ПОИСК
Події

«отец, когда водил меня по выдубичским пустырям и рассказывал, где будет розарий, а где — дендрарий, представлялся мне сказочником. Но все его сказки сбылись!.. »

0:00 31 травня 2006
Інф. «ФАКТІВ»
Дочь Николая Гришко — создателя киевского Ботанического сада Академии наук Украины — вспоминает, как сад строился, а в мае 1964 года принял первых посетителей

В Ботаническом саду — праздник цветущей сирени. Десятки тысяч киевлян приходят сюда, чтобы полюбоваться пенистым разноцветьем, вдохнуть неповторимые ароматы…

Вряд ли кто-нибудь из гуляющих обращает внимание на скромную пожилую женщину, которая бродит по аллеям, время от времени останавливаясь, будто что-то припоминая. А ведь это не обычная посетительница, а человек, на глазах которого сажались и вырастали не только любимые киевлянами кусты сирени. Это дочь устроителя Ботанического сада Николая Гришко Галина Николаевна.

- Каждую весну я прихожу в сад, как на встречу с папой, — говорит Галина Николаевна.  — Вспоминаю, как мы ходили с ним по Выдубичским пустырям и он показывал, где будут Карпаты, а где — Крым, где березовая роща, а где — розарий. Он представлялся мне сказочником. Но его сказки сбылись…

 

РЕКЛАМА

Только из Германии было завезено более 800 сортов роз, около 80 сортов сирени

Идея академического Ботанического сада родилась еще в начале прошлого века — о нем мечтали выдающиеся ботаники Владимир Липский и Александр Фомин. Революция и война отодвинули воплощение идеи — и постановление правительства о создании сада появилось только в 1935 году. Денег не было, работы велись очень медленно, а тут Великая Отечественная… Во время оккупации Киева фашистами были уничтожены практически все садовые посадки и постройки. Но уже весной 1944-го председатель Совнаркома УССР Никита Хрущев подписал распоряжение о возобновлении работ в Ботаническом саду. Представляете: фронт — через всю Украину… разруха… кровь… А в Киеве уже думают о том, как украсить жизнь. Директором сада назначили Николая Гришко.

Вообще-то мальчику на роду была написана военная карьера: все мужчины до него связывали свою жизнь с армией. Но Николай с раннего детства проявлял интерес к растениям. Семья жила на окраине города, имела небольшой сад и огород, так что маленькому Коле было где заниматься любимым делом.

РЕКЛАМА

31s06 botanika1 copy.jpg (19503 bytes)Естественный шаг для человека такого круга интересов — сельскохозяйственный институт. Понятно, что Полтавский, поскольку расположен «по месту жительства». 24-летним юношей закончил его Николай Гришко и был направлен на педагогический факультет Киевского сельхозинститута — чтобы подготовиться к преподавательской работе. Затем последовало назначение в село Щасновка, где в бывшем барском поместье располагался сельхозтехникум. Казалось бы, дыра дырой, но именно здесь Николая ожидала встреча, которая сделала его счастливым. Ведь не секрет, что наибольших профессиональных успехов добивается тот ученый, у которого обеспечен тыл. Такой тыл для Николая Гришко создала очаровательная девушка Мотря Лесенко. Она родила супругу шестерых детей и сопровождала всюду, куда бы его ни направляли: в Сумы, Чернигов, Глухов, Киев, во время войны — в Башкирию. Будучи человеком чрезвычайно щепетильным, Николай Николаевич всегда помнил, кому обязан своими успехами, и ряд его научных работ вышел под двойной фамилией — Гришко-Лесенко. В частности, учебник общей генетики.

Генетика проходит отдельной строкой в биографии Гришко. Ведь известно, какой обструкции подверглась в свое время эта наука в Советском Союзе: «Генетика — продажная девка империализма»! Хотя власть очень даже ценила работу Гришко по созданию конопли, которая давала высокие урожаи. Конопля была стратегической культурой. Из нее плели для армии канаты, веревки, делали брезент. Да и в быту использовали широко, вплоть до того, что из конопли выпускали постельное белье. Культурой засеивали огромные площади! Поэтому за работы по этой теме в 1936 году Гришко наградили орденом Ленина и без защиты диссертации присвоили степень доктора сельскохозяйственных наук!

РЕКЛАМА

В 1939-м Николай Николаевич становится действительным членом Академии наук Украины и директором Института ботаники АН УССР. Но именно в это время начинается наступление авантюриста Лысенко на генетическую науку. Гришко — в числе его оппонентов и, конечно же, за это пришлось расплачиваться. Кафедру генетики, которую Николай Николаевич возглавлял в университете, закрыли, а ему предложили заняться Ботаническим садом. Он и до того им занимался, но теперь с головой ушел в дело. Лично участвовал в создании коллекции растений. Только из Германии было завезено более 800 сортов роз, около 80 сортов сирени. Сирень, говорили, из коллекции Геринга! Но документально эти слухи не подтверждены.

О том, как на месте пустырей создавали рай, рассказывают фотоснимки, которые показывает мне Галина Николаевна. Без тракторов и водопровода! Все вручную. Тачка, лопата, грабли — вот и весь инвентарь. Немало километров пробежали с тачками пленные немцы: разрушили — стройте! Приходили работать в сад киевские студенты и школьники… Но сердцем всего, что ни делалось, был Николай Николаевич.

- Квартира наша была на улице Толстого, — вспоминает дочь Николая Гришко Галина Николаевна.  — Однако отцу некогда было туда ездить, поэтому семья годами на лето выезжала в сад — в небольшой одноэтажный домик.

- Так вам и дача не нужна была, наверное…

- Дача все-таки была. Занималась ею в основном мама. Отец подключался, когда возникала необходимость в мужском вмешательстве — наша соседка, женщина не совсем здоровая, часто пыталась поджечь дом. В очередной раз она это сделала, когда отец уже умер. До открытия сада он не дожил двух месяцев, а такой был праздник! Но я о даче. Ремонтировать ее было некому, и, чтобы дача не пропала, мама продала ее — буквально за копейки  — Валерию Лобановскому. Недавно я в какой-то газете читала, что вдова Лобановского по сей день довольна покупкой: место хорошее — Козин, коллекция растений прекрасная…

Но в основном мама, конечно, занималась домом, семьей. Она была необыкновенная женщина. Очень красивая. Один немецкий ботаник в ее честь розу вывел и назвал «Фрау Гришко». Мама закончила два института: сельскохозяйственный и педагогический. Но из-за того, что семья большая, а папа всегда занят, не смогла работать. Двое детей у нее умерли, но мы-то четверо остались. Отец нами занимался примерно так. Придет, когда мы уже в кроватях, включит свет и показывает кому-то: «Вот это Галка, это Юрко, это Вовка, это Наталка». Все остальное воспитание было на маме. Впрочем, я не помню, чтобы она нас как-то специально воспитывала. Может быть, мы этого просто не замечали? Казалось, просто живем.

Рядом с отцом всегда было легко и непринужденно. Бывало, отец идет по территории сада — каждому сотруднику доброе слово скажет. У него что ни женщина, то «голубка» или «ласточка». А доверчивый был какой! Как-то один из работников сада пришел к маме и сказал, что такой-то ворует растения. Мама передала это папе, а он не мог поверить: «Что ты! Ведь он… член партии!»

К сожалению, далеко не все, кому Николай Николаевич сделал добро, платили ему тем же. Например, во время эвакуации Гришко заведовал опытной станцией в Башкирии и выделил работникам академических институтов участки земли, чтобы люди могли прокормиться. И что вы думаете? Нашелся негодяй, который «сигнализировал» в ЦК партии: дескать, Гришко разбазаривает землю. Вскоре из Москвы пришла телеграмма: «Правильно делаете, помогая Академии. Склочников найдите и накажите. Иосиф Сталин».

В тот раз пронесло. Но в следующий, когда закрывали кафедру генетики, его предали даже люди, которые были ему многим обязаны. Гришко приютил коллегу, больного туберкулезом. В доме четверо детей, но он не отступил от своего принципа: помогать каждому, кто в этом нуждается. Тот же человек оказался не столь принципиальным, когда встал вопрос о закрытии кафедры. Проголосовал — так было проще. Потом извинялся, да что толку!

«Есть добрые люди, которые помогают саду из любви к парковому искусству»

И все-таки ученого помнили и любили большинство коллег. Поэтому добились, чтобы саду было присвоено имя Николая Гришко. Случилось это 15 лет назад. А потом на главной аллее сада был установлен в честь его основателя памятный знак.

- Автора памятного знака, архитектора Леонида Лося, уже нет в живых, но остались его воспоминания о том, как шла работа над проектом, — рассказывает старший научный сотрудник Ботанического сада имени академика Гришко Владимир Кваша.  — Первоначально бронзовый барельеф хотели вписать в композицию из гранитных блоков, но уж больно это напоминало надгробие, что никак не вязалось с натурой академика. Ведь в свое время Леонид встречал Николая Николаевича у своего дяди, известного художника Ивана Лося, и составил о нем представление как о жизнелюбивом человеке. За проект Леонид взялся с большим удовольствием. Первое, что пришло в голову: нужен не памятник, а мемориальный уголок. Николай Николаевич не мыслил себя вне природы, поэтому барельеф поместили среди необработанных — «живых» — камней, между которыми пробиваются вьющиеся растения. Вот так же пробивался к жизни на выдубичских пустырях и сад. Да и теперь нам нелегко. За последние годы сад не получил от государства ни копейки на благоустройство. Пытаемся выживать сами.

- Коллекционной сиренью приторговываете?

- Ой, что вы! Сирень если и продается, то не из экспозиции — у нас для этого есть другая. Коллекционную трогать нельзя. Да, кстати! Бытует мнение, что, чем больше сирень обрезаешь, тем лучше она цветет. Это не так. Соцветия должны увядать на корню, а уж потом их нужно аккуратно снять с куста. Лучше обламывать, а не срезать ножницами, потому что ножницами можно занести какие-нибудь болезни. А что у нас действительно готовится на продажу, так это рассада и саженцы 450 видов растений. «Зеленстрой» говорит, что 70 процентов высаживаемых в Киеве растений разворовывается — и все нужно восстанавливать! Делают заказы бизнесмены, много закупают садоводы.

- А есть добрые люди, которые помогают из любви к парковому искусству, — говорит почетный директор Ботанического сада Татьяна Черевченко.  — И один из них знаете кто? Внук Николая Николаевича Гришко — Николай Юрьевич. Он учредил премию имени академика Гришко и финансирует ее из собственного фонда. Николай Юрьевич бизнесмен, занимается производством балетной обуви. Фирма «GRISHKO» выросла из небольшого кооператива, но сегодня она в тройке мировых лидеров на этом рынке. Казалось бы, человек далек от ботаники. Но если помнить слова покойного академика Дмитрия Лихачева о том, что парки — это балет природы, то все становится на свои места.

Премия имени академика Гришко присуждается за лучшие научные работы в области интродукции и селекции решением Совета ботанических садов и дендропарков Украины. Вот и сейчас мы едем в Симферополь: там будет вручаться очередная премия. Очень приятное событие!

 

1412

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів