ПОИСК
Спорт

Вдова выдающегося украинского гроссмейстера ефима геллера оксана: «выпивая как следует, муж выиграл девять партий подряд — и стал чемпионом ссср! »

0:00 11 березня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
Исполнилось 80 лет со дня рождения знаменитого шахматиста

Почти три с половиной десятилетия Ефим Геллер входил в число сильнейших игроков мира. Его знали как выдающегося тренера и теоретика. А вот о личной жизни шахматиста умолчала даже вышедшая в Москве книга «Гроссмейстер Геллер». Накануне 80-летия со дня рождения одного из самых известных в мире одесситов с корреспондентом «ФАКТОВ» согласилась побеседовать вдова Ефима Геллера Оксана Георгиевна.

«Однажды самолет, на котором летел муж, подбили, и при экстренной посадке ему выбило верхние зубы»

- Скажите, Оксана Георгиевна, почему в биографии вашего мужа оказалось так много белых пятен?

- Фима ведь был очень скромным человеком, — вспоминает Оксана Геллер.  — Например, о подробностях фронтовой юности мужа я узнавала только из его интервью. Или когда он немножко выпивал в компании и его упрашивали рассказать о войне. Сам Ефим не любил говорить об этом. Как только началась война, он поступил в летное училище. Выучился на штурмана. Летал. Однажды его самолет подбили, и при экстренной посадке ему выбило верхние зубы. Был награжден орденами и медалями, в том числе «За боевые заслуги».

- Как вы познакомились?

РЕКЛАМА

- Так хорошо помню этот день — 30 декабря 1957 года! Я, балерина Одесского театра оперы и балета, репетировала новогодний «капустник» в Доме актера. Тогда он был очень популярен среди одесской интеллигенции. Прекрасное здание, рядом с филармонией. Ефим с компанией пришел на репетицию. Я ему очень понравилась. Вот его друзья и решили отмечать Новый год в Доме актера. В новогоднюю ночь нас познакомили. Я раньше уже слышала о нем. Геллер был гордостью Одессы. Ему было 32 года, а мне только исполнилось 20. Немного выше меня ростом, широкоплечийг Когда нас представили друг другу, он засмущался, что-то пробормотал. Но друзья его выручили. Потом он шутил и смеялся вместе со всеми. Фима оказался очень приятным человеком. Мы договорились встретиться… А через полгода уже поженились. Еще через год у нас родился сын Саша.

- А вы сами в шахматы умели играть?

РЕКЛАМА

- Нет, до знакомства с Ефимом не умела. Его отец меня научил. Он был замечательным человеком, работал главным бухгалтером одного крупного треста в Одессе. Помню, играла с ним партию, а Фима стоял за моей спиной и тихонечко подсказывал…

- Вы жили вместе с его родителями?

РЕКЛАМА

- Поначалу с ними, а потом получили квартиру на Приморском бульваре. Киевские власти уговаривали переехать, но Одесский обком Геллера не отпустил. А когда предложили переехать в Москву, одесситы ничего не могли поделать. И в 1968 году мы перебрались в столицу. Я стала работать в Театре Станиславского, а муж участвовал в турнирах, выступал за армейский клуб, тренировал сборную страны.

- Ефим Петрович помогал вам по хозяйству?

- Фима никогда не отключался от шахмат. Я это не сразу поняла, только по прошествии многих лет. Попрошу его что-то сделать по дому, а он забудет. Помню, у него была отложенная партия с Корчным. Положение было трудным, и я, чтобы как-то подбодрить мужа, приготовила его любимую фаршированную рыбу. На следующий день дала ему и на завтрак кусочек.

Потом он пошел на доигрывание. Быстро проиграл, вернулся. На обед я снова дала ему рыбу. И тут Фима говорит: «Ой, оказывается, у нас фаршированная рыба!» Он ведь из поколения детей войны. Любил покушать, но не капризничал: все, что ни приготовлю, съедал. Больше всего любил хлеб с маслом и яйца.

Да и режим дня у мужа был своеобразный. Он вставал в пять утра, выпивал кофе и занимался шахматами, пока мы с сыном спали. Завтракал в восемь. Потом на часок-другой ложился поспать и снова садился за шахматы. Обедал между двумя и тремя часами дня. И опять за работу. За доской он проводил каждую свободную минуту.

- Ведущие шахматисты страны были тогда на виду, их часто показывали в программе «Время», поэтому им частенько приходилось быть при полном параде — в костюме, галстуке…

- Ефим ненавидел галстуки. Галстук нужен был, когда он шел на приемы. Муж часто носил его в кармане, поскольку после приема тут же галстук снимал. В свитерах ему было жарко. Ворот рубашки всегда расстегнут. Во всем любил свободу! Одежду на себя из-за нестандартной фигуры покупал за границей. Любил твидовые пиджаки. Каждый раз, бывая вместе с мужем за границей, я обязательно покупала ему что-то новое из одежды. Но один и тот же пиджак он мог носить десять лет! Если я не видела, он переодевался в старое. Каждый день, как ни гладь, а после игры брюки были всегда колесом, рубашка мокрая от пота. Я уже не знала, что и делать…

- А спортом ваш муж интересовался?

