ПОИСК
Події

«во время пяти минут тишины мы услышали откуда-то снизу слабый стон. У меня чуть сердце не выскочило от радости! »

0:00 26 жовтня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Командир Днепропетровского военизированного горноспасательного отряда Владимир Мнишенко целую неделю не уходил с завалов рухнувшего дома  — его красная форменная куртка буквально пропиталась кровью жертв этой трагедии

Неделю весь Днепропетровск жил надеждой, что люди, оказавшиеся под завалами десятиэтажного дома по улице Мандрыковской, 127, каким-то чудом выживут. Кто-то, не желая верить, вычеркивал из списков пропавших фамилии своих родных. Кто-то не отходил от дома, надеясь услышать из-под руин голос ребенка. Кто-то на импровизированном иконостасе ставил свечи за спасение заживо погребенных. Милиция прочесывала с собаками окрестные овраги и подвалы в поисках семилетней Влады Костаревой, которую якобы видели уже после взрыва. Горе и растерянность охватили всех. И только спасатели, казалось, не поддавались эмоциям, четко и хладнокровно выполняя свою работу. Что они чувствовали, доставая из-под нагромождения плит очередное изуродованное тело, вряд ли кто-то догадывался.

«Сколько людей под завалом, не знал никто. Устоит ли стена, тоже было неясно»

Военизированный горноспасательный отряд, которым руководит Владимир Мнишенко, прибыл на место трагедии вскоре после пожарных. С той стороны, где уцелела стена, из окон еще махали руками люди. Крошечная девчушка стояла на перилах лоджии седьмого этажа. И пожарные, переставляя три выдвижные лестницы, доставали людей из оконных проемов. «Уйди! Отойди от перил!» — кричал двухлетней Анечке спасатель Олег Яценко, карабкаясь к ней по лестнице. Успели! Вместе с пожарным они спустили малышку на землю. Ее 14-летняя сестра Даша оказалась в момент взрыва в той комнате, которая рухнула. После Анечки помощник командира взвода Александр Рябый обнаружил в другой уцелевшей кухне на четвертом этаже пожилую женщину, придавленную упавшей стеной. Сама она спуститься не могла — ноги были сломаны, поэтому спасателям пришлось на руках снести пострадавшую старушку вниз по лестнице.

- В первый час пожарные и спасатели вызволили из нависших над провалом комнат, откопали из-под обломков больше десяти человек, — вспоминает командир Днепропетровского военизированного горноспасательного отряда Владимир Мнишенко.  — Те уцелели только чудом — часть зависших комнат, где они в тот момент находились, рухнула уже на второй день. Сколько людей оказались под завалом, не знал никто. Устоит ли стена, нависшая над руинами, тоже было неясно. Мы понимали одно: нужно как можно скорее приступать к поиску пострадавших.

26s04 DOM.jpg (26842 bytes)Однако и о безопасности самих спасателей нужно было позаботиться — со всех сторон свисали и раскачивались многотонные конструкции. Словом, в первые минуты все решала четкая и правильная организация спасательных работ. И начальник областного управления МЧС Виктор Бутковский быстро оценил ситуацию.

РЕКЛАМА

Первым делом на крышу второго и четвертого подъездов поднялись наблюдатели. Их задачей было обследовать с высоты состояние дома и поверхность самого завала. Снизу, со двора, хаотичное нагромождение конструкций просматривалось плохо. Они-то и увидели в бинокль присыпанного обломками человека. Уже через несколько минут пожилого мужчину увозила «скорая».

- Каждые полчаса я объявлял пять минут тишины, — продолжает Владимир Михайлович.  — После полудня во время одной из таких пятиминуток мы услышали откуда-то снизу слабый стон. У меня чуть сердце не выскочило от радости! Пытаемся поднять плиту, а она не поддается. К счастью, в это время уже приехал из Днепродзержинска спецавтомобиль со спасательным оборудованием фирмы «Роденбауэр». С помощью гидравлической подушки мы и смогли добраться до мужчины. Он был жив!

РЕКЛАМА

Наша газета уже рассказывала о спасении этого мужчины — о том, как осторожно извлекали 42-летнего жильца 107-й квартиры Александра Гаврилюка. Выстроившись в цепочку на проложенной по завалу лестнице, спасатели передавали человека на одеяле вниз.

Погибли в основном те, кто собирал документы и ценности или спал

Александра Георгиевича Гаврилюка спасло то, что диван, на котором он спал, пролетев вниз четыре этажа, приземлился возле вертикально упавшей панели стены. Верхняя плита перекрытия легла наискосок, образовав над человеком зазор. Хотя у мужчины были сломаны ноги, травмирована грудная клетка, он был жив! И лица спасателей светились от радости.

РЕКЛАМА

- К сожалению, это был последний человек, уцелевший в той страшной катастрофе, — вздыхает Владимир Михайлович.  — Когда дом рушится при землетрясении, он просто складывается и могут образоваться пустоты. Здесь же ударная волна буквально спрессовала конструкции здания. У тех, кто остался в середине, не было шансов выжить. Представьте, что холодильник, который мы извлекли, был толщиной всего лишь… четыре сантиметра. Газовые плиты, стиральные машины, водонагреватели — все смяло в лепешку. Внешне невредимым выглядел только один мальчонка лет двенадцати: когда дом взорвался, диван, на котором он спал, сложился, зажав внутри ребенка. Скорее всего, он задохнулся. Все остальные жертвы получили ужасные повреждения. Женщину, которая в момент взрыва оказалась с двумя дочками на лестничной площадке, мы два дня доставали по частям. При ней, кстати, оказались документы, а это значило, что она потеряла драгоценные секунды в поисках паспорта. И всего лишь несколько пролетов не добежала до выхода. Из-за этих-то сборов погибли еще две женщины — Людмила Великая и ее 26-летняя дочь Виктория. Соседи рассказывали, что живущие в четвертом подъезде женщины вышли во двор еще до взрыва, а потом вдруг решили вернуться за документами и ценностями.

Взрыв грянул в тот момент, когда они выбежали из подъезда второй раз. Женщины просто не успели отойти на безопасное расстояние, когда их накрыла 8-тонная плита, сорвавшаяся с перекрытия технического этажа. Когда спасатели подняли эту плиту, рядом с погибшими они нашли… кулечек спасенных женщинами украшений.

Кстати, из их четвертого подъезда, сильно пострадавшего от взрыва, бойцы МЧС по завершении всех работ вынесли все ценное, что попросили хозяева квартир. Даже двух кошек и пуделя, которые хоть и отощали за неделю от голода, но были невредимы.

- В этих квартирах все шаталось и скрипело, кое-где дальше прихожей уже трудно было пройти. Но мы в первый же день, вскрывая бензорезом бронированные двери, обследовали все до единой квартиры — вдруг кто-то не может выйти, — говорит Мнишенко.  — Бойцы готовы были помочь всем сразу, но не всегда это было возможно. За милицейским ограждением рыдала женщина, у которой на первом этаже остался сын. Мы попытались пробиться к нему со стороны уцелевшей стены — четыре решетки на лоджиях срезали за семь минут. Но за дверью была плотно спрессованная масса. Со стороны подвала доступа в квартиру тоже не было. Тело 18-летнего Богдана Троценко нашли только воскресным вечером. А тело друга, который после дискотеки остался у него ночевать, выбросило взрывной волной в частный двор напротив и накрыло бетонной плитой.

В первый же день на место трагедии прибыл министр МЧС Нестор Шуфрич.

- С утра на завале работали около 90 спасателей, люди к вечеру уже валились с ног, — продолжает Владимир Михайлович.  — Но по команде министра со всей Украины стало прибывать подкрепление. Самое главное — из Киева прилетел отряд быстрого реагирования «Центроспас», в составе которого были так необходимые нам альпинисты и кинологи с собаками. Ищеек привезли и из Харькова, но работать им было очень сложно: над грудой искореженных обломков стоял такой резкий запах испорченных продуктов и разлившихся духов, что поисковые собаки терялись. Зато альпинисты очень нам помогли. Обследовав шатающиеся конструкции на крыше и по бокам подъезда, они укрепили что смогли, а кое-что обрушили, срезали. А поскольку не всюду можно было добраться, двое альпинистов постоянно дежурили на крыше и криком предупреждали спасателей, если блоки могли упасть.

Конечно, тем, у кого под обломками остались родные, казалось, что спасатели работают медленно. Один из жильцов, Юрий Капуста, прорвавшись через милицейское ограждение, стал кричать, что в 92-й квартире у него осталась жена.

- Наверное, в это дождливое утро он просто пожалел ее и сам поехал на рынок за продуктами, — предполагает Владимир Михайлович.  — Было видно, что сердце у него обливается кровью, но держался мужественно. Я показал Юрию рухнувший дом, объяснил ситуацию. Позднее Нестор Шуфрич разрешил ему и еще нескольким мужчинам, у которых кто-то находился под завалом, быть рядом со спасателями. Они приносили нам чай, помогали сориентироваться: где какая была квартира и в каком месте могут быть пострадавшие. Кстати, последних несколько тел мы нашли именно по их подсказке.

На второй день спасателям стало намного легче работать: по просьбе Президента с криворожского комбината «Миттал стил» прибыл мощный высотный автокран «Liebherr», депутат горсовета Загид Краснов организовал колонну строительной техники «Горводоканала» — грейдеры, экскаваторы, самосвалы, которые сгребали уже сброшенные вниз обломки.

- Это настоящие спецы, — хвалит их Владимир Михайлович.  — Работали ювелирно, как нельзя лучше дополняя спасателей, которые все семь дней разбирали эту гору вручную, буквально просеивая каждый слой. Когда уже перебранную массу грузили на самосвал, с его кабины ее осматривал еще и наблюдатель. Чтобы вернуть людям максимум ценностей, погребенных под обломками, — каждую фотографию, документ, награду, семейную реликвию. Больше всего попадалось, конечно, золотых украшений — все до единого мы под опись сдавали милиции.

«Стекло на извлеченной из-под обломков иконе… даже не треснуло»

Откопали бойцы МЧС и бронированный сейф, а потом извлекли из цементного крошева неказистый матерчатый портфельчик, набитый мелкими купюрами. Их оказалось 250 тысяч гривен.

- Но больше всего меня потрясла другая находка, — не скрывает своего удивления Владимир Мнишенко.  — Икона лежала плашмя, на ней громоздились многотонные плиты, а у нее стекло… даже не треснуло! В то время как в радиусе полукилометра от взрыва не осталось ни одного целого окна!

Конечно, работа спасателей предполагает и риск, и нервное напряжение, и стрессовые ситуации.

- Я ко многому привык, — качает головой Владимир Михайлович.  — Но с гибелью детей смириться нельзя. Когда мы разбирали завалы, то и дело в руки попадали меховые зверюшки, машинки, куклы… Погибших ребятишек родители так любили, баловали! Никакими деньгами невозможно компенсировать эту утрату.

В ночь на прошлую пятницу спасатели обнаружили в самом низу почти разобранного завала двух детей — 10-летнего Руслана Бирюкова и 7-летнюю Владу Костареву. А также жену Юрия Капусты Викторию. Неизвестной в пятницу оставалась лишь судьба 78-летнего жильца 91-й квартиры Петра Прокопчука. Наблюдатели, осматривавшие в бинокль каждый сантиметр завала, обнаружили его по носку, видневшемуся из-под плиты. Дедушку засыпало на лоджии, куда он, наверное, вышел, чтобы не дышать газом.

Все пропавшие без вести найдены, все жертвы трагедии преданы земле, на рухнувшем доме спасателей сменили строители.

- Важно, чтобы из этого взрыва были извлечены все необходимые уроки, — подводит итог разговора Владимир Мнишенко.  — Когда камешек бросаешь в воду — круги расходятся все менее и менее четко, потом совсем исчезают. Но об этой трагедии общество забыть не должно.

… Только через неделю после взрыва Владимир Мнишенко попал домой.

728

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів