ПОИСК
Події

Полковник запаса петр брацихин: «перед стартом «бурана» один солдат умудрился нацарапать на обшивке надпись «дмб»

0:00 15 листопада 2003
Інф. «ФАКТІВ»
Ровно 15 лет назад состоялся первый и, к сожалению, единственный полет советского космического корабля, предназначавшегося для многоразового использования

«… Спрашиваете, что представляют из себя термостойкие плитки, которым был защищен корпус «Бурана»? -- говорит полковник запаса киевлянин Петр Брацихин, у которого мы побывали в гостях накануне отмечаемой сегодня 15-й годовщины полета советского космического челнока. -- Вот несколько таких плиток -- они легкие, словно из пенопласта, и крохкие, как мел». Петр Сергеевич был заместителем начальника группы управления проекта «Энергия -- Буран» на Байконуре, непосредственно принимал участие в запуске корабля и обслуживал его после возвращения на Землю. «Буран» был покрыт 39 тысячами плиток, защищавших корпус от расплавления при входе в атмосферу. После приземления корабля Брацихин с коллегами недосчитались на нем лишь пяти таких «чешуек», что является допустимым. Почти весь полет прошел в соответствии с программой и только при приземлении специалисты перенервничали, когда «Буран» круто отклонился от намеченного курса. К счастью, быстро разобрались: бортовая ЭВМ выбрала наиболее рациональный маршрут захода корабля на посадочную полосу. Колеса беспилотного «Бурана» коснулись бетонки с поразительной точностью: лишь в 20 сантиметрах от запланированного места, выбившись из графика всего на одну секунду.

«После визита Михаила Горбачева нам приказали… обрезать рукава офицерских рубашек»

Киевляне до сих пор с восторгом вспоминают полеты над столицей самолета-гиганта «Мрия» с водруженным на его спину «Бураном». Тогда, летом 1989 года, Ан-225 «Мрия» возил первый советский космический корабль многоразового использования на показ во Францию, на международный авиасалон в Ле Бурже, и делал остановку в Гостомеле на аэродроме антоновского КБ. «Мрия» была создана антоновцами специально для перевозки этого космического корабля. Сейчас Ан-225 задействован в транспортировке грузов на международных маршрутах. А вот «Буран» больше на орбиту не вышел -- программу запусков челноков (их было построено четыре) в начале 1990-х закрыли. Поэтому испытательный беспилотный полет корабля, состоявшийся 15 ноября 1988 года, оказался, к сожалению, единственным.

-- Незадолго до старта специально для ознакомления с ходом работ по проекту «Энергия--Буран» к нам на Байконур прилетел Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, -- вспоминает Петр Брацихин. -- Его самолет приземлился на взлетно-посадочную полосу «Юбилейная», на которую вскоре совершил посадку «Буран». День тогда был по-летнему жаркий. Когда Михаил Сергеевич в городке работников Байконура Ленинске вышел из автомобиля пообщаться с народом, одна из офицерских жен сказала ему: «Вот вы пиджачок сняли, а наши мужья парятся на жаре, затянутые офицерскими портупеями и галстуками». На следующий же день нам приказали обрезать на рубашках рукава и разрешили не надевать галстуки.

Но мы ожидали от визита Горбачева решения о старте корабля, а глава державы улетел, так и не дав конкретных указаний. Видимо, рассудил, что решение должны принимать профессионалы. Руководство самостоятельно назначило дату старта -- 29 октября. Но за 51 секунду до запланированного запуска отказала одна из систем стартового комплекса. Неисправность была несложной, но из-за нее пришлось сливать, а затем вновь заправлять топливо, кислород, выполнять массу другой работы. Перед этим произошло еще одно ЧП. Когда «Буран» с ракетой-носителем «Энергия» уже находился на стартовом комплексе, поблизости выполняли какие-то работы военные строители. Один солдат умудрился пробраться к кораблю и нацарапать на плитке надпись «ДМБ». К счастью, этого «партизана» заметили. Был жуткий скандал. Не знаю, как наказали солдата, а плитку пришлось менять прямо на стартовом комплексе.

РЕКЛАМА

15 ноября ровно в шесть утра по московскому времени (на Байконуре тогда было 8 часов) универсальная транспортная космическая система «Энергия--Буран» стартовала. Всех, кто не принимал непосредственного участия в запуске, ради безопасности вывезли в степь километров за двадцать от Байконура. Корабль, доставленный на орбиту ракетой-носителем «Энергия», находился в космосе более двух часов, выполнив два витка вокруг Земли. Полет контролировался как посредством телеметрической информации, так и с помощью «картинки» -- телекамера была установлена за стеклом кабины.

Посадка была самым сложным этапом полета. Возможности совершить повторные заходы на было. «Буран» на это не был рассчитан. Сесть ему следовало с первой попытки. Для подстраховки построили три посадочных полосы: основную -- на Байконуре и запасные -- на Дальнем Востоке и в Крыму. Бетон на посадочной полосе был почти метровой толщины, длина полосы -- 4,5 километра. На высоте 90 километров прекратилась связь, из-за того что раскаленная поверхность корабля покрылась плазменными образованиями. Но термостойкая плитка сохранила металлический корпус «Бурана». Минут через двадцать связь с кораблем возобновилась. Изображение летящего «Бурана» мы увидели на экранах, когда к нему на высоте 7 километров приблизился Миг-25 с видеокамерой на борту. В 9 часов 24 минуты по московскому времени корабль совершил посадку на Байконуре.

РЕКЛАМА

Для конспирации «Буран» называли «птичкой»

-- Как праздновали успешное завершение полета? Наверное, банкет устроили?

-- У меня и офицеров из нашей группы банкета не было, ведь нужно было, не откладывая, заняться техническим обслуживанием «Бурана». Мы привезли его на специальную площадку и полтора суток, почти не отдыхая, работали: удаляли остатки топлива, аммиака, кислорода, подключали наземное электропитание, проверяли различные системы. Тогда и обнаружили, что корабль потерял пять плиток. Этот результат был лучше, чем при первом запуске американского челнока: он потерял 18 плиток, но, слава Богу, приземлился нормально.

РЕКЛАМА

А банкет был у ребят, которые участвовали в запуске «Энергии» -- они отдыхали, ведь ракеты-носители на Землю не возвращаются. Кстати, за год до этого полета состоялся испытательный запуск «Энергии»: проверяли ее возможность вывести на орбиту «Буран». Тогда на ракету навесили похожий корабль, только без крыльев, но с таким же весом. Это не была «болванка» -- на аппарате установили научное оборудование, подготовили программу исследований. Ракета-носитель вывела корабль на заданную высоту, но затем из-за ошибочной команды компьютера он сошел с орбиты и сгорел.

-- «Буран» испытывали на земле?

-- Многие месяцы отрабатывали систему беспилотной посадки корабля. Для этого использовали самолет Ту-134. Экипаж поднимал машину в воздух, а затем передавал управление автоматике, лишь подстраховывая ее.

-- «Буран» доставляли самолетом «Мрия» на Байконур уже подготовленным к старту?

-- «Бураны» строили на Тушинском машзаводе. Перед отправкой на космодром обклеивали их бутафорскими плитками. Так что настоящие «чешуйки» устанавливались уже на космодроме в специальном цехе. Этот процесс требовал почти стерильной чистоты: 4--5 раз в день в цехе проверяли содержание пыли в воздухе -- на какое-то время оставляли в помещении стеклянные пластины, а затем считали на них пылинки. Люди работали в белых халатах и шапочках, матерчатых тапочках. После приклеивания на каждую плиту надевали специальную присоску и пытались оторвать плитку вручную. Черные плитки, которые устанавливали на носу, «брюхе», хвосте и крыльях «Бурана», должны были выдерживать температуру плюс 5 тысяч градусов, а белые -- лишь тысячу.

-- «Буран» был военным кораблем?

-- Да, сейчас это уже не секрет. Я даже видел чертежи разрабатывавшихся для него космических пушек. Но под давлением США от установки такого оружия отказались и рассчитывали использовать «Бураны» исключительно для разведки.

Режим секретности у нас был очень строгий -- даже между собой мы не имели права произносить настоящее название корабля. Для конспирации именовали его «птичкой». Но после полета «Бурана» ситуация резко изменилась. В разгаре была перестройка, и к нам зачастили зарубежные делегации, в том числе из США, Японии, Германии… Мне доводилось выполнять роль гида. Но после каждой такой экскурсии офицер первого отдела дотошно допытывался, чем интересовались иностранцы и что я им отвечал.

P. S. Следующим планировалось запустить второй экземпляр «Бурана» в конце 1991 года. Этот полет также планировался беспилотным. Программа предусматривалась весьма обширная: корабль должен был состыковаться с орбитальной станцией «Мир», затем отстыковаться, чтобы пойти на стыковку с кораблем «Союз-ТМ». Эта процедура рассматривалась как репетиция спасательной операции: если в будущих пилотируемых полетах «Бурана» космонавты не смогли бы вернуться на своем корабле на Землю, их спасли бы, послав на орбиту «Союз-ТМ».

С 1985 года в Звездном городке готовились три первых экипажа «Бурана», по два человека в каждом. Командиром одного из них должен был быть Леонид Каденюк, ставший в 1997 году первым космонавтом независимой Украины, полетев в космос на американском челноке «Колумбия».

422

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів