БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Предприятия, созданные на базе никопольского южнотрубного завода, должны будут прекратить свое существование?

0:00 19 августа 2005 698
Анна ГОРБАНЬ журналист

Их руководители и работники выражают недоумение в связи с планами правительства относительно отмены реструктуризации НЮТЗ В Никополе с 9 августа продолжаются митинги, по городу развешаны плакаты с надписями: «Правительство забирает у нас зарплату и работу!», «Никополь говорит «Нет!» реприватизации!», «Хватит наездов — дайте работать!» и даже: «Не хотим платить нашей зарплатой за пустые обещания премьера!».

 Большинство митингующих — работники шестнадцати предприятий, действующих на базе Никопольского южнотрубного завода. Их возмущение вызвано тем, что правительство намерено пересмотреть отношения государства с этими предприятиями. Третьего августа информационное агентство «Интерфакс-Украина» сообщило о принятии Кабмином распоряжения об отмене реструктуризации ОАО «Никопольский южнотрубный завод», которое, по оценке главы Фонда госимущества Валентины Семенюк, открыло возможность «вернуть этот объект государству». Во исполнение данного распоряжения Генеральной прокуратуре предписывалось оспорить в суде создание хозяйственных обществ во время реструктуризации производственного объединения, а Фонду госимущества — отменить все свои решения, связанные с реструктуризацией. Однако исполнение правительственных решений об изъятии «государственной доли», внесенной в свое время исключительно «натурой», означает, что все ЗАО, учрежденные при Никопольском южнотрубном, лишатся производственной базы и должны будут прекратить свое существование. Неудивительно, что эта информация вызвала в Никополе серьезное беспокойство. Министру промышленной политики Сергею Грищенко в тот же день пришлось встретиться с делегацией инвесторов и руководителей нескольких никопольских предприятий, входящих в состав Южнотрубного завода, представителей трудовых коллективов и городской администрации. Судя по комментариям делегатов после встречи, заданные ими вопросы остались без ответов, а сам глава Минпромполитики от встречи с журналистами предусмотрительно уклонился. Ситуация в городе начала накаляться. О ней и о причинах, породивших ее, журналистам рассказали руководители предприятий Никопольского южнотрубного.

«Для того чтобы «вернуть завод государству», предприятие сначала нужно возвратить в то состояние, в котором оно было»

Глава совета директоров компании «Ювис», председатель наблюдательного совета ЗАО «Никопольский завод нержавеющих труб» Сергей Атанасов изложил позицию предпринимателей: «Мы добиваемся того, чтобы наш завод остался у нас. Для того чтобы «вернуть завод государству», предприя-тие сначала нужно возвратить в то состояние, в котором оно было. А это невозможно: каждый инвестор внес определенные средства. И если каждый заберет внесенное — не только деньги, но и оборудование, технологические лицензии, утвержденные брэнды, сети продаж, словом, все, чем нынче и славен Южнотрубный, что вообще останется? Руины. Что же нам предлагают — разрушать? Я должен обратить внимание и на то, что завод является градообразующим предприятием. Никополь фактически вырос возле него, да и сегодня на заводе работают более 14 тысяч человек. Помимо основного производства, есть и вспомогательные, которые обеспечивают инфраструктуру городского хозяйства. Нельзя подходить к нашему заводу с такими «скоропостижными» решениями». О «своем» предприятии Сергей Атанасов сказал коротко: «У нас хотели его отнять, но просчитались». Однако похоже, что этот инцидент еще сыграет свою роль в судьбе всей никопольской «производственной площадки». Напомним, что Кабмин и Минюст недавно занимали позицию совершенно противоположную той, которую декларируют сейчас. Так, правительство доказало в суде, что реструктуризация НЮТЗ была законной. «Два месяца назад в суде рассматривался иск одного из кредиторов, причем с требованием признать реструктуризацию Никопольского южнотрубного завода незаконной. Суд эти требования отверг и законность реструктуризации в 1999 году Никопольского завода нержавеющих труб подтвердил, — отметил Сергей Атанасов.  — И вот, спустя всего два месяца мы узнаем, что Кабинет министров в лице Юлии Владимировны заявляет обратное. На основании чего? Нам этого объяснять не хотят».

«Создавая предприятие, буквально поднимая его из руин, мы руководствовались законодательством. Работали в правовом поле, не нарушали закон, нас ежегодно проверяли, и никто не указывал, что где-то что-то мы сделали не так, — заявил первый заместитель генерального директора НПО «Трубосталь», член наблюдательного совета ЗАО «НПО «Труболит» Александр Воскобойников.  — Мы выполнили все свои инвестиционные обязательства. Взяли коллектив рабочих, которые много лет не получали зарплату. Мы выплатили им эту задолженность государственного завода. Тот цех, который нам достался — труболитейный трубного завода, — был построен в 1950 году. Наше предприятие получило оборудование производства 1930-1932 годов. На момент реструктуризации оно было изношено на 90-100 процентов. Здание требовало серьезного ремонта. Мы восстановили все оборудование, приобрели новое, создали рабочие места. Сегодня мы уже видим, как работающее предприятие может давать прибыль. И вдруг начинаются непонятные разговоры о какой-то реприватизации завода. Нам это совершенно непонятно. Мы как инвесторы не знаем, что отвечать сегодня работникам завода. Вот эти пять лет — годы тяжелого труда и нашего, и рабочих, которые, поверив нам, вместе с нами строили новый завод. И сегодня нам нечего им сказать. Просто нечего. Потому что мы сами не знаем, что происходит».

«Что значит «вернуть имущество, внесенное ОАО «НЮТЗ» в государственную собственность?  — возмущался председатель наблюдательного совета ЗАО «Никопольский завод бесшовных труб» Андрей Коротков.  — Если подойти к этому вопросу точно, то этого имущества уже нет. Это совсем другое имущество. Оборудование отремонтировано, стоит новое, модернизированное, совсем другие техпроцессы на некоторых участках. Что и куда предлагается возвращать? Абсурд. Это невозможно разделить — ни технически, ни юридически. Реструктуризация Южнотрубного ведь не одноразовая сделка по продаже акций или ценных бумаг, а процесс, который продолжался шесть лет. И в течение всего этого времени никаких замечаний не было — ни юридического характера, ни финансово-экономического. Причем ни у одной из команд политиков, которые были у власти, в том числе и некоторых политиков, которые у власти сегодня».

Когда инвесторы начнутm требовать возмещения убытков, государству придется выплатить больше компенсаций, чем получить от намеченной продажи акций

«Перед инвестированием нашей компанией были заказаны различные международные аудиты, которые проанализировали законность приватизации и реструктуризации, — подтвердил слова Андрея Короткова представитель израильского инвестора, член наблюдательного совета ЗАО «НЗСТ «ЮТиСТ» Борис Гендельман.  — И на тот момент мнение было однозначное: распоряжения Кабмина, Фонда госимущества, а также решения акционерного собрания ОАО «НЮТЗ» дают полную гарантию, что реструктуризация была выполнена законно и у нас нет никаких проблем с приобретением акций новосозданного предприятия».

«Любые действия правительства должны иметь какую-то цель, должны иметь основу. Мне не совсем понятна отмена реструктуризации, — выразил недоумение израильтянин.  — Выгнать одних инвесторов, чтобы привлечь новых, — это выглядит как-то нелогично. Любой новый инвестор дважды подумает, какой смысл ему вкладывать деньги, если таким образом обошлись с его предшественниками. Я уже не говорю о том, что в сегодняшней ситуации, когда все инвесторы однозначно будут подавать иски и требовать возмещения убытков, государству придется выплатить больше компенсаций, чем получить от намеченной продажи акций. Кстати, уже сегодня в связи с заявлениями правительства у нас возникли проблемы. Банки из-за публикаций в прессе практически прекратили кредитование».

Другой член наблюдательного совета «ЮТиСТа» Эдуард Боев добавил: «Проблемы с кредиторами — еще полбеды. Меня больше беспокоят не заключенные вовремя контракты. Сегодня наше предприятие работает с 34 странами мира. Сейчас уже остановлены предоплаты, не открываются аккредитивы до момента получения трубы. Прежние заказчики не торопятся платить. Заявлениями правительства убить предприятие ничего не стоит. Поэтому есть большая просьба к правительству от имени инвесторов «ЮТиСТа» — попытаться тщательнее разобраться в ситуации и только после этого принимать какие-то решения и тем более объявлять о них во всеуслышание».

«Я — иностранец, — сказал вдруг Борис Гендельман, — меня вообще-то не должно волновать положение в вашей стране и городе. Но я вижу, как изменился Никополь, и, знаете ли, горд, что причастен к этим переменам. Город начал строиться, расти. Посмотрите на проспект Трубников — стекло, неон, подметено, модницы, коляски… Но я не об этом. Дело в том, что за последние пять лет люди привыкли получать зарплату регулярно, и они, конечно же, пошли в банки, стали брать кредиты. Многое приобретено в кредит. Вы представляете себе настроение людей, у которых завтра потребуют вернуть за неуплату машину или холодильник? Это же унижение достоинства. Люди такого не прощают, и правильно делают».

«Люди-то терпеливые, — возразил председатель правления ЗАО «НПО «Труболит» Дмитрий Никулинский, — но злоупотреблять их терпением не стоит. Я на заводе, слава богу, уже 39 лет. Я видел и знал его звездные часы, когда завод гремел на всю большую страну, был отмечен премиями, орденами, наградами. Я знал кошмарные девяностые годы, конец девяностых, когда завод практически был в коллапсе, фактически не работал, и зарплату выдавали хлебом. Да, такое было, и люди это помнят. Не их вина, что к инициативам сверху они испытывают недоверие. Когда стало известно об отмене реструктуризации, завком ко мне обратился за разъяснениями. Я тогда сказал рабочим: «У меня, наверное, будет возможность на разных уровнях общаться с людьми. Какие у вас вопросы? Может быть, я помогу вам, в ваших личных бедах». Молчание продолжалось минут пять, то есть люди думали, о чем спросить. И тут одна работница сказала: «Передайте тем, с кем вы будете общаться, что нам ничего не надо. Дайте нам спокойно работать. Не мешайте. И все будет нормально». Вот я хочу донести до наших руководящих органов ее просьбу. Не мешайте нам спокойно работать. Просто не мешайте».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров