ПОИСК
Події

Вячеслав сычев: «помню, к нам в кривой рог приехал из цк лксму иосиф винский и сказал: «сычев, я сделаю все, чтобы ты не прошел на выборах секретаря горкома комсомола». С ним сцепился саша турчинов»

0:00 5 березня 2005
Нынешний глава правления «ТАС-Комерцбанк» успешному финансовому менеджменту научился в комсомоле Председатель правления «ТАС-Комерцбанка» Вячеслав Сычев фанатично предан работе. В его команде удерживаются только единомышленники-трудоголики. А поскольку текучесть кадров в банке измеряется цифрами, о которых и говорить смешно, то Сычеву селекционно-кадровая работа удается. «А все благодаря комсомольскому опыту», — говорит Вячеслав Александрович и с ностальгией в голосе вспоминает о своих университетах в Кривом Роге, который в советское время славился не только перевыполнением соцобязательств и досрочными сдачами пятилетних планов, но и наркоманией и подростковой преступностью. «Но со всеми находили общий язык», — с гордостью вспоминает Сычев. И чувствуется, что гордится он не только своим прошлым, но и настоящим.

«Вячеслав, ты будешь талантливым военным… »

- Вячеслав Александрович, наверняка в детстве вы не думали, что станете банкиром?

- Да ведь в моем детстве еще была советская власть, и тогда даже такой профессии, как банкир, не существовало. Поэтому в старших классах мечтал стать врачом. Романтизации профессии не было. Просто моя мама очень серьезно болела, и я хотел ей помочь. Но поступил я в Мордовский госуниверситет на специальность инженера-физика. Конкурс маленький, поэтому поступить оказалось легко. А права провалиться я не имел, у нас в семье три брата, надо было самостоятельно устраивать свое будущее…

- Студенческие годы как вспоминаете?

РЕКЛАМА

- Трудно было только первые две недели, пока привыкал к новому коллективу. А потом появились друзья, опять же — необходимость учиться. Студенческая жизнь, сами знаете, как бы трудно или легко ни было, все равно тепло вспоминается, потому что это время юности. Однако пока учился, появилось желание стать военным. Поэтому после университета пошел в армию на офицерскую должность. Служил два года в Волынской области. За несколько дней до увольнения меня пригласил начальник штаба и сказал: Вячеслав, ты будешь талантливым военным, оставайся!

- Ваша биография напоминает молодость Сергея Тигипко — три брата, трудное детство, необходимость думать о том, как прокормить семью…

РЕКЛАМА

- Да, параллели можно продолжить — комсомол, банковское дело…

- А вы родом откуда?

РЕКЛАМА

- Из Мордовии, есть там такой поселок Ромоданово. Мне очень хотелось оттуда уехать, потому что в те времена Мордовия занимала первое место по преступности — постоянные драки, выяснения отношений между бандами, от этого всего было как-то не по себе. Я понимал, что если останусь там, то вряд ли чего-то в жизни достигну. И когда жена предложила остаться в Украине, я не отказался.

«У меня даже кличка была Коммунист»

- Жену в Украине нашли?

- Нет, она тоже из Мордовии, но ее родители в молодости переехали в Кривой Рог и там обосновались. Мы к ним и прибыли после моей двухлетней службы. Устроился на «Криворожсталь», но чувствовал, что это — не мое. Я человек системный, люблю порядок в работе и отношениях, уважаю четко поставленные задачи и ответственное к ним отношение. У меня даже кличка была Коммунист.

- С таким отношением к работе и такой кличкой вам прямая дорога была на партийную работу.

- Вскоре я и оказался в комсомоле. Ведь в советское время как формировали партийный и комсомольский актив? Смотрели, кто как относится к работе, к людям, как следит за своей внешностью…

- То есть?

- А вы посмотрите на фотографии бывших комсомольских лидеров. Ведь они все практически как на подбор — аккуратные, подтянутые, стройные, фанатичные в работе. Не зря же в советское время твердили на всех углах, что комсомолец должен быть примером во всем. И многие (конечно, не скажу, что абсолютно все) так и жили.

- Кто же тогда, в конце 80-х, занимался комсомольско-партийной работой в Кривом Роге?

- Свою комсомольскую карьеру начинал с Сергеем Тигипко, Сашей Турчиновым. Интересное тогда было время. В комсомол пришли люди новой формации, которые понимали, что внутрисоюзная работа — это уже не актуально. Надо генерировать другие идеи, понятные и близкие, как тогда говорили, массам. И мы предложили избрание первого секретаря Криворожского горкома комсомола на альтернативной основе. Эту идею поддержал тогда Сергей Тигипко, он был вторым секретарем обкома. Набралось девять кандидатур! Потом осталось три. Помню, к нам приехал из Киева, из ЦК ЛКСМУ, Иосиф Винский (он сейчас один из лидеров Соцпартии) и сказал: «Сычев, я сделаю все, чтобы ты не прошел». С ним сцепился Саша Турчинов.

- А он тогда какой пост занимал?

- Замсекретаря по идеологии комсомольской организации на «Криворожстали». Мы встречались и работали с ним в оперативно-комсомольском отряде. Ведь Кривой Рог в те годы был рассадником наркомании, с нею мы и пытались разобраться. Кстати, Турчинов написал сценарий фильма «Мальчик, который тебя убьет». Тогда в городе шли настоящие войны между подростковыми группами, они месили друг друга, резали, ребят хоронили десятками в год. Жуткая была проблема, которую мы пытались решить по комсомольской линии.

- Но вас все-таки избрали на альтернативных выборах?

- Да, я стал первым секретарем горкома комсомола в Кривом Роге, а Саша Турчинов тоже пошел на повышение, на мое место второго секретаря райкома комсомола.

- И каким вам запомнился нынешний глава СБУ?

- Он всегда был человеком нестандартным. В обкоме его недолюбливали за прямолинейность. Даже угрожали. Многих раздражало то, что в его кабинете висел портрет Че Гевары, а сам Саша ходил в черной куртке. Помню, у него были большие неприятности в обкоме, когда он пригласил к себе в гости следователей Гдляна и Иванова. Тогда они занимались больше политикой, нежели расследованиями…

- Чем закончилось для Турчинова его чаепитие с московскими гостями?

- Кажется, он ушел с комсомольской работы и возглавил управление по приватизации в областном исполкоме.

«Я сначала рассмеялся: какой банк, я в этом ничего не понимаю!»

- Понятно, появились новые веяния — первые кооперативы, зарождающийся бизнес. Популярными специальностями стали экономист, юрист, менеджер. Вы стали банкиром. Почему? Ведь по сравнению с комсомольской деятельностью работа в банке скучная: цифры, деньги, проценты. А как же интерес?

- Работа в банке — это тоже живое общение с людьми. Ведь банк — это финансовый механизм, через который проходят денежные потоки экономики города, страны. Это и малый бизнес, и средний, и крупный, и физические лица — наши граждане. И ты, как банкир, общаешься с ними и помогаешь им решать свои финансовые вопросы. Вот в этом и есть интерес. Хотя, с другой стороны, для специалиста и разработка различных финансовых схем — это тоже увлекательно.

- У вас есть ощущение, что вы участвуете в создании будущего? Ведь банк помогает запускать проекты, которые еще только предстоит воплощать?

- Конечно. Очень приятное чувство, когда ты помогаешь людям решать серьезные задачи, преодолевать трудности. Проблемы у всех разные: один хочет вложить свободные деньги, чтобы получать на них доход, другой — наоборот, ищет средства, чтобы развить свой бизнес, что-то построить, запустить производство. Вместе с ними смотришь, советуешь, как это лучше сделать, просчитываешь риски. Банк может найти для них лучший путь, сэкономить их деньги, время — это и есть моя профессия.

- После комсомола вашим первым банком был…

- «Приват». Меня пригласил Сергей Тигипко. Я сначала рассмеялся: какой банк, я в этом ничего не понимаю! Но Сергей Леонидович в достаточно жесткой форме сказал: разберешься, завтра ты выходишь на работу. Мне нужна филиальная сеть. Ты будешь руководить третьим филиалом.

- Новое назначение отметили?

- Да, выпили по стакану апельсинового сока. Тигипко долго говорить не любит. Мне подобный стиль тоже понятен. В Кривом Роге было принято: если там говорят «нет», то это «нет», если «да», то — «да». Плюсы в такой, может быть, излишней категоричности есть — вопросы решались быстрее. Мне этого очень не хватало на первых порах в Киеве.

- Судя по всему, разобрались вы в банковском деле быстро.

- Помогла классная команда, которая собралась тогда в «Привате». Тигипко создал коммерческий банк с человеческим лицом. Все работали патриотично и самозабвенно. О лоббировании чьих-то интересов и речи быть не могло, о решении вопросов за взятки — тоже. У нас моральная планка была максимально высокой. Поэтому на работу все шли с радостью и пахали без отпусков. Помню, я три года работал без выходных. А когда уехал на несколько дней на море, то даже спал с телефоном, каждые два часа звонил, спрашивал, как дела.

- Но через несколько лет вы ушли из «Привата»…

- Да, это было в конце 90-х. Причем ошибку допустил я. В конце года решил выдать кредит крупному предприятию, а акционеры расценили это как лоббирование интересов клиента. Но у нас сложилась настолько сплоченная команда, готовая в любой момент прийти на выручку, что вместе со мной заявления об увольнении положили еще человек 20.

«У человека должны быть как минимум две прочные опоры в жизни — интересная работа и крепкая семья. У меня есть и то и другое»

- И вы уехали в Киев?

- Мой переезд в Киев косвенно тоже связан с Тигипко Сергеем Леонидовичем. Он познакомил меня с Валерием Хорошковским, который предложил работу в «Укрсоцбанке». После этого было принято решение с командой переехать в Киев. Вообще свои успехи на финансовом поприще связываю исключительно со своей командой. И сейчас откровенно говорю: заберите у меня моих людей, с которыми я прошел и Крым, и Рим, и медные трубы, то есть и «Приват», и «Укрсоц», и «ТАС», — и у меня возникнут достаточно серьезные проблемы. Но это вовсе не значит, что члены моей команды имеют какие-то поблажки. Наоборот! Так, как спрашиваю с них я, как с ними разговариваю, не могу себе позволить с другими. В этом нет ничего удивительного. Ведь со своей дочерью у меня диалоги намного жестче, чем с ее подругой.

- И поэтому часто конфликтуете?

- Конфликты есть, но как исключение. Это не наш стиль работы. Знаете, как говорят американцы? Конфликт — это универсальное средство, чтобы ничего не делать. Мы такой роскоши себе позволить не можем.

- Кстати, о роскоши. А как «ТАС-Комерцбанк» последние кризисы пережил?

- Банк всегда был вне политики. Если бы мы ставили себе цель получения каких-то сверхприбылей, то, наверное, проблем бы не избежали. Мы не предугадывали того, что случилось, но сама консервативная политика банка и оперативное реагирование на ситуацию позволили относительно безболезненно пройти через кризисные для банковской системы моменты.

- Сейчас политика осталась прежней или изменилась?

- Она не может быть постоянной. Банк должен развиваться, и у нас есть план, по которому мы будем двигаться вперед.

- Вячеслав Александрович, вы чувствуете себя состоятельным?

- Ощущаю себя самодостаточным. Сколько для счастья мне надо, я знаю. И такие средства у меня есть. Что значит состоятельным? Я ведь не собственник банка и, кстати, никогда не стремился им стать. Я — наемный менеджер, управляющий, которого позвали управлять этой финансовой организацией. Это, конечно, очень ответственная работа, поэтому и хорошо оплачивается. Потому что за те деньги, которые привлекает банк, ответственность несу я. Как и за их возврат теми заемщиками, кому мы выдаем те же средства в качестве кредита. В этом, собственно, и состоят риски этой работы, которые очень дорого стоят. Это моя профессия — нести эти риски и сводить их к минимуму при помощи знаний и опыта. По-моему, мне это удается.

- Кроме работы что вам в жизни еще интересно?

- У человека должны быть как минимум две прочные опоры в жизни — интересная работа и крепкая семья. У меня есть и то и другое. Этим и живу.

 


1593

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів