взял на память смешные часы в виде компакт-диска — рекламная продукция какой-то шведской звукозаписывающей компании. Снял их со стены в кухне. Тоже не могу ответить зачем.

После гибели Пип я обратился к вере, начал посещать церковь, бывать у священников Сретенского монастыря. Так нередко случается: человек получает какой-то внутренний толчок и приходит к Богу. Первые полгода я каждый день просил Господа о спасении душ самоубийц. Молился дома, поскольку в храме это делать запрещено.

- За годы романа с Пиппи случались интрижки на стороне? Хотя бы ради секса?

- Ни разу! Не нуждался в этом, у меня была любимая… Но я сделал вывод: человек одинок всегда, и рано или поздно каждый остается в одиночестве. Все, что строишь, что кажется важным и нужным — работа, дети, семья, — рискует превратиться в замок из песка. Надо быть к этому готовым в любую секунду. Мне потребовалось года три, чтобы прийти в себя. О трагедии знали лишь самые близкие и друзья, а с мамой эта беда нас еще больше сблизила. В тот момент я больше всего нуждался в поддержке родного человека…

Знаешь, такие испытания даются, чтобы ты переосмыслил жизнь. Я не решился выбрать между любовью и карьерой, сделал ставку на второе и заплатил высокую цену. Значит, чтобы не оказаться у разбитого корыта, обязан был продолжать начатое, бить в одну точку, сцепив зубы, работать. Правда, это не гарантировало, что, преуспев на ТВ, я не проснусь однажды и не спрошу себя: «А на кой это все надо?» Лучше жить в шалаше, но с любимой, чем одному на Остоженке.

Роман с Пиппи, ее трагический финал заставил меня стать более серьезным и ответственным. Постоянно помню, что все в этой жизни может оборваться в секунду. Другое дело, что окружающие воспринимают меня в образе порхающего мотылька, героя-любовника. Фотографы, периодически снимающие меня для журналов, спрашивают: «Андрей, почему вы не улыбаетесь?» Даже мама говорит: «Сынок, ты смеешься только за деньги на экране». А может, мне давно уже не до улыбок, нет причин для веселья. Но как это объяснить людям?! Стоит появиться где-нибудь с новой знакомой — тут же приписывают роман…

«Памела Андерсон меня поцеловала»

- Страх, что подружек интересуешь не ты сам, а твой кошелек, имеет место быть?

- Это главный вопрос: как выяснить, что им от меня нужно? Хорошо, если сразу все понятно. Мне не раз звонили и предлагали: «У нас есть молодая певица, возьмись за ее раскрутку. Пусть походит с тобой по тусовкам, засветится». Подумал: может, фирму создать по «выведению на орбиту»? В этом смысле общаться с людьми своего круга, известными и самодостаточными, проще: мы говорим на одном языке. Но ведь хочется не только веселиться и ржать. Я ищу искренность, чистоту.

- У Собчак-junior ничего этого не обнаружил?

- Почему? Ксюха — симпатичный человечек. Мы познакомились, когда она пришла в мою программу. С тех пор завязались отношения.

- Серьезные?

- Если ты о сексе, то его не было. Зачем? Ей для коллекции? Или мне? Мы общаемся на ментальном уровне, когда не надо ничего объяснять.

- И кольца ты ей не дарил?

- Это было. Правда, покупал я его для Лены Кориковой. Но она, видимо, женской интуицией почувствовав, что придется держать ответ, на церемонию ТЭФИ со мной не пошла. В последнюю секунду перед тем, как одеть красивое вечернее платье, Лена пролила на него томатный сок. Сказала: «Не могу же я появиться на людях в таком виде!»

- А ты собирался сделать Кориковой официальное предложение?

- Да. Если получу ТЭФИ. Вышел на сцену за статуэткой и сказал: «В жизни человека не может быть сразу все, как ему хочется. Орфей есть, а любимая девушка не пришла. Хотел предложить ей руку и сердце, принес обручальное кольцо… » Народ в зале загудел, Дана Борисова крикнула: «Андрюша, я здесь!» После церемонии награждения пригласил приятелей на вечеринку в ресторан, к которому имел тогда отношение, пытался бизнесом заняться. Приехала Ксюха и говорит: «Ну, покажи кольцо, покажи!» Вещица была симпатичная. С бриллиантом. От «Булгари». Показал. «Ой, — говорит Ксюша, — прямо на меня, как в сказке про Золушку, мой размерчик». Но тогда я дарить не стал. А потом нас позвала на эфир Тина Канделаки. Попросила кольцо принести, чтобы зрителям показать. И Ксюша роняет фразу: «Мне вот никогда в жизни ничего просто так не дарили. Бескорыстно». Я вынул кольцо: «На, бери»…

А что касается Лены Кориковой, одно скажу: мужчина, чье кольцо она согласится принять, не прогадает. На этом ставим точку. Когда людей нет в живых, легче вспоминать. О тех, кто рядом, говорить труднее. У каждого свой взгляд на прошлое. Несмотря на громкие публичные разрывы и тихие, но не менее трагические расставания, я понимаю: любовь не проходит. Благодарен всем, кого любил. Как-то оказался на вечеринке. Смотрю, соседи о чем-то шепчутся. Мы, говорят, пересчитываем людей, которых ненавидим. Оглядев зал, где было полно народу, я вдруг осознал, что мне некого внести в черный список. Конечно, обидно, когда тебя бросают, дают от ворот поворот. Но если завтра позвонит Марина и скажет, что ей нужна помощь, даже в два часа ночи откликнусь и приеду. Честно.

- Ощущение такое, Андрей, будто ты ищешь целомудренность и, извини, блядство в одном флаконе. Монашку Памелу Андерсон.

- Вспомни, с чего начинала Мария Магдалина! С Памелой я, кстати, встречался. После церемонии вручения наград русского МТV. Мы даже поцеловались. На следующий день прочитал в газете, что 12 процентов мужчин согласны на всю жизнь отказаться от секса, если хотя бы раз переспят с Памелой. На такую жертву пока не готов, но поцелуй у меня уже есть.

Не скрою, очень хотел с ней познакомиться. Но не мог же подойти и сказать: «Здрасьте, я Андрей». Как-то надо было обратить на себя внимание. Я позвал на вечеринку Ирен Феррари — мегазвезду, прославившуюся грудью невероятных размеров. Астраханские арбузы! Конечно, Памела заметила девушку, у которой шары больше, чем у нее. Сама подошла, мы разговорились. Она была в шоке от того, как с ней обошлись на вечере МТV: каждый второй поднимавшийся на сцену цеплял накладные сиськи, а Памеле не дали переводчика, и она не понимала, о чем говорят и почему все ржут. Памела даже заплакала. Я начал утешать. Говорил, что миллионы женщин делают себе силиконовые груди, мечтая быть похожими на нее, а сотни тысяч мужчин покупают возлюбленным красные купальники, чтобы те хотя бы отдаленно напоминали спасателей Малибу… Говорил долго и взволнованно, Памела даже заулыбалась и меня поцеловала, но этот эпизод я вспомнил по другой причине: плачут и богатые, и красивые.

- Именно их ты и любишь — богатых и красивых. Одна твоя подруга — сестра вице-президента крупной нефтяной компании, вторая — родственница владельца сети бутиков, третья — хозяйка приисков…

- Знаешь, может, и выбрал бы Золушку, но они редко оказываются в VIP-зонах.

 

1159

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів