ПОИСК
Події

Разрешить конфликт донецких группировок должны были московские «авторитеты»

0:00 20 листопада 2002
Інф. «ФАКТІВ»
В Апелляционном суде Луганской области продолжается самый громкий судебный процесс за все годы независимости Украины

На скамье подсудимых -- люди, причастные к огромному количеству резонансных преступлений, среди которых и убийство народных депутатов Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана. Первые уголовные дела были возбуждены еще в 1994 году по фактам покушения, а затем и убийства на стадионе «Шахтер» Ахати Брагина. На данный момент в суде завершилось рассмотрение одного из этапов деятельности банды, связанного с донецким регионом. Из восьми проходящих по данному делу обвиняемых лишь один причастен к этим двум эпизодам -- гражданин России Вадим Болотских по кличке Москвич.

Главное для бизнеса было найти правильную «крышу»

Многотомный труд правоохранителей практически полностью подтверждает вину находящихся сейчас на скамье подсудимых членов когда-то мощной группировки. И теперь особого разночтения между материалами следствия и тем, что звучит в суде, практически нет. Правда, добавились некоторые детали, подтверждающие основную версию следствия по поводу событий, которые разворачивались в Донецкой области в середине 90-х. Однако чтобы понять, что же именно происходило тогда в Донецке, необходимо вернуться на несколько лет назад в Луганск.

В 1987 году уроженец Молдавии Янош Кранц создал в Луганске один из самых первых в городе крупных кооперативов по производству товаров народного потребления. Бизнес его процветал до тех пор, пока в 1990 году Валерий Доброславский (Доброслав) не организовал в Луганске устойчивую преступную группу из бывших спортсменов и стал облагать данью всех кооператоров, предпринимателей и торговцев. Более крупных он подминал под себя. Первым в этом списке был именно Кранц. Предполагают, что скоропалительный отъезд бизнесмена в Донецк был связан с тем, что он не смог найти общий язык с Доброславом. В соседней области Кранц договорился с одной из местных «крыш» в лице «авторитета» Эдуарда Брагинского по кличке Чирик, и через два года вошел в число самых крупных бизнесменов теперь уже Донецка. К тому же стал учредителем одного из местных банков. Примерно в это же время Кранца познакомили с донецким предпринимателем Анатолием Рябиным (убит в октябре 1997 года), который впоследствии стал его правой рукой, хотя числился на фирме всего лишь… разнорабочим.

Все складывалось для Кранца наилучшим образом, но в 1992 году он получил «предложение» от гендиректора фирмы «Люкс» Ахати Брагина (более известного как Алик Грек) объединить… финансы. Причем это «предложение» было столь же категоричным, как и сделанное в свое время Доброславом. Разумеется, Кранц его отверг. Не исключено, что именно этот отказ и стоил ему жизни -- средь бела дня в центре города Кранца расстреляли из автомата. Его убийство стало переходом к активным и широкомасштабным боевым действиям за передел сфер влияния в Донецком регионе.

РЕКЛАМА

«За идею убивали во время революции, а теперь -- только за деньги»

Выступая на суде в качестве свидетеля, бывший директор крупной донецкой коммерческой структуры Юрий Маринин (имя и фамилия изменены) охарактеризовал Донецк на момент рассматриваемых в суде событий как «клановый» город. Здесь все было разделено и контролировалось определенными группировками.

-- Донецк -- богатейший город с большими возможностями -- рассуждал на суде Москвич. -- Вот и возникли, мягко говоря, противоречия на финансовой почве между различными группировками, которые, в конце концов, вылились в физическое уничтожение людей. Ведь вы сами понимаете, что за идею убивали во время революции, а сейчас -- только за деньги.

РЕКЛАМА

Убийство Кранца не принесло его оппонентам ожидаемых результатов. Его бизнес впоследствии возглавил Анатолий Рябин, который не собирался с кем-либо «объединяться в финансовом плане», хотя союзников все-таки искал. И вот в конце 1993 года он объединился с Евгением Кушниром (умер в 1998 году в следственном изоляторе, по официальной версии, от сердечного приступа). А через некоторое время Кушнир и вовсе занял лидирующее положение в банде.

Гражданин Израиля Ф. , в прошлом донетчанин, давая показания израильским правоохранительным органам (к ним украинские силовики обратились за помощью в рамках международной программы содействия раскрытию преступлений), рассказал, что Кушнир начинал бизнес будучи ювелиром, но особых успехов на этом поприще не достиг и переквалифицировался в «наперсточника», а потом вошел в группировку Рябина.

РЕКЛАМА

Рябин и Кушнир создали группу из 16 человек. Вскоре в руководство группировки вошел и некий Магамед Алиев по кличке Мага, который отвечал за «полезные связи» с зарубежьем, в частности за поиск «крыши» во все еще остававшейся столицей воровского мира Москве. (Пропал без вести в августе 1997 года в Крыму).

-- Второго сентября 1994 года в одном из донецких ресторанов был убит «авторитет» Эдуард Брагинский, -- показывал на суде свидетель Юрий Маринин. -- И Рябин опасался, что теперь займутся им и его семьей. Уйдя в глубокое подполье, он фактически свернул свой легальный бизнес и обратился к уроженцу Донецка днепропетровскому авторитету по кличке Лурик, а уже через него и Магу вышли на московского «высокого авторитета» Николая Синякина и попросили оказать помощь донецким «товарищам».

После получения соответствующего «авторитетного московского благословения» роль арбитра между группировкой Рябина -- Кушнира и Аликом Греком была доверена Маге. А если бы решить проблему мирным путем не удалось, то на арену событий должен был выйти «специалист по ведению боевых действий», ныне подсудимый Вадим Болотских.

Чтобы картина происходящего была более полной, изложим в общих чертах биографию этого гражданина. Вадим Болотских -- уроженец Норильска, хорошо развит физически, ходит на лыжах имеет спортивный разряд по боксу, занимался боевыми единоборствами и даже в юности побеждал в соревнованиях на первенство города. Около двух лет был курсантом одного из училищ МВД СССР, откуда его в декабре 1987 года отчислили за пьянку. Срочную службу в армии проходил в Нагорном Карабахе. Участвовал в боевых действиях. Имеет навыки вождения автомобилей всех марок, в том числе и боевых. Хорошо владеет огнестрельным оружием разных видов. Демобилизовавшись, приехал в Москву и собирался устроиться на работу в органы МВД. Но злополучный случай с отчислением из училища сыграл свою роковую роль, и Болотскому отказали. Некоторое время работал в частных структурах в Москве, а потом судьба свела его с воровскими авторитетами. А эти господа, в отличие от представителей правоохранительных органов, знания и сноровку Болотских оценили по достоинству.

«Теперь тебе недолго осталось ездить»

-- Кушнир и Рябин утверждают, что люди Грека -- братья Богдановы -- убили их друга -- вора в законе Чирика, -- рассказывал на суде Вадим Болотских. -- Мало того, они отняли у вдовы Чирика деньги и взяли в свои руки его дело, нарушив тем самым все воровские законы. Поэтому всех их убрали.

В апреле 1995 года Москвич приехал в Донецк с надеждой, что противоборствующие группировки все-таки удастся примирить. Условием примирения могла бы стать выдача убийц Чирика людям Рябина и Кушнира. Однако все попытки «арбитра» найти компромисс наталкивались лишь на упорное нежелание вести какие-либо переговоры. И в отместку за Чирика расстреляли преступного авторитета по кличке Барабан, который дружил с Ахатей Брагиным. Следующим по плану должен был стать сам Брагин.

Однако первое покушение на Брагина не удалось. Погибли два охранника Грека, а трое его сопровождающих были ранены. Сам же Брагин остался невредим, но после этого случая стал очень осторожен -- съехал вместе с семьей со своей квартиры и поселился в гостинице «Люкс», окружив себя большим количеством охранников, а по городу стал ездить на бронированном «Мерседесе».

Водитель Евгения Кушнира Сергей Д. , проходящий по делу как свидетель, рассказывал на суде, что когда он и Кушнир, находились на одной из улиц Донецка, мимо в сопровождении нескольких машин с охраной проезжал «Мерседес» Алика Грека. Тогда Кушнир сказал: «Давай, давай, теперь тебе недолго осталось ездить».

Футболисты, не понимая, что произошло, продолжали стоять на поле, как вкопанные

Брагин был ярым болельщиком футбольного клуба «Шахтер» и не пропускал ни одного матча любимой команды, поэтому Кушнир и Рябин решил организовать убийство именно на стадионе. Для этого было решено заложить бомбу на входе в гостевую трибуну. В разработке плана операции участвовал Москвич.

Зная, что перед приездом Брагина его охрана тщательно проверяет трибуну, бомбу заложили и зацементировали за пару недель до матча. А приведена в действие адская машина была 15 октября 1995 года на встрече «Шахтера» с симферопольской «Таврией». Для прикрытия членов банды на стадионе привлекли сотрудника уголовного розыска одного из райотделов милиции Донецка.

-- Кушнир поддерживал тесные отношения с майором милиции из Калининского РОВД Донецка, -- рассказывал на суде Болотских. -- Со слов Рябина, мне известно, что во время взрыва на стадионе «Шахтер» этот майор, одетый в милицейскую форму, помогал группе Кушнира возле служебного входа. (После взрыва на стадионе милиционер пропал без вести. По одной из версий, он, получив крупную сумму в виде гонорара, выехал в Россию. По другой -- его убрали, как лишнего свидетеля. -- Авт. ).

Брагин приехал на стадион с опозданием. Когда он подходил к гостевой ложе, матч уже шел примерно около двух минут. В этот момент и прогремел взрыв.

-- Раздался приглушенный взрыв, в разные стороны полетели куски штукатурки и обломки бетона, -- вспоминал один из очевидцев происходящего на стадионе «Шахтер» Сергей С. -- Началась паника. Разумеется, матч был прерван. Футболисты, ничего не поняв, так и продолжали стоят на поле, как вкопанные, на тех же местах, где их застал взрыв. Картина на месте взрыва была ужасающей. Останки человеческих тел разбросало от эпицентра взрыва более чем на 40 метров по всей юго-западной части трибуны стадиона и даже за его пределы. На месте взрыва образовался проем в стене глубиной до двух метров.

Уничтожая конкурента, бандиты убили ни в чем не повинных людей

Огромные разрушения на стадионе означали, что бандиты не прислушались к мнению опытного Москвича. По словам «консультанта», он советовал руководителям группировки не повторять былых ошибок со взрывом, как это было в районе одной из местных шахт -- тогда во время «стрелки» погибло много людей, не причастных к преступным разборкам. Но Кушниру, Рябину и Маге было необходимо знать наверняка, что Грек убит, а сколько еще людей погибнет при этом, их не волновало.

-- На стадионе заложили около пяти килограммов пластида. -- свидетельствовал на суде Болотских. -- Такое количество взрывчатки было ни коим образом неоправданно, оно привело к смерти большого числа посторонних людей, убийство которых не планировалось.

В тот же день все члены группировки покинули Донецк. Некоторые из бандитов переехали в Киев, кое-кто -- в Луганск, на заранее снятые квартиры. Болотских вернулся в Москву, Рябин отправился в Венгрию, а потом в Словакию, к семье, а Кушнир и Мага уехали в Израиль. Подобные предосторожности были отнюдь не лишними, активизация правоохранительных органов и криминальных оппонентов после взрыва на стадионе заставили банду уйти в подполье на целый год. Однако отказываться от «войн» за Донбасс они не собирались. И в этом им должен был помочь тогда еще всесильный Павел Лазаренко.

 


2308

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів