Герой украины семен антонец: «в европе я видел, как из трех килограммов комбикорма «вырастает» три килограмма свинины. Но ее же кушать нельзя! »

Герой Украины Семен Антонец: «В Европе я видел, как из трех килограммов комбикорма «вырастает» три килограмма свинины. Но ее же кушать нельзя!»

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)

11.09.2010

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Знаменитый полтавский хлебороб, который первым в Украине начал выращивать культуры без применения «химии» и производить экологически чистые продукты питания, отметил 75-летие

 — Шарман… Трэ бьен…  — невольно переходит на свой родной французский Мишель Терещенко, осматривая поля и фермы частного предприятия «Агроэкология» Шишакского района Полтавской области. Карие глаза потомка знатных украинских сахарозаводчиков и меценатов по-детски искрятся неподдельным счастьем. Он колесит на своем светлом джипе по полевым дорогам известного на весь мир предприятия, которое основал и возглавляет Герой Украины академик Семен Антонец.

 — Наверное, посмотрели новый документальный фильм французского режиссера Колин Серро о Семене Спиридоновиче, поэтому и приехали в село Михайлики? — завожу разговор с Мишелем Терещенко.

 — О фильме я узнал позже, — на ломаном русском отвечает он.  — Но об академике Антонце действительно впервые услышал недавно в Париже. Как-то за ужином рассказывал друзьям о том, чем занимаюсь в Украине. «Хочу развивать свой аграрный бизнес на родине предков и при этом отказаться от применения минеральных удобрений. Вот только не знаю, у кого перенять опыт», — сказал я. А они сообщили, что в Украине есть человек, который на восьми с половиной тысячах гектаров земли выращивает экологически чистую продукцию. Я даже не сразу поверил, что такое возможно. Потому что по французским меркам это очень много, практически нереально. Но потом убедился во всем воочию.

«На большинстве полей грунт мертвый, а в предприятии Антонца он живой — рассыпчатый и пахучий»

 — Эх, Париж…  — задумчиво вздыхает знатный хлебороб академик Семен Антонец.  — Бывал и я в этом городе лет 15 назад, когда участвовал в ярмарке в Гренобле. Жаль, по-французски ни одного слова не знал. Поэтому и не смог познакомиться с симпатичной парижанкой, которая сидела напротив меня в трамвае…

Прошло время, и у Семена Антонца, дедушки уже взрослых внуков, появилось много знакомых француженок. Одна из них, Натали, три года назад впервые приехала в село Михайлики в составе делегации, которую возглавлял тогдашний советник министерства сельского хозяйства Франции Жан-Жак Эрве. С тех пор Семен Спиридонович дружит с этой деловой женщиной. 20 августа Натали присутствовала на торжествах по поводу 75-летия академика, специально прилетев из Парижа.

А в 2007 году Жан-Жак Эрве организовал высадку целого десанта французских специалистов (делегация состояла из 63 человек) на предприятие Антонца, чтобы они учились у Семена Спиридоновича. Видимо, зарубежные аграрии хорошо усвоили урок, поскольку, как сообщил Мишель Терещенко, в нынешнем году во Франции количество пахотных земель, на которых применяются минеральные удобрения, уменьшилось на пятьдесят процентов, и этот показатель будет расти. «Мсье Антонец понимает землю, знает, как дать людям хорошие качественные продукты. И такой подход к делу должен высоко цениться во всем мире», — сказал тогда советник министерства.

 — Кто-то из членов делегации, помню, попросил доказать, что на огромном кукурузном поле, которое удивляло всех особо мощными растениями, не применялись гербициды, — улыбается Семен Спиридонович.  — Я копнул землю, а в ней — белые ниточки прорастающих бурьянов. Их не было бы, если бы земля была обработана «химией».

Очень теплые отношения у знатного хлебороба сложились и с французским режиссером Колин Серро. Их знакомство тоже состоялось благодаря Жан-Жаку Эрве. Три года Колин собирала материал для своего остропублицистического фильма «Локальные подходы к глобальному вреду». Работала в Австралии, Индии, Бразилии, Марокко, Франции и других странах. В Украине ее поразило единственное в своем роде хозяйство, где вот уже 32 года выращивают стабильно высокие урожаи без применения гербицидов и пестицидов. Экологически чистые корма поедают коровы и свиньи, то есть молоко и мясо тоже получаются экологически чистыми. Фильм Колин Серро построен на контрастах. С одной стороны, показана ужасная жизнь людей на отравленной земле, кричащих о том, что «пестициды — это боевые газы». С другой — фермеры, крестьяне, экономисты, ученые, аграрии, которые постепенно выводят производство продуктов питания из глобального процесса химизации.

Колин была особенно удивлена, увидев, как старушка из Михайликов бережно сметала веничком колорадских жуков с картофеля на своем огороде, думая о здоровье своей семьи. К счастью, есть люди, думающие о здоровье нации и человечества в целом. Семен Антонец — один из тех, кто не позволяет прерваться цепочке «здоровая земля — здоровое растение — здоровый корм — здоровое животное — здоровые продукты». «В Украине я нашла настоящую звезду биологического сельского хозяйства — Семена Антонца, который доказывает, что этим можно заниматься и в больших масштабах и получать хорошие результаты. Такого живого грунта, как у него, я не видела нигде, — эмоционально рассказывала режиссер на презентации фильма, которая состоялась в конце июня в столичном Доме кино.  — В большинстве стран грунт мертвый. А на предприятии Семена Антонца он рассыпчатый и пахучий». После чего обняла и расцеловала своего героя».

Кстати, после презентации документальной ленты «Локальные подходы к глобальному вреду» в Европарламенте к Антонцу в гости собираются новые делегации.

«Применяя биотехнологии, мы выигрываем и материально — не тратим миллионы гривен на химикаты»

Гостям в Михайликах всегда рады. В год перенять опыт «Агроэкологии» приезжает 150-200 организованных групп. Среди них много иностранных специалистов.

Мишель Терещенко, долгие годы проработавший в команде знаменитого исследователя подводного мира Жак-Ива Кусто, а затем занимавшийся выращиванием водорослей в Индийском и Атлантическом океанах, уже восемь лет осваивает земледелие. В Глуховском районе Сумской области, на родине своих знаменитых предков, он сеет лен-долгунец. Загорелся желанием выращивать его без внесения гербицидов. Говорит, в Европе существует большой спрос на экологически чистое сырье. Особенно на технические волокна из льна. Их сейчас используют вместо стекловолокна как изоляционный материал для обивки мебели, салонов дорогих автомобилей, самолетов, для изготовления шпагата.

 — Мы с радостью передаем опыт тем, кого интересует биологическое земледелие в условиях большого хозяйства, — говорит Семен Спиридонович.

 — А мне давно не дает покоя вопрос: почему же вы до сих пор остаетесь в Украине практически одни? 35 лет не вспахиваете поля, работая на безотвальном методе земледелия, 32 года — без химикатов, 16 — без минеральных удобрений… И это до сих пор воспринимается как нечто необычное. Причем в мировом масштабе…

 — К сожалению, у нас нет государственной концепции, направленной на поддержание таких производителей, как мы. Власть не стимулирует экологически чистое производство. Если бы правительство установило выгодные закупочные цены на зерно, молоко и мясо, полученные без применения химических стимуляторов роста, уверен, нашим путем пошли бы многие крупные хозяйства. Скажем, чистая пшеница должна стоить не 1200 гривен за тонну, а 1800, литр молока — не три с половиной гривни (переработчик нам немного добавляет за чистоту), а пять… В общем, к средней цене на любую продукцию нужно добавлять хотя бы тридцать процентов. Люди готовы сегодня платить дороже за качественные продукты, но их практически нет. Увы, современные фермеры не хотят работать себе в убыток.

 — Но вы же не в убытке…

 — Я часто рассказываю об одном голландском фермере, который поначалу занимался интенсивными технологиями и надаивал в год по десять тысяч литров молока на корову. Со временем он перешел на органическое хозяйство и надои у него упали до семи тысяч, снизилась и урожайность зерновых. Зато какой это счастливый человек! Я, говорит, все равно с собой все деньги не заберу. Зато произвожу хорошую продукцию, не травлю людей, и на душе у меня хорошо. Я думаю так же.

Сколько можно человечество травить «химией»? Теперь уже известно: если от коровы надаивают свыше семи тысяч литров молока в год, то это значит, что ее пичкают стимуляторами. Если бы в Украине получали от каждой коровы даже по четыре тысячи литров удоев, то молока — и что особо важно, без химических примесей — нам хватило бы с головой.

То же самое можно сказать о свинине. Я бывал в Европе и видел, как из трех килограммов комбикорма «вырастает» три килограмма мяса. Но его же кушать нельзя!..

А пшеница почему дешевая? Потому что ее много. Но если много, почему она вся с «химией»? Пусть ее будет меньше, но мы получим экологически чистый хлеб. И мы его станем экспортировать по выгодным ценам, рынок сбыта для такого зерна найдется.

 — Это правда, что вы гречку экспортируете в Голландию?

 — Да. И получали благодарственные письма за высокое качество.

 — Но как можно противостоять вредителям и болезням сельхозкультур без «химии»?

 — Высевая непротравленные семена, конечно, рискуем. К счастью, полезные бактерии, которыми насыщен грунт, нам помогают. Нужно знать биологию сорняков и добиваться, чтобы культуры опережали их в своем развитии. Я называю это умением чувствовать землю душой.

Применяя биотехнологии в сельском хозяйстве, мы выигрываем не только морально, но и финансово — не тратим по четыре-пять миллионов гривен ежегодно на покупку химикатов. Даже в этом крайне тяжелом для селян году средний урожай зерновых в нашем предприятии составил 42,7 центнера с гектара, что приблизительно на десять центнеров больше, чем в целом по области. Обычная наша норма — не меньше 50-60 центнеров с гектара, а удои — более шести тысяч литров молока в год от каждой коровы. За такие показатели при Советском Союзе можно было трижды Героем Социалистического Труда стать.

 — Вы уже дважды Герой…

 — Причем указ о награждении меня орденом Ленина с присвоением звания Героя Социалистического Труда за особые заслуги в развитии сельского хозяйства был подписан 14 августа 1991 года, накануне развала Советского Союза. После меня таких званий уже никому не давали. А в независимой Украине я первым из работников сельского хозяйства получил звание Героя Украины.

 — Судя по вашим многочисленным наградам, вы были обласканы властью. Обычно новаторам приходится достаточно сложно…

 — К счастью, палки в колеса мне не ставили. Возможно, благодаря тому, что я являлся членом райкома и обкома партии, и мои начинания воспринимали не как нарушение, а как смелый эксперимент. Хотя первые пять лет бесплужной обработки почвы, приверженцем которой был покойный Федор Трофимович Моргун, возглавлявший в 70-е годы Полтавский обком партии, стали очень нелегкими. Нас «спас» засушливый 1979 год. Тогда, как и нынешним летом, поля «горели». То, что культуры на безотвалке выстояли лучше, увидели все, даже «железобетонные» оппоненты.

Но толку с того, что высокие чины, включая президентов, ознакомившись с опытом нашего хозяйства, восхищались: «Пора тиражировать ваш опыт». Дальше слов дело так и не идет.

Сорняки на полях предприятия лелеют, а недозревшую гречиху пускают… на удобрения

 — А с чего все началось, Семен Спиридонович? Почему вдруг на пике индустриализации и химизации сельского хозяйства вы пошли против общепринятой политики?

 — Мне было жаль людей, работавших с ядохимикатами, которые выливали и рассыпали на полях в немереных количествах. Механизаторы и женщины из полеводческих бригад вынуждены были дышать вредными испарениями. И я задумался: стоит ли здоровье хотя бы одного человека выращенного таким образом урожая?

«Химию» в «Агроэкологии» заменили органикой и сидератами, то есть многолетними травами и культурами, богатыми азотом, калием и фосфором (это люцерна, эспарцет, гречиха и другие). В определенной фазе развития высеянные травы и культуры вперемешку с бурьянами скашиваются и немного смешиваются с почвой. Это является лучшим удобрением для будущего урожая. Хотя человеку, далекому от сельского хозяйства, может показаться кощунством, когда он увидит, что несозревшую гречиху подрезают под корень и оставляют на поле. А землю, заросшую осотом, дилетант в агрономии посчитает неухоженной. На самом деле, этот сорняк в предприятии лелеют точно так же, как и бактерии — грибы, плесень. Осот ведь благодаря своему длинному корню как никакое другое растение поднимает наверх микроэлементы.

 — Безотвалка бережет запасы влаги в земле, а отсутствие «химии» способствует тому, что грунт естественным путем восстанавливает свое плодородие, — объясняет директор предприятия Василий Лубенец.  — В этом и весь секрет того, что наши посевы не сгорают даже в такую засуху.

Животноводческий комплекс агропредприятия удивляет не меньше. В то время как большинство ферм в Украине разорены, здесь… строят новые. Но самое главное, какие условия созданы для пятитысячного молочного стада. Я, например, никогда раньше не видела, чтобы для коров устанавливали… чесалки. Буренки выстраиваются в очередь к огромным гребешкам, чтобы почесать себе бока и спины. А при дойке им включают… вентилятор.

 — Семь лет экологически чистое молоко у нас закупал Хорольский молочно-консервный комбинат детского питания, — рассказывает Василий Лубенец.  — К сожалению, там начались задержки с проплатами, и теперь мы сотрудничаем с предприятием «ВимБильДан», которое производит продукцию под известной маркой. Посмотрите, выдоенное молоко сразу же охлаждается и на пути до пастеризации вообще не соприкасается с воздухом. Анализы показывают, что в нем нет и следа пестицидов.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.

Загрузка...
Загрузка...

Разговор двух одесситок: — Как вы думаете, наша Розочка станет певицей или танцовщицей? — Думаю, танцовщицей. — Вы видели, как она танцует? — Нет. Мы слышали, как она поет...