- В молодости он даже играл за баскетбольную сборную Одессы. При небольшом росте Ефим был очень верткий, мускулистый. Когда мы познакомились, он весил 92 килограмма. Жира не было вообще — одни мышцы! Любил пинг-понг. Прекрасно играл в бильярд. Ходил в одесский Дом офицеров, там искал себе партнеров. На сборах шахматисты делились на «бильярдные» и «карточные» компании. Фима и там и там был заводилой.

«Чтобы оплатить лечение мужа, я продала московскую квартиру»

11s26 Semya copy.jpg (16440 bytes)- На турниры вы ездили вместе с Ефимом Петровичем?

- На особенно важные соревнования шахматистов командировали с женами. Хорошо помню турнир претендентов на острове Кюрасао в 1962 году. Тогда муж за один тур до конца проиграл важную партию и на пол-очка отстал от Тиграна Петросяна. А год спустя Петросян выиграл у Ботвинника и стал новым чемпионом мира. А вообще, жены шахматистов все пять часов сидели в турнирном зале, переживали…

- А после турнира?

- Плавали в бассейне, просто отдыхали.

- По магазинам, конечно, ходили…

- Для магазинов ведь деньги нужны, а их у нас не было. Призы выдавали в самом конце, времени что-либо купить уже не было. Везли валюту в Москву и там меняли на сертификаты, на которые можно было отовариться в специальных магазинах.

- Какой был тогда самый большой денежный приз?

- На турнире в Англии — 5 тысяч долларов. Но половину всегда забирал Спорткомитет. А обычные призы — по тысяче долларов.

- Что, если не секрет, купили на эти деньги?

- Сначала «Победу», потом старую «Волгу». Чуть позже у нас появилась новая «Волга», но мы ее продали и купили вот этот дом в Переделкино. Потом у нас еще долго машины не было. Чтобы ездить за город, купили «Жигули» и больше уже машину не меняли.

- С кем из знаменитостей вы общались в Переделкино?

- Мы любили принимать гостей. Из шахматистов дружили со Смысловым, Полугаевским и их семьями. Смерть Левы Полугаевского стала для всех страшным ударом. Фима сам тогда уже тяжело болел. Он долго плакал, когда узнал, что Лев умер… Заходил к нам Аркадий Арканов. Часто общались с Катаевыми. Валентин Катаев, как и мы, — одессит, жил с нами на одной улице. Вдова писателя до сих пор здесь живет. Ей уже 91 год.

Последние годы в Переделкино селятся в основном новые русские. У нас большой участок и часть дома. Когда-то Сталин выделил дом полярному летчику Спирину. Сейчас же в нашем доме живут четыре семьи. Один из наших соседей — писатель Василий Аксенов.

- Геллер впервые стал чемпионом СССР в середине 50-х, а четверть века спустя — в возрасте

54 лет! — он повторил свое достижение. Ведь это же рекорд!

- Да муж и сам удивлялся. Я приехала к нему на турнир. Отметили мой день рождения. Потом уехала. Но о моем дне рождения узнали уже другие участники, стали поздравлять Ефима. Пошли застолья… Выпивая как следует, он и выиграл девять партий подряд.

Помогла ему и поддержка сына. Саша пошел по стопам отца, стал мастером спорта. Но большего не смог добиться. Фамилия помешала. Его игру все время сравнивали с отцовской, и это психологически давило на сына. А на том турнире он помогал Ефиму и как тренер получил малую золотую медаль. Саша ездил с отцом на все сборы и соревнования. Во время одной из таких поездок нашу квартиру обокрали. Воры залезли через форточку. Я в это время была на работе. После этого случая мы решили завести собаку. Хотели взять немецкую овчарку, но нам порекомендовали появившуюся в то время в Москве новую породу — ротвейлера. Так у нас появилась Рика, которая прожила в нашей семье 14 лет. А когда она умерла, взяли еще одного ротвейлера и дали ему такое же имя.

- Ефим Петрович любил Переделкино?

- Очень. Бывая за границей, он все время рвался сюда. Шесть лет Фима тяжело болел. Причина — малоподвижный образ жизни, беспрерывное курение. Только во время партии он выкуривал пачку «Мальборо», всего же за день — две пачки. Спортом он занимался только в молодости. А потом лишь ходил по сцене игрового зала, вот вам и весь спорт. У него был сахарный диабет, отказали почки. Сердце было в четыре раза больше нормы. Чтобы оплачивать дорогостоящее лечение мужа, я продала московскую квартиру. На переделкинском кладбище, оно всего в 15 минутах ходьбы от нашего дома, его и похоронили…

Из досье «ФАКТОВ»

Ефим Петрович Геллер родился 2 марта 1925 года в Одессе. Международный гроссмейстер, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР. В составе сборной СССР побеждал на семи Всемирных шахматных олимпиадах и шести чемпионатах Европы. Двукратный чемпион СССР. Участник шести соревнований претендентов на мировую шахматную корону. В возрасте 63 лет добился своего последнего успеха, став чемпионом мира среди ветеранов. Умер в Подмосковье 17 ноября 1998 года.

 


1842

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів