БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Наталья Мудрик: «В знак благодарности папа мальчика, которого я спасла, пытался мне всунуть... десять гривен»

0:00 15 августа 2007 533
Наталья Мудрик
Ольга ГУРИНА, «ФАКТЫ» (Кривой Рог — Киев)

Наталья Мудрик, получившая тяжелую травму при задержании опасного преступника, стала чемпионкой Европы по пулевой стрельбе

Отправляясь на интервью к чемпионке Европы по пулевой стрельбе, старшему лейтенанту милиции, задержавшей преступника и вытащившей из проруби мальчика, я представляла свою героиню крупной, с мужскими чертами лица женщиной. И просто опешила, когда дверь мне открыла невысокая миловидная кареглазая шатенка. Еще больше меня поразила ее судьба. Природа щедро одарила Наталью Мудрик талантами, но и испытаний на ее долю выпало немало.

«На церемонии награждения что-то напутали и хотели мне вручить «серебро»

Одна стена в комнате Наташи полностью увешана дипломами, грамотами, вымпелами, медалями.

- Эти — из здоровой жизни, — показывает Наталья Мудрик на верхние ряды. — А эти — из теперешней. Вот хрустальная медаль открытого чемпионата Европы по пулевой стрельбе в Германии. Я только вернулась оттуда. В немецкий Зуль съехались 280 спортсменов из 45 стран мира. Я завоевала «золото» в упражнении «падающая мишень». В этом виде мужчины и женщины соревнуются вместе. За призовые места боролись 43 спортсмена, большинство из которых — представители сильной половины человечества.

В финал вышли немец, чех и я. Они увидели меня — маленькую, худенькую — и расслабились, потеряли бдительность. А вот зрители в финале поддерживали меня. Знаками показывали с трибун, что их сердца со мной. Так было приятно! На церемонии награждения что-то напутали и хотели вручить мне «серебро». Тут уж я возмутилась. Ошибку быстро исправили.

А тренер сборной Венесуэлы подарил мне вот эту мягкую игрушку — зайца-стрелка. Смотрите, у него и стрелковый «монокль» есть, и винтовка. Зайчика, он теперь станет моим талисманом, я назвала Зуль и вышила это имя у него на майке. Кстати, среди спортсменов существует традиция меняться майками. Ко мне тоже подходили с таким предложением. Но я ответила, что мой тренер сделает мне харакири, так как футболка национальной сборной у меня одна-единственная.

- Давно стреляешь?

- Сколько себя помню. В советские времена было очень много тиров. Папа придвигал ящик, я на него взбиралась и стреляла. Выстрел тогда стоил три копейки. Всевозможных вымпелов и значков «Меткий стрелок», «Юный снайпер» целая коробка набралась. В городском тире тогда работал дядя Жора, и я просила его вешать для меня уже настоящие мишени, чтобы можно было посчитать очки. Он-то и посоветовал мне обратиться в спортивный клуб «Спартак». Мне тогда 16 лет было.

В Кривом Роге в то время, если помните, «промышляли» банды бегунов. Я просила старшего брата показать пару приемов самообороны. А он говорил: «Первый прием — беги, второй — кричи!» Поэтому параллельно с пулевой стрельбой я начала заниматься карате. Кстати, до травмы свободно ходила по битому стеклу. Помню, пошли мы как-то с мамой в парк, разбили там принесенные с собой бутылки, сложили в мешок, чтобы я дома могла потренироваться. А рядом какая-то бабушка стояла и все причитала: «Ой, не бейте, ой, отдайте, я их сдам»…

«Однажды была „приманкой“ для маньяка»

- А как в милицию попала?

- После техникума пошла работать электромонтером на пульт охраны при милиции. Параллельно выступала за команду райотдела на соревнованиях по пулевой стрельбе. Потом предложили должность оперуполномоченного. Конечно же, согласилась. Интересно ведь — розыск, задержание преступников. На инвалидность ушла в звании старшего лейтенанта. Пару месяцев не хватило до звания капитана.

В работе всякое было. Приходилось по нескольку часов сидеть на ступеньках в холодном подъезде, прикидываясь наркоманкой, бегать за преступником по обледенелым крышам. Была даже «приманкой» для маньяка. Он нападал на одиноких женщин и душил. Так что юбка покороче, каблуки повыше, и вышагиваешь часами по парку. Страшно, конечно, было, вздрагиваешь от каждого шороха. В итоге его так на «приманку» и взяли. Жаль только, что не на моей смене. А однажды возвращалась поздно вечером с дежурства. В курточке, шапочка вязаная на глаза надвинута… В парке пристали два парня. Ну, одного скрутила и доставила в райотдел. Второй, правда, убежал…

Мама долго не знала, кем я работала. Все думала, что электромонтером. Тут как-то утром зазвонил телефон, трубку взяла мама. А у нас с ней голоса очень похожи. «Наташа, — услышала мама. — Возьми с собой одежду похуже, перчатки и резиновые сапоги. Будем труп искать». Мама так и села…

В милиции Наташа проработала чуть больше шести лет. На вопрос, сколько дел за это время прошло через ее руки, рассмеялась: «Специально подсчет не вела. Да и как? Практически каждый день новое дело. Очень много!»

Никто из сотрудников никогда не слышал, чтобы Наталья жаловалась. Наоборот, она всегда поддерживала мужчин-сослуживцев, подбадривая шутками. О том, что Мудрик спасла утопающего, в родной милиции узнали не сразу.

- После работы вечером шла в магазин, — вспоминает Наташа. — Зима была, холодно. У нас здесь есть пруды. А уже стемнело, не видно ничего. Смотрю, вроде кто-то в воде барахтается. Думала, собака. А плавать-то я не умею. Легла на лед и поползла. На берегу собралась толпа зрителей, советы дают. Подползла я к полынье, а там мальчишка, уже посиневший весь. Единственная мысль: «Нужно схватить за ворот, а то ведь утопающие могут с собой под воду утащить». Откуда только силы взялись? Ворот мокрый, скользкий, но как-то все же вытащила его. Он, малюсенький, синий, зубами стучит: «Спасибо, тетенька». Раздела, растерла, куртку, как могла, выжала. Друзья отвели его к родителям. Я же, как только домой пришла, сразу же в горячую ванну. Джинсы к телу примерзли… На следующий день температура поднялась, но на работу все равно пришлось идти.

Через несколько дней папа этого восьмилетнего парнишки пришел вместе с сыном спасибо сказать. Отец многодетного семейства все пытался мне десять гривен в знак благодарности всунуть. И один паренек еще извинялся передо мной. В милиции подростки, которые видели, как я спасаю ребенка, сказали, что это они вытащили его из воды. Поначалу за героев их приняли. Потом одного совесть замучила, и он рассказал правду. Меня наградили Почетным знаком Главного управления МЧС «За спасение утопающих».

«Когда попала в больницу, друзья как-то растерялись сами собой. Предал самый близкий человек»

- Травму ты ведь тоже получила при исполнении служебных обязанностей?

- Даже вспоминать об этом не хочется. Враз моя карьера закончилась… Неудачный был день. Мы задерживали преступника. Он упал мне на ногу — перелом шейки бедра, разрыв малоберцового нерва, связочного аппарата… Не худенький был преступник.

И начался в моей жизни больничный период. Надежды не было никакой. Восемь месяцев глядела в больничный потолок. Вставать врачи не разрешали. Одна только мысль: «Кому я нужна?» Друзья как-то растерялись сами собой. Предал самый близкий человек. После такой активной жизни я осталась одна в четырех стенах. Жизнь, считала, закончилась. Под подушкой держала две упаковки таблеток, хотела выпить все махом… Но была мечта — встать. Лучше журавль в небе, чем утка под кроватью (смеется).

И она выстояла, справилась, преодолела отчаяние. Наташа решила доказать всему миру, и в первую очередь самой себе, что на ее жизни еще рано ставить крест. Начала тренироваться. Сначала секунды, потом минуты, часы… Превозмогая боль, вставала, падала и снова вставала.

- Выписали меня домой, — вспоминает то нелегкое время Наталья. — Мышцы на ногах атрофировались. Нужен был тренажер — беговая дорожка. Ходить в тренажерный зал не было ни сил, ни средств. Папа обратился к директору предприятия, на котором работал. Тогда директором был Александр Вилкул, он и подарил «Орбитрек». Начала на нем учиться ходить. Купила пазлы на три тысячи штук. Раскладывала на полу и, дотягиваясь до пазликов, собирала картину. Растяжка очень хорошая получается — шпагат продольный, поперечный. Собрала, наклеила на лист ДВП, покрыла лаком, из плинтусов рамку сделала, и вот такая красивая картина получилась. Подарила ее папе. Потом купила еще одну коробку с пазлами. И собрала картину для мамы. А это еще месяц упражнений на растяжку… Пришлось мне поменять и весь свой гардероб — обувь на высоком каблуке и короткие юбки раздарила подружкам.

Наташа не знает, в какой момент нога может отказать. Сколько было падений… Да и заниматься любимым делом — стрелять — спортсменка теперь может только сидя. Хотя силы воли этой хрупкой женщине не занимать. Дома на стене висят две настоящие мишени: чуть ниже — для стрельбы сидя, чуть выше — для стрельбы стоя. Наташа часами сидит или стоит, вытянув вперед руку с пистолетом. Тренирует мышцы рук и ног — чтобы не дрожали и не подвели в самую ответственную минуту. Пистолет-то тяжелый — больше килограмма весит. Да и некоторые упражнения во время соревнований длятся иногда два часа.

- Владею всеми видами оружия, — говорит Наташа. — Папа шутит, что могу выстрелить даже из кочерги или швабры. На соревнованиях стреляю из спортивного пистолета Хайдурова, стандартного пистолета ИЖ-35 и пневматического пистолета «Штеер». Пневматику, с которой я и стала чемпионкой Европы, помог приобрести все тот же Александр Вилкул. Такой пистолет за границей стоит около 1300 евро. Вот для соревнований купила еще специальный монокль для стрельбы. А это еще 180 евро. Я уже вышла на тот уровень, когда за каждое очко нужно бороться.

Когда я готовила интервью, Наташа позвонила и сообщила, что Александр Вилкул передал ей ноутбук со специальным стрелковым тренажером. Теперь она хоть каждый день может тренироваться по-настоящему. Ведь в Кривом Роге такой возможности нет. На тренировки приходится ездить за 160 километров — в Днепропетровск, где благодаря президенту Паралимпийского комитета Украины Валерию Сушкевичу созданы прекрасные условия для спортсменов-паралимпийцев.

В «Инваспорте» Мудрик занимается всего год, но ее успехи поражают даже специалистов. Хотя меня чисто по-женски впечатляло другое. При всей своей спортивной занятости Наташа успевает потрясающе готовить (в одной из местных газет она вела свою кулинарную колонку), вязать, создавать эксклюзивные сумки и куклы, вышивать крестиком и бисером необыкновенной красоты иконы и картины (в Кривом Роге даже проходила выставка ее работ). А еще сама делает дома ремонт…

Наташа — инвалид третьей группы. 810 гривен пенсии. После травмы, во время службы в милиции, молодая женщина получила статус инвалида войны. Теперь приходится возить с собой папку документов и огромный список номеров телефонов, включая номер криворожского пенсионного фонда.

- Никто не верит, что я законно получила эту «корочку», — сетует Наташа. — «Какой ты инвалид войны?» — возмущаются в транспорте. В Харькове как-то на автовокзале покупала билеты. Протянула удостоверение, кассир взяла его и куда-то ушла. Через пару минут меня скрутили двое беркутовцев и поволокли в отделение милиции. Я не сопротивлялась, а то бы еще по печени получила. Пока разбирались, мой автобус ушел. Никто передо мной даже не извинился…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров