БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>

Спустя девять лет после обнаружения раковых метастазов жительница донецка ведет привычный образ жизни деятельного человека

0:00 11 мая 2002 3870

Развитие болезни прекратилось после лечения, проведенного донецкими онкологами по оригинальной методике

-- Вернувшись домой после отпуска, проведенного в горах Кавказа, я почувствовала себя так, словно простыла. Появилась ноющая боль в груди. Однажды, приложив к ней руку, я нащупала твердый «узелок» возле соска, -- рассказывает донетчанка Элла (свое настоящее имя женщина попросила не называть -- только самые близкие друзья знают о ее заболевании). -- Онколог в поликлинике поставил диагноз поликистоз и порекомендовал сделать операцию. Но я отнеслась к его предупреждению несерьезно: во-первых, никогда не болела, во-вторых, мне предстояла командировка в Германию. Я думала: вернусь, вот тогда и лягу на операцию, если опухоль не пройдет сама. Теперь я понимаю, что с удалением даже небольшой опухоли медлить нельзя.

… »Узелок» не исчез. А через два с половиной месяца, когда Элла уже была за границей, из соска пошел гной. Женщину срочно госпитализировали в одну из лучших немецких клиник, и анализы показали: поликистоз трансформировался в злокачественную опухоль. Несмотря на предпринятое немецкими хирургами удаление пораженной молочной железы, в Украине у Эллы позже диагностировали рак III степени.

Казалось бы, печальный конец недалек. Но, благо, в Донецке, в противоопухолевом центре, уже начали применять уникальную методику лечения онкобольных, с помощью которой спасли и Эллу, и многих других пациентов.

-- С IV стадией рака -- с распадом молочной железы -- в мире, как правило, лишь примерно 30 процентов онкологических больных выживают в течение трех лет, большинство живут год-полтора, -- говорит директор Донецкого областного противоопухолевого центра заслуженный деятель науки Украины, профессор, член-корреспондент НАН Григорий Бондарь. -- Мы же вшиваем нашим пациентам в тело тонкие трубочки, по которым препараты, подавляющие рост метастазов, во время сеансов химиотерапии «вливаются» прямо в опухоль. Организм легче переносит лечение, и эффект так называемой регионарной селективной химиотерапии высок: показатель трехлетней выживаемости после нее -- 57--60 процентов. Элла, например, обнаружила «узелок» в своей груди девять лет назад…

«Как видите, я не похожа на безнадежно больного человека»

Элла -- стройная импозантная женщина, которой на вид никак не дашь 43 года, -- почти всю жизнь проработала в одном коллективе, часто выезжает в командировки и любит путешествовать. А когда немецкие врачи сказали ей, что после удаления опухоли рост метастазов не прекратился, Элле на какой-то миг показалось: все рухнуло.

-- Хирург не потребовал от меня никакого вознаграждения за операцию. Сказал, что знает, как бедна Украина, что их госпиталь содержат крупные предприятия-спонсоры и он ни в чем не нуждается, -- рассказывает Элла. -- Немецкие врачи сделали мне еще три пластические операции -- с живота пересаживали кожу, чтобы место, где была грудь, не выглядело так страшно. В последующие годы я старалась получать командировки именно в Германию, где были привычные мне клиника и доктор, которому я доверяла. Только сеансы химиотерапии, которые уже не были бесплатными, помогали переносить боль. Но после 14 сеансов анализы показали: опухоль непрерывно рецидивирует. А три года назад я не смогла уехать в очередную командировку в Германию. Курс лечения был прерван.

… Когда Элла пришла в Донецкий областной противоопухолевый центр, там у нее диагностировали рак III степени. Вопрос стоял о жизни и смерти. По словам моей собеседницы, она сама не верила в то, что ей смогут помочь на родине, если уж не помогли в Германии. Но специалисты центра ввели пациентке в грудь тоненькую трубочку и с ее помощью «влили» химиопрепарат прямо в участок молочной железы, пораженный опухолью.

-- Рост метастазов удалось сначала замедлить, а после нескольких сеансов химиотерапии развитие болезни практически прекратилось, -- удивляется Элла. -- Катетер был закреплен на моей груди, и никто из окружающих этого не замечал. Мне эта трубочка вовсе не мешала. Через три месяца катетер удалили. Как видите, я жива и не лежу в отделении для безнадежных больных. Бегаю на работу, если нужно, езжу в командировки. Специалисты центра постоянно наблюдают за моим состоянием. Когда приходит время химиотерапии, на выходные я ложусь под капельницу, а с началом рабочей недели снова на работе.

-- Позаимствовав у коллег из московского противотивоопухолевого научного центра им. Блохина метод регионарной химиотерапии, мы усовершенствовали его и используем уже почти шесть лет, -- говорит Григорий Бондарь. -- Под контролем специальной аппаратуры вводим химиопрепарат в артерии и даже капилляры как можно ближе к опухоли или же прямо в нее. Таким образом нам удалось приостановить рост метастазов у большинства пациентов, прошедших через эту процедуру. Тончайший катетер пациент может носить до одного года, если это не вызывает осложнений. Кроме того, катетеризация с последующим курсом химиотерапии позволяет подготовить к операции и так называемых хосписных -- безнадежных больных, которые приходят к нам с крайне запущенной стадией рака.

Пациентка с последней стадией рака надеялась спасти грудь… примочками из мочи

… Когда 57-летняя женщина, у которой ранее была удалена одна молочная железа, приехала в противоопухолевый центр, метастазы на другой груди «упирались» уже в грудную клетку.

-- Опухоль по размерам была больше, чем сама грудь, -- рассказал заведующий хирургическим отделением N 2 Донецкого областного противоопухолевого центра Игорь Седаков. -- На груди зияла рана, источавшая тяжелый запах. Оказалось, что женщина пыталась справиться с внутрикожными метастазами, прикладывая к язве компрессы из мочи! В таком состоянии оперировать грудь было невозможно.

… Процесс исцеления этой пациентки можно наблюдать воочию: она дала согласие на съемку видеофильма. Вскоре после начала регионарной химиотерапии язва на груди значительно уменьшилась, перестала мокнуть. Как рассказывает сама пациентка, исчез запах. Еще через месяц химиотерапии увеличенная из-за опухоли грудь приняла исходные размеры, опухолевая язва стала едва заметной. И главное: в пробах, взятых из язвы, не оказалось опухолевых клеток!

Спустя три месяца женщина уже была готова к операции: катетер извлекли, больную грудь (ее нельзя было спасти) удалили. С тех пор прошло три года. Сейчас эта сельская жительница периодически приезжает в центр на консультации, ведет привычный образ жизни.

А профессор Григорий Бондарь недавно, в день своего 70-летия, получил высшую награду государства -- звание Героя Украины. Он также получил орден Державы -- «за развитие медицинской науки, разработку и внедрение новейших методов лечения онкологических заболеваний».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
Читайте также
Новости партнеров