ПОИСК
Події

В притоне, где по ночам собиралось до сорока человек, павка корчагин колол наркотики тем, кто сам уже не мог себе этого сделать

0:00 18 вересня 2003
Інф. «ФАКТІВ»
В Кривом Роге вынесен приговор организаторам крупнейшего в Украине наркопритона

Поселок на окраине Долгинцевского района, метко прозванный в народе «Шанхай», имеет у жителей Кривого Рога дурную славу: среди разношерстной публики, обосновавшейся здесь, немало людей с сомнительным прошлым. Да и настоящим своим обитатели хижин и дворцов похвалиться вряд ли могут. С наступлением темноты в Шанхай лучше не соваться. Но есть здесь дом за высоким забором, куда ни днем, ни ночью не зарастает народная тропа. Установив за ним наблюдение, местные сыщики подсчитали, что в среднем в двухэтажный особняк наведывается до 150 человек в день. Вид этих людей не оставлял сомнений: наркоманы. Причем многие, скрывшись за калиткой, там же и ночевали…

Двухэтажный особняк в поселке Шанхай в день навещало до 150 человек

Впрочем, человеку постороннему проникнуть в наркопритон было сложно. Шустрые чумазые цыганчата, вроде бы играючись в придорожной пыли, зорко следили за всем, что происходит вокруг. И безошибочно определив, идет к дому клиент или человек посторонний, предупреждали хозяев.

Владельцем дома был 50-летний цыганский барон, известный в кругу наркодельцов под кличкой Егор. Но уличить его в торговле наркотиками долгое время не могли, поскольку многочисленное семейство умело прятать концы в воду.

Поэтому операцию по разоблачению наркопритона управление СБУ и отдел по борьбе с организованной преступностью городской милиции планировали очень тщательно. Накануне, подослав в дом своего человека якобы для покупки «ширки» (есть в УБОПе и такая статья расходов), оперативники убедились, что торговля идет. И ранним утром следующего дня дом оцепили около 30 бойцов спецподразделений «Альфа» и «Сокол». Люди в камуфляже и масках одновременно блокировали все подступы к дому. И хотя через забор, словно горох, посыпались во все стороны какие-то люди, на ходу теряя обувь и документы, скрыться никому не удалось.

РЕКЛАМА

За забором перед омоновцами предстала очень интересная картина. Кроме домочадцев, во дворе находились еще человек сорок. Из них около пятнадцати были, по сути, рабами, выполнявшими в усадьбе грязную работу. Остальные -- те, кто пришел сюда в поисках зелья. Одни наркоманы лежали прямо на земле, другие спали на топчанах в металлической палатке, стоящей посреди двора. Многие из них были настолько слабы, что едва держались на ногах. Врачи потом выявили у некоторых «постояльцев» туберкулез и СПИД. А ухаживал за ними паренек, которого вначале приняли за сухонького изможденного старичка.

Родился Пашка по фамилии Корчагин в Москве, но еще мальчишкой стал бродяжничать, принимать наркотики. Возможно, он мог бы стать хорошим медработником, потому что практически в любую вену умел попасть с закрытыми глазами. Чем и приобрел славу среди наркоманов. Это его умение поразило и Егора, когда Павел в поисках дозы забрел на цыганское подворье. Вряд ли наркобарон читал роман Николая Островского, поэтому Пашка Корчагин был для него не более чем бродягой, которого можно за дозу использовать в качестве раба. Приказал: «Коли!» -- и он колол ослабевших от наркотиков и болезней людей, уложив их на тюфяки. В остальное время прислуживал хозяевам, убирая в доме и во дворе.

РЕКЛАМА

Деваться Корчагину было некуда -- ни денег, ни документов. А здесь, в притоне, у него не возникало проблем с добычей средств и поиском зелья. Возможно, даже не отдавая себе в этом отчета, он стал сообщником наркоторговцев. Причем не только подносил клиентам наполненные шприцы, но и делал инъекции, не особо заботясь о стерильности: одой иглой колол и больных СПИДом и здоровых.

Возможно, в том, что Кривой Рог лидирует в Украине по распространению ВИЧ-инфекции, есть и «заслуга» подобных наркопритонов. По самым скромным подсчетам, торговля здесь велась более года.

РЕКЛАМА

-- Но, мы считаем, что цыганский барон промышлял этим «бизнесом» намного дольше, -- говорит начальник отдела Управления СБУ в Днепропетровской области Сергей Лысенко. -- У него были надежные каналы поставки сырья из Западной Украины, где мак и коноплю выращивали соплеменники, в соседних домах Шанхая были оборудованы лаборатории по производству опия, и технологию доморощенные химики знали в совершенстве. Сам Егор наркотиками не торговал, возложив это на жену и дочерей. В его обязанности входила поставка маковой соломки и тяжелых наркотиков. А для этого главарь использовал весьма оригинальный способ: переодевшись майором милиции, он отправлялся в дорогу на своем «Ауди». Кому придет в голову обыскивать милицейскую машину?

Кстати, когда сотрудники СБУ и милиции вошли в дом, его хозяин предложил им эту иномарку и 10 тысяч долларов в качестве откупного.

-- Чтобы избежать наказания, они готовы на все, -- добавляет Сергей Васильевич. -- Когда арестовали главу другого наркоклана Шаркози, он сразу предложил взятку в 30 тысяч долларов, а после ночи, проведенной в камере предварительного заключения, повысил расценки до 60 тысяч. Получается, у нас самый дорогой гостиничный сервис: за одну ночь -- 30 тысяч долларов.

Кроме формы майора милиции, у Егора было несколько милицейских удостоверений на разные фамилии

На этот раз оперативникам удалось застать наркоторговцев врасплох. Все шестеро членов клана, в том числе и Егор, были задержаны с поличным. Пока шла операция, со всего Шанхая сбежались к дому цыгане и подняли невообразимый крик. Мужчины ругались, а женщины выли, словно по покойнику, и рвали на себе волосы. Когда один из сотрудников милиции спросил у особо горевавшей цыганки, почему она так плачет, та шепотом проговорила: «У нас так положено. Когда барона забирают, все должны плакать. Кто не плачет, будет наказан… »

Встали на защиту главы семейства и домочадцы. Жена Раиса, дочери Элла и Неля все брали на себя: и горы золотых украшений принадлежат лично им, и пачки денег заработаны их честным трудом, и даже героин, марихуана, опиум и мешок маковой соломки хранятся в доме для их женских потребностей. Но извлеченное на свет содержимое многочисленных тайников не оставляло сомнений, что главарем наркомафии был Егор. Причем главарем матерым, имеющим многочисленные связи и налаженную структуру наркобизнеса. Переодевание в форму майора милиции, обнаруженную в одном из тайников, было не простым маскарадом. К форме имелся целый комплект милицейских удостоверений на разные фамилии и должности (в том числе начальника отдела), но с одной и той же фотографией Егор. Держал он «про запас» и несколько фальшивых паспортов, и поддельные документы на машину. А хранящийся в доме арсенал -- два пистолета, револьвер, обрез, куча патронов к автоматам и пистолетам, а также 150 граммов такой мощной взрывчатки, как пластид, с детонатором -- свидетельствовали о том, что, возможно, приторговывают здесь и оружием.

-- Дом был буквально набит коврами, дорогой аппаратурой, одеждой, -- продолжает рассказ Сергей Лысенко. -- Ковры были свалены в кучу, дорогие иконы валялись где попало, в отдельной коробке хранились пульты дистанционного управления для телевизоров, которыми никто не пользовался. Целый кулек явно не новых золотых украшений -- более 30 видов. На всех этих вещах -- печать чьих-то страданий, а возможно, и чья-то кровь. Ведь наркоманы, чтобы раздобыть деньги на очередную дозу, выносят из дому последнее и порой не останавливаются даже перед преступлениями. О масштабах деятельности группировки можно судить хотя бы по такой цифре: в день на торговле наркотиками семья цыганского барона зарабатывала до 10 тысяч гривен!

За услуги четырех адвокатов наркобарон выложил 75 тысяч долларов?

Судебный процесс над наркомафией был самым громким из всех, что слушались в Кривом Роге за последние годы. И дело не только в том, что зал каждый день заполняла шумная и возмущенная толпа цыган, то и дело прерывающая слушания возгласами: « За что судят?! Они же никого не убили!», но и в юридической сложности доказательств. Ведь сидящие в «клетке» шесть членов клана всячески пытались выгородить барона и взять всю вину на себя. А четверо(!) адвокатов построили защиту на том, что все обвинения сфабрикованы, а вещественные доказательства подброшены.

Но судья Долгинцевского районного суда Надежда Прудник, председательствовавшая на этом процессе, все же сумела все расставить по своим местам. Каждый получил по заслугам: глава группировки -- 10 лет лишения свободы, его жена Раиса -- четыре года, дочь Элла -- восемь с половиной лет, дочь Неля -- восемь лет и три месяца, Павел Корчагин -- восемь лет, а помогавшая в торговле и приготовлении наркотиков женщина -- год условно…

Говорят, таких больших сроков заключения наркодельцам в Украине еще не давали, но вместе с тем они вполне соразмерны с тем злом, которое сеют эти люди в обществе.

-- За что адвокаты взяли 75 тысяч долларов?! -- возмущались цыгане в зале после оглашения приговора. -- Они эти деньги не отработали!

Поэтому процесс, похоже, не окончен. Еще предстоят слушания в апелляционном суде и борьба государственного обвинения за то, чтобы приговор остался в силе и в стране был создан прецедент действительно сурового, непримиримого отношения к тем, кто ввергает Украину в омут наркомании.

… Услышав приговор, только седой усатый наркобарон заплакал, утирая слезы платком. Одетый во все черное Павел Корчагин лишь пожал плечами, услышав свою формулировку «с конфискацией имущества». Какое имущество у раба? Не плакали и женщины, посчитав, наверное, что пострадали за любимого человека. Но разве о такой судьбе для своей дочери мечтала русская женщина, родившая когда-то цыганскому барону дочь Эллу и отдавшая ее на воспитание в богатую семью ромов. Думала, наверное, что в двухэтажных хоромах девочка ни в чем не будет нуждаться. Но отец распорядился ее жизнью по-своему. Как и жизнями тысяч несчастных, готовых за дозу продаться торговцу смертью.

699

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів