ПОИСК
Події

Полковник в отставке алексей ярош: «в тюрьме шпандау я играл в шахматы с нацистским преступником рудольфом гессом»

0:00 18 серпня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Двадцать лет назад, 17 августа 1987 года, умер последний из лидеров фашистской Германии

Заместитель Адольфа Гитлера в национал-социалистической партии, нацист номер три (после фюрера и Германа Геринга) Рудольф Гесс в 1946 году был приговорен Нюрнбергским трибуналом к пожизненному заключению. Наказание он отбывал в берлинской тюрьме для военных преступников Шпандау. И в течение более чем 20 лет был в ней единственным заключенным…

В конце 60-х годов прошлого века контролировать охрану и содержание нацистского преступника Гесса довелось участнику Великой Отечественной войны, ныне полковнику в отставке, запорожанину Алексею Ярошу, служившему в то время в Группе советских войск в Германии. «ФАКТЫ» попросили Алексея Яковлевича поделиться своими воспоминаниями.

 

 

РЕКЛАМА

«Когда я служил в Германии, мне было запрещено читать местную и иностранную прессу»

- Алексей Яковлевич, как вы попали служить в тюрьму для нацистских преступников?

- В Германию меня направили в 1964 году. Поначалу я командовал ротой мотострелкового батальона, располагавшегося в городке Вейсенфельс. А в 1968-м из-за обострения язвы желудка командир полка предложил мне перейти на более «спокойную» должность — в отдел внешних сношений при Группе советских войск в Германии. Это подразделение отвечало за связь с посольством СССР и войсками стран — союзниц советского государства в Великой Отечественной войне: США, Англии, Франции.

РЕКЛАМА

На новом месте службы я осуществлял контроль охраны Межсоюзной тюрьмы для военных преступников Шпандау, находившейся в английской зоне западной части Берлина. Эту старую тюрьму, построенную еще в 1876 году, по решению международного трибунала в Нюрнберге сделали местом заключения для семи нацистских преступников высокого ранга, в том числе и для получившего пожизненное заключение Рудольфа Гесса. Между прочим, Гитлер использовал Шпандау для заточения своих политических противников — там постоянно находилось до 600 заключенных…

18s13 GES1.jpg (22880 bytes)В 1968 году в этой тюрьме оставался уже только один заключенный — 74-летний Рудольф Гесс. За два года до моего назначения из Шпандау выпустили Бальдура фон Шираха (лидер нацистской молодежной организации «Гитлерюгенд».  — Авт. ) и Альберта Шпеера (министр вооружений и военной промышленности Третьего рейха.  — Авт. ), отсидевших по 20 лет.

РЕКЛАМА

Кстати, прежде чем допустить к работе в этой тюрьме, органы безопасности проверили меня до четвер-того колена. Кроме того, я был представлен главнокомандующему Группы советских войск в Германии Петру Кошевому, который сказал мне, что особое внимание нужно уделять несению службы нашими солдатами. И относительно контактов с иностранцами предупредил: «Никаких связей. Ты их не знаешь, они — тебя».

- Боялся, что попадете под влияние вражеской идеологии?

- Слухи о том, что наши солдаты и офицеры переходили на сторону американцев, ходили. Якобы один летчик даже угнал скоростной МиГ. И случаи шпионажа были…

Но меня проверяли еще и потому, что тюрьма Шпандау имела особый международный статус. Она управлялась четырьмя государствами — СССР, США, Великобританией и Францией. От каждой из стран в администрацию тюрьмы были назначены директор, медик и переводчик. Охраняли тюрьму поочередно. Месяц — наше воинское подразделение: солдаты на вышках, наружная охрана и надзиратели внутри, на собраниях администрации председательствовал советский директор. Затем по месяцу тюрьму охраняли англичане, французы и американцы…

В Потсдаме, расположенном приблизительно в 25 километрах от Берлина, мне дали квартиру. На службу я ездил на спецмашине. Будучи офицером, должен был ходить в гражданской одежде, которую мне выдавали, кстати, довольно приличную… Для меня была даже придумана специальная легенда: якобы я уроженец Красноярского края, в 1943-м призванный на фронт, после войны остался в Германии вольнонаемным — работать слесарем.

- Ну и как, легенда работала?

- Честно говоря, иностранцы и так все знали. Как-то на приеме один американец сказал: «Капитан, не крутите нам мозги». Потом я узнал, что сам он полковник, хотя тоже ходил в штатском. Почему нужно было скрывать, что я военный? Думаю, ради страховки, чтобы не завербовали иностранцы. Нам также запрещалось читать их газеты и журналы. Тем более — дружить с ними.

«Записи, которые Гесс делал в тюрьме, у него изымали, резали на полоски и сжигали»

- Алексей Яковлевич, что собой представляла тюрьма Шпандау?

- Это было четырехэтажное тюремное здание, окруженное трехметровой стеной со сторожевыми вышками. На трех из них находились охранники с автоматами, на четвертой — еще и с пулеметом. С внешней стороны стены был предзонник и два ряда ограждений из колючей проволоки. По одному из них в ночное время пускали электрический ток. Слева при входе на территорию располагалось караульное помещение. Часовых обычно было человек 30. Рядом — длинное здание, в котором находились столовая, буфет и зал заседаний.

- И в чем заключались ваши непосредственные обязанности?

- Моя должность называлась сотрудник охраны штаба Группы советских войск в Германии. Нас было шестеро. Сутки я дежурил в тюрьме, потом двое проводил дома с семьей в Потсдаме. Приезжая в Шпандау, обязательно переодевался в военную форму. В мои обязанности входило проверять, как несут службу солдаты, особенно ночью или в предутренние часы. Причем не только наши, но и американцы, англичане, французы. Обо всех замечаниях я ежедневно докладывал директору, а тот писал донесение командующему.

Сотрудники охраны со стороны союзников также имели право контролировать наших солдат. Англичане относились к военнослужащим лояльно, американцы же очень требовательно. Запомнился такой случай: рано утром я пришел с проверкой, а солдат в караульном помещении задремал, сидя на стуле. В этот момент вошел начальник караула, увидел и как врежет солдата по каске!

Кстати, несмотря на то что в тюрьме остался только один заключенный, охрана была такой же, как и раньше.

- В каких условиях содержался Рудольф Гесс?

- Его камера находилась на третьем этаже тюремного здания. Она была без окон, только глазок в двери. Свежий воздух поступал с помощью вентиляционной системы. Из мебели в камере была тумбочка для хранения зубной щетки, пасты и мыла, один стул и подставка для письма, которую Гесс ставил на кровать и использовал как стол. Специальная кровать позволяла заключенному принять любое положение — лежа, полулежа, сидя.

Напротив камеры Гесса находились туалет и душевая. Еще два помещения на этом же этаже были оборудованы под часовню. Раз в месяц заключенного посещал священник-француз. В распоряжении Гесса имелась также библиотека, которой, кроме него, никто не пользовался. В ней были книги на немецком, английском, русском и французском, ведь Гесс владел этими языками. Был в библиотеке и телевизор, но я не припомню, чтобы Гесс его когда-нибудь смотрел. А вот радиоприемника не было. Еще одну камеру оборудовали для хранения одежды заключенного. Кстати, там я видел военную форму, в которой в мае 1941-го Гесс прилетел в Великобританию с предложением фюрера о совместной войне против СССР. Рудольф Гесс мог свободно переходить в любое из помещений на этаже, но дверь должен был оставлять открытой, чтобы постоянно находиться в поле зрения надзирателя.

Кстати, в тюрьме Гесс много писал. Ему выдавали бумагу и шариковые ручки. А в конце каждого месяца все четыре директора проводили совместное заседание. Обсуждали аппетит, состояние здоровья осужденного и просматривали его записи. Затем их резали на машине на узкие полоски и сжигали, о чем составлялся соответствующий акт. Но сам Гесс об этом даже не догадывался.

- А вы никогда не интересовались написанным? Ведь он, наверное, что-то хотел сказать людям…

- Это было запрещено.

- Алексей Яковлевич, а общаться с Гессом вам разрешалось?

- Я мог заходить к нему, что днем иногда и делал. Интересовался, чем он занимается. Ночью же я ограничивался тем, что смотрел в глазок. Иногда Гесс заводил со мной разговор на русском языке. Да и немецкий я немного выучил за четыре года. Он всегда находил темы — чувствовалось, что заранее готовится к таким беседам. Узнав, что я из Сибири, часто интересовался ею. В его понимании это был край ссыльных на Северном полюсе…

- О Гитлере, нацизме говорили?

- Этого не касались. Гесс расспрашивал о моей семье, родителях, интересовался, где я воевал, был ли ранен. Ведь он не участвовал в боевых действиях и знал о них только из газет. Всю войну Гесс просидел в английской тюрьме (когда в мае 1941 года Рудольф Гесс прилетел в Великобританию с предложением совместно напасть на СССР, англичане его арестовали.  — Авт. ). Как-то зашла речь о Сталинграде, и он сказал, что Красная Армия  — очень хорошая армия.

А еще Гесс любил играть в шахматы — с надзирателем или сам с собой. Партию-другую мог с ним сыграть и я. Когда он ставил мне мат, был страшно доволен.

«Под Шпандау было сделано два подкопа, но их вовремя обнаружили… »

- Расскажите о режиме дня единственного заключенного Шпандау.

- Гесс всегда вставал в шесть утра по звонку надзирателя, ведь иметь часы ему не разрешали. Делал гимнастику и принимал холодный душ. Расчесывал брови — они у него были большими, как у Брежнева. Затем он возвращался в камеру и ждал завтрак, который приносили в половине восьмого. После завтрака — отдых. В полдень Гесс отправлялся в сопровождении надзирателя на 30-минутную прогулку во внутреннем дворе. Иногда я тоже сопровождал его… Кстати, в тюрьме был ухоженный яблоневый сад, в котором заключенный мог поработать или отдохнуть на скамейке. Коллеги рассказывали мне, что Ширах и Шпеер обрывали старые ветки, убирали мусор. Но Гесс никогда этого не делал…

С часу до двух — обед. Затем час-полтора Гесс отдыхал, после чего садился и что-то писал до шести часов вечера, когда ему приносили ужин. В десять часов вечера — отбой. Вот такой примерно был распорядок, причем действовал он с 1947 года.

- А как его кормили?

- Еду для него готовил специальный повар. Врач снимал пробу, затем пищу под охраной доставляли в камеру. Когда Гесс ел, рядом обязательно присутствовал врач или фельдшер. Вилок и ножей ему не давали, только ложки…

В меню обязательно были первое и второе блюдо, закуски, напитки. Гесс имел возможность выбирать и обычно заказывал диетическое меню. Очень любил кофе. А вот спиртное правилами содержания было категорически запрещено…

- Находился ли Гесс под наблюдением врачей?

- Да. А когда у него обнаружили прободную язву желудка, перевели в отдельную охраняемую палату английского передвижного госпиталя. В Германию тут же прибыли лучшие терапевты из СССР, Англии, Америки, Франции. Советовались, делать ли ему операцию. В конце концов решили ограничиться консервативным лечением. Через полтора месяца Гесс вернулся в Шпандау.

- Посетителей к нему пускали?

- По инструкции Гесс имел право на ежемесячное 30-минутное свидание. Однако долгое время он отказывался встречаться с кем-либо: мол, если я не нужен стране, то и мне никто не нужен. Но при мне к нему приезжала жена, приходили внук, зять и сын.

- Провокации или попытки освободить Рудольфа Гесса за время вашей службы случались?

- Попыток освободить его при мне не было. Раньше делались два подкопа под тюрьмой, но оба туннеля вовремя обнаружили… Провокации же были. Гесс родился 26 апреля, Гитлер — 20-го. В эти дни неонацисты обязательно проводили возле Шпандау демонстрации с плакатами типа «Свободу Гессу!». Поэтому приходилось усиливать охрану тюрьмы. Вся полиция Берлина тоже была на ногах.

Кстати, сын Гесса все время боролся за освобождение отца. Даже обращался в английский парламент, ведь по законам Великобритании, если приговоренному к пожизненному заключению исполнилось 70 лет, его можно выпустить из тюрьмы. Американцы были с этим согласны, а советская сторона и французы — против.

- Что вы чувствовали, общаясь четыре года с одним из идеологов нацизма? Сочувствие, ненависть, жалость…

- О том, что он был правой рукой Гитлера, как-то не думалось. Его дисциплина и педантизм нравились. А вот то, что не работал в саду — нет.

- По официальной версии, Рудольф Гесс покончил с собой…

- Когда он умер, меня в Шпандау уже не было. Я закончил службу в отделе внешних сношений еще в 1971 году, а Гесс умер 17 августа 1987 года. Однако в то, что он покончил с собой, я не верю — Гесс прекрасно себя контролировал. Тут что-то не так…

… 93-летний Гесс был найден мертвым в беседке тюремного сада с электрическим шнуром на шее. Рядом лежала записка, в которой он прощался со своими близкими. Она была написана на обратной стороне письма от родных. По официальной версии, Гесс покончил с собой путем удушения. Но родственники Гесса утверждают, что он был убит, а записка подделана. Кстати, в день его смерти в тюрьме Шпандау не было ни одного представителя администрации от СССР.

В течение двух суток после смерти Гесса по приказу администрации тюрьмы была снесена беседка, уничтожены все вещи Гесса, фотографии, дневники и записные книжки. А еще через несколько месяцев тюрьма Шпандау была стерта с лица земли, и на ее месте построили бизнес-центр.

1256

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів