Леонид Кучма

Мысли по поводу

Леонид Кучма: «Много лет Украина находилась в ситуации „несчастной невесты“»

Анна ИВАНЕНКО, «ФАКТЫ»

15.06.2013

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Президент Украины (1994–2005 гг.) считает, что по условиям ведения бизнеса, внедрению инноваций, высоким социальным стандартам, демократическим ценностям Евросоюз остается эффективным интеграционным проектом, очень привлекательным для нашей страны

«Студенты, аргументируя необходимость европейской интеграции, поставили на первое место интересы людей»

— В конце мая на форуме СНГ по вопросам углубления евразийской интеграции был подписан «Меморандум об углублении взаимодействия между Украиной и Евразийской экономической комиссией». А перед тем, точнее 23 мая, ваш Президентский фонд «Украина» провел конференцию по итогам всеукраинского конкурса «Украина в ХХІ столетии: цивилизационный выбор». Случайно ли эти события совпали во времени?

— Конечно, это простое совпадение. Но что касается актуальности рассматриваемой проблемы, то она в Украине назрела давно.

Мы уже несколько лет проводим студенческие конкурсы, привлекая, таким образом, молодежь к обсуждению острых проблем украинского общества: выход из экономического кризиса; повышение энергоэффективности экономики; укрепление государственности, а также развитие органического земледелия. В этих конкурсах уже приняли участие несколько тысяч учащихся из сотен вузов всех регионов страны. Более 300 студентов из 150 вузов получили дипломы и стипендии нашего фонда.

Тема последнего конкурса, который вы упомянули, как раз ко времени. Ведь Украина, по сути, оказалась перед жестким выбором: интегрироваться в Европейский союз или в Таможенный, а в дальнейшем — в Евразийский союз. При этом на нашу страну оказывается сильное давление с целью вовлечения ее в Таможенный союз без каких-либо условий. С другой стороны, Евросоюз заявил о готовности подписать Соглашение об ассоциации с Украиной, но при выполнении непростых условий. Для руководства государства, согласитесь, это головоломка.

То, что Украина оказалась на распутье, — это исторический рок. Ведь одна часть нашей страны — наследие Российской, а другая — Австрийской империи. Одна часть людей и, конечно, политиков придерживается одних взглядов, другая — других. Одни тянут в одну сторону, другие — в другую. В этом наше отличие от Польши, Чехии или Словакии, где между политиками не существовало больших разногласий по вопросу стратегического выбора. Но сегодня и Украине уже нельзя двигаться в разные стороны или стоять на месте. Пришло время определиться. Поскольку в будущем жить нашим детям и внукам, то мы и задали такой вопрос самой интеллектуальной части нашей молодежи — студентам.

— И что же ответила молодежь? Какой выбор сделала студенческая элита Украины?

— Сразу отмечу, что студентам поставили, на первый взгляд, простую задачу: выбрать направление интеграции — европейское, евразийское — или пункт «не интегрироваться никуда». При этом по каждому избранному направлению участников обязали привести по пять доводов «за» и «против». То есть выбор должен был быть не эмоциональным, а аргументированным. В этом изюминка конкурса, вокруг которой и велась основная дискуссия на конференции.

Итоги конкурса, в общем-то, были ожидаемыми, но не обошлось и без сюрпризов. Большинство участников (741 человек представляли 113 вузов всех регионов страны), а точнее 57 процентов, высказались за европейский курс Украины, и только 16 процентов — за евразийский, остальные 27 процентов предложили не интегрироваться никуда. При этом в конкурсе участвовало только 12 процентов студентов из западных областей. Сюрпризом же стало то, что всего шесть процентов конкурсантов из северных регионов высказались за Евразийский союз. Это даже меньше, чем из западных (10 процентов). Интеграцию в Евросоюз поддержали больше представителей востока страны, чем юга. В целом выбор студентов, на мой взгляд, очень убедителен. А главный вывод, который я сделал для себя: у нас очень думающая молодежь.

— Вы подчеркнули, что особое внимание при оценке конкурсных работ обращалось на аргументацию участников. Интересно, чем они мотивировали свой выбор?

— Действительно, аргументы, которые приводили конкурсанты, вызвали наибольший интерес. Эксперты (в числе которых экс-министры иностранных дел, их заместители, ученые, политологи) были приятно удивлены, что студенты поставили на первое место интересы и потребности людей. Это — возможность свободного передвижения, получение качественного образования, гуманитарное развитие, доступ к рабочим местам, повышение социальных стандартов и уровня жизни. Они акцентировали внимание и на таких важных для государства и общества вопросах, как внешняя политическая поддержка, коллективная безопасность и демократизация общества. Студенты проявили глубокое понимание того, что наиболее важным аспектом евроинтеграции являются цивилизационные ценности и модернизация общества. Очевидно, исходя из этих аргументов, большинство конкурсантов сделало свой выбор в пользу Евросоюза.

«Российский бизнес тяготеет не к СНГ, а к Евросоюзу и другим странам. Похожая ситуация и в Украине»

— А как вы лично восприняли выбор конкурсантами европейского направления интеграции Украины? Ведь известно, что вы всегда были сторонником тесных отношений с Россией?

— И остаюсь им до сих пор. Я очень тяжело переживал ухудшение украинско-российских отношений при «помаранчевой» власти. И вину за это возлагал преимущественно на украинскую сторону. Возможно, потому, что у меня были для этого веские основания. Многие годы мне удавалось договариваться с Россией даже по наиболее острым проблемам. Вспомните хотя бы, что в период моего президентства мы много лет имели самую низкую цену на газ — 50 долларов за одну тысячу кубометров.

Поэтому я искренне радовался, когда в начале 2010 года новой украинской власти удалось выйти на нормализацию отношений с Россией. Но когда так называемые харьковские соглашения обернулись для Украины ничем, энтузиазм пропал, как и у многих других. От нас Россия получила продление на 25 лет аренды Севастопольской базы для своего Черноморского флота. А что получила Украина? Скидку в 100 долларов, которая после двукратного повышения цены на газ потеряла свое значение? Сложилась парадоксальная ситуация: Украина — единственная страна, в которой базируется Российский флот и которая платит самую высокую цену за российский газ.

Снизился товарооборот между нашими странами, ухудшилась производственная кооперация, не наблюдается вообще никаких подвижек в реализации обещанных проектов сотрудничества. Чтобы не быть голословным, приведу конкретные факты. Все договоренности о совместном производстве самолетов Ан-148, Ан-158, Ан-70 фактически остались на бумаге. При наличии в 2004 году уже готового (испытуемого для серийного производства) украинского регионального пассажирского самолета Ан-148 Россия взялась за создание собственного «Суперджет-100». В стратегии развития авиапрома России на 2013–2025 годы финансирование общих с Украиной проектов вообще не предусмотрено. Аналогичная ситуация в вертолетостроении, судостроении, атомной энергетике, космической сфере и других отраслях экономики.

— В последние годы активно дискутируется вопрос о больших возможностях сотрудничества Украины с Таможенным союзом. Насколько, на ваш взгляд, они реалистичны?

— Еще с советских времен наша экономика, инфраструктура и общество в целом очень тесно привязаны к России и другим странам СНГ. И в Украине, и в России часто говорят, что мы обречены на взаимную торговлю, кооперацию, сотрудничество.

Но после распада СССР внешняя торговля независимых государств начала тотально переориентироваться на рынки третьих стран. Этому не воспрепятствовало ни создание СНГ, ни подписание двух соглашений о свободной торговле, ни даже создание Таможенного союза (ТС). И Москва здесь, как ни странно, задавала тон. Сегодня доля внешнеторгового оборота России со странами ТС составляет всего 6,5 процента. Зато с Евросоюзом достигает 50 процентов. Почти столько же приходится на другие страны. Импорт в Россию из Китая уже превысил импорт из СНГ. При этом Россия импортирует из стран СНГ всего 3 процента высокотехнологической продукции, а из стран ЕС — 35 процентов, из других государств — 62 процента. Следовательно, российский бизнес тяготеет не к СНГ, а к ЕС и прочим странам. И это не вина России и ее власти. Главная причина — бизнес-интересы.

Не лучшая ситуация и в Украине. Доля стран СНГ во внешнеторговом обороте Украины за 18 лет сократилась с 56 до 36 процентов, а ЕС и других стран адекватно возросла. Доля высокотехнологической продукции в товарообороте Украины с ТС составляет четверть, а с ЕС — больше трети. Следовательно, украинский бизнес также нацелен на Европу. И это не вина Украины или ее власти, это интересы бизнеса, потребителей. В условиях открытости экономики переориентация внешней торговли — это нормальный процесс, которому невозможно противостоять какими-либо государственными санкциями. Интерес бизнеса сильнее любых искусственно придуманных в государственных учреждениях приоритетов.

— Сегодня много говорят также о проблемах Евросоюза, особенно о долговом кризисе, безработице. Не является ли это предпосылкой для пересмотра перспектив евроинтеграции Украины?

— Трудностей у Евросоюза действительно хватает. Особенно остро они проявились во время кризиса. Но, как говорят в подобных случаях, «нам бы их проблемы». Больше всего ЕС сегодня страдает от долгового кризиса. Рецессия в экономике создала также много проблем на рынке труда. Снизилась инвестиционная активность, банковское кредитование. Не буду продолжать, в ЕС об этом хорошо знают и ищут выход из ситуации.

Есть и проблемы интеграционного характера. Имею в виду разногласия между ведущими странами — Великобританией, Францией, Германией, Италией. Но это было и раньше. Вспомните, еще в 70-е годы Норвегия и Швейцария отказались вступать в ЕС, ограничившись зоной свободной торговли. А Великобритания, Дания и Швеция не вошли в еврозону. Такое положение сохраняется уже десятки лет. И это не мешало Евросоюзу расширяться и развиваться, особенно в инновационном и социальном направлении.

Тем не менее по условиям ведения бизнеса, внедрению инноваций, высоким социальным стандартам, демократическим ценностям ЕС остается эффективным интеграционным проектом, очень привлекательным для Украины. Он был и остается регионом высокой культуры рыночного хозяйствования с применением механизмов эффективного государственного регулирования. Нашей стране этот опыт и эти стандарты очень нужны. Инвестиционные и инновационные показатели, социальные стандарты и финансовые активы в пересчете на одного жителя ЕС на порядок выше, чем в Украине или России. Не менее важен фактор трудовой миграции. По оценкам экспертов, в ЕС ежегодно трудятся около трех миллионов украинцев, зарабатывая в год порядка 15 миллиардов евро. Поэтому для Украины очень важно упрощение въезда наших граждан в Европу, а еще лучше — безвизовый режим с ЕС.

Наконец, Украине необходим реальный прогресс в осуществлении реформ и модернизации всех сфер жизни согласно европейским стандартам. Польша, Чехия, Словакия, Словения, страны Балтии уже активно действуют в этом направлении и получили хороший результат, особенно в развитии малого и среднего бизнеса, в налоговой, инвестиционной, инновационной, судебной и административной сферах. В рейтингах экономической свободы, легкости ведения бизнеса, конкурентоспособности экономики, эффективности власти, восприятия коррупции лидируют преимущественно страны Евросоюза. Украина же, как и Россия, по этим показателям отстает от государств ЕС нередко почти на 100 позиций среди 170–180 исследуемых стран. Поэтому для нашего государства имеет большое значение внешняя среда влияния, которая мотивировала бы к внедрению евростандартов во всех сферах жизни общества.

«Осуществление Киевом евроинтеграционного курса никоим образом не должно противопоставляться отношениям с Москвой»

— И все же, почему Украина так сложно продвигается в направлении евроинтеграции?

— Я тоже не раз задавался этим вопросом. Действительно, много лет у нас складывалась ситуация «несчастной невесты»: на восток нас тянут, но мы туда не хотим, а на запад мы хотим, но нас там не берут.

Истории европейской интеграции Украины уже 20 лет. Еще в 1993 году Верховная Рада утвердила для государства европейскую цель. За это время в нашей стране и Европе произошло много изменений. Но, к сожалению, неизменными остались постоянные сомнения: в ЕС — по поводу соответствия Украины европейским стандартам и, как следствие этого, выдвижение все новых условий, а у нас — относительно правомерности и адекватности этих условий со стороны Евросоюза. А тут еще кризис, который сильно ударил по еврозоне. Поневоле зародилось сомнение в правильности европейского выбора Украины. Этим не преминули воспользоваться противники евроинтеграции. Вдобавок Россия активизировалась с евразийской интеграцией, намекая на альтернативу европейскому курсу. И это направление нашло своих приверженцев в Украине.

— Названные факторы усилили поляризацию взглядов среди политиков, представителей деловых кругов и населения Украины, — говорит Леонид Кучма. — Существенно возросла ответственность руководства государства за принятие судьбоносного решения. Это стало особенно очевидным, когда Украина вплотную подошла к решающему рубежу — подписанию и ратификации в ноябре 2013 года Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Но даже если эти планы будут реализованы и с Евросоюзом все сложится, мы ни в коем случае не должны потерять нашего соседа — Россию. Осуществление евроинтеграционного курса Украины никоим образом не должно противопоставляться отношениям с нашим северным соседом.

— Из сказанного вами напрашивается вывод, что главный интерес России — втянуть Украину в Евразийский союз, не столько экономический, сколько политический. Раз так, то неужели Украина в этом же смысле не представляет интереса для ЕС?

— Очень хороший вопрос. Думаю, в ЕС до недавнего времени, а точнее до кризиса 2008 года, никто над этим серьезно не задумывался. В Европе дискуссия все время велась в одном ключе: «оказывать Украине высокое доверие быть в Европе или она его еще не заслужила?»

Но меняются времена и ситуации, политики и их мышление. Сегодня у Евросоюза очень сложная задача: объединить технологические и финансовые ресурсы Запада с энергетическими, трудовыми и материальными ресурсами Востока. Реализация этих планов может вылиться в новую мотивацию, а возможно — и новую форму европейской интеграции. В решении этой проблемы трудно переоценить роль Украины как одного из крупнейших государств на востоке Европы. Даже ассоциация с Украиной даст Европе возможность получить в лице нашей страны надежного партнера, а также масштабное расширение рынков товаров, рабочей силы, капитала, инноваций.

Сегодня Евросоюз продолжает динамично изменяться. Еще не известно, как пройдет задекларированное усиление наднациональных структур ЕС, или, как заявил Жозе Мануэль Баррозу, создание «демократической федерации национальных государств». Будет ли это способствовать оздоровлению экономики, финансовой и социальной сферы европейского сообщества или спровоцирует центробежные, национально-эгоистические процессы? В этой ситуации шансы Украины очень возрастают, поскольку в создавшихся условиях Украина для ЕС — это огромный ресурс новых экономических и политических возможностей.

И, похоже, это начинают понимать не только в Украине, но и в Европе. Не так давно авторитетный европейский политик, бывший председатель Еврокомиссии Романо Проди сказал, что «Украина важна для Европы как источник экономического роста и энергетической безопасности. Человеческий, инженерно-технический потенциал и земельные богатства Украины помогут превращению Европы в центр мирового масштаба». На мой взгляд, это очень объективная оценка места Украины в европейском сообществе. Надеюсь, она будет услышана в ЕС, и это поспособствует успешному старту реальной евроинтеграции Украины на Вильнюсском саммите в ноябре 2013 года.

Президентский фонд «Украина» провел конкурс, в котором приняли участие 741 студент из 113 вузов всех регионов страны. Учащимся предложили выбрать направление интеграции Украины. Вот как выглядят предпочтения молодых людей:

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Загрузка...