Шакиб Отман

Громкое дело

Шакиб Отман: «Спасибо присяжным, которые поверили в то, что я не убивал Леона Фрайфельда!»

Сергей КАРНАУХОВ, «ФАКТЫ» (Львов)

13.03.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Во Львове оправдали гражданина Марокко, обвиняемого в смерти известного медика

В Лычаковском районном суде Львова закончился громкий судебный процесс с участием присяжных заседателей. Они признали невиновным 26-летнего подданного Королевства Марокко Шакиба Отмана, которого обвиняли в убийстве известного врача-травматолога Леона Фрайфельда.

Напомним суть дела. 19 октября 2012 года около шести часов утра встревоженные жители улицы Пекарской во Львове позвонили в милицию и сообщили, что во дворе бьют человека. Приехавшие на место происшествия правоохранители обнаружили лежавшего на тротуаре зверски избитого пожилого мужчину. Прибывшие по вызову медики уже не могли ему помочь. Тем временем милиционеры задержали находившегося неподалеку от пострадавшего молодого парня, которого доставили в Лычаковский райотдел Львова. Правда, парень был настолько пьян, что сразу допросить его не предоставлялось возможным.

«Не бойся, девочка, — сказал мне Леон Эдвардович. — Ты будешь не только ходить, но и плясать. Я обещаю!»

Правоохранители нашли свидетелей происшествия.

— Мы стояли на противоположной стороне улицы и видели, как парень бил ногами и руками лежавшего на асфальте человека, прыгал ему на грудь и голову, — рассказывал один из очевидцев. — Этот парень словно озверел. Приехавшие милиционеры буквально сняли его со спины неподвижно лежащего мужчины.

Установить личность убитого, у которого от ударов было обезображено лицо, сразу не удалось. Лишь поздно вечером близкие и знакомые с трудом опознали тело в морге. Погибшим оказался 67-летний заведующий ортопедотравматологическим отделением клинической городской больницы № 8 Леон Фрайфельд, которого заслуженно считали непревзойденным специалистом в области травматологии. Как потом рассказывали «ФАКТАМ» друзья погибшего, Леон в то утро совершал традиционную прогулку по улице Пекарской. Когда-то он выгуливал тут свою собаку, но та умерла, а вот привычка выходить спозаранку на свежий воздух осталась.

Львовяне были потрясены произошедшим. Похоронили Леона Фрайфельда на знаменитом Яновском кладбище. Проститься с ним пришли множество людей — медиков и благодарных пациентов.

— Тридцать лет назад после окончания мединститута я пришел в больницу № 8 молодым специалистом, — вспоминал ученик и коллега погибшего врач-травматолог Юрий Мигущенко. — Леон Эдвардович сразу взял меня под свое крыло, можно сказать, вложил в руки скальпель. Он сделал из меня хирурга! И таких, как я, много. Он не уставал подсказывать, советовать. При этом сам учился на протяжении всей своей жизни. Кажется, ни одна конференция, ни один симпозиум не обходились без его участия. С утра до позднего вечера находился в клинике или мотался по командировкам в районные больницы, где проводил сложнейшие операции.

Одной из пациенток хирурга была 30-летняя жительница райцентра Стрый на Львовщине Оксана Мелко.

— Я попала в страшную автомобильную аварию, — рассказывала «ФАКТАМ» Оксана. — Ехали с мужем к родственникам в село, а на повороте в нас врезался грузовик, да так, что меня спасатели специальными приборами вырезали из металла. Супруг практически не пострадал, а я несколько дней пролежала в реанимации. Врачи потом мне говорили, что думали о самом худшем — столько травм, переломов и тяжелых повреждений внутренних органов. Но каким-то чудом я выкарабкалась с того света. Жива то жива, а вот ноги… Медики лишь сочувственно разводили руками: «Ничего сделать не можем. Ноги словно через мясорубку пропустили». Меня ждала инвалидная коляска, в лучшем случае костыли.

Для меня, так любившей путешествия, танцы, большой теннис, это звучало как приговор. Я не плакала — тихонько выла на больничной койке, с головой накрывшись одеялом. И тут в палату зашел Леон Эдвардович. Долго рассматривал мои ноги и рентгеновские снимки. Потом ласково улыбнулся: «Не бойся, девочка, ты будешь не только ходить, но и плясать. Я обещаю!» Операция длилась несколько часов. Леон Эдвардович буквально сложил мои ноги по косточкам. Он, как волшебник, подарил мне счастье движения! Вернул к полноценной жизни. Тот, кто прикован к постели, поймет мои чувства. Доктора Фрайфельда я никогда не забуду, вечно буду ему благодарна…

«Была драка, доктор активно защищался. Однако у подозреваемого не обнаружили ни одного синяка»

По подозрению в убийстве задержали 26-летнего подданного Королевства Марокко Шакиба Отмана, который в свое время был отчислен за плохую успеваемость с подготовительного отделения Львовского медуниверситета. Молодой человек Украину не покинул, а перешел на юридический факультет частного учебного заведения. Свою причастность к нападению он категорически отрицал.

Следствие рассматривало несколько версий убийства Леона Фрайфельда. Говорили, что погибший врач, помимо основной работы, преподавал в медуниверситете, и с его «подачи» плохо учившийся марокканец был отчислен. Но, как выяснилось, лекций в вузе доктор не читал. Также утверждалось, что задержанный иностранец проходил практику в ортопедотравматологическом отделении, которым руководил Леон Фрайфельд. Медику якобы не нравилось поведение практиканта и его прогулы. После отчисления тот, дескать, затаил злобу, подкараулил врача и забил до смерти. Но и эта версия не подтвердилась. Еще одна возможная причина — нападение на национальной почве (об этом, кстати, писали в израильской прессе). Однако в шесть утра на темной улице рассмотреть черты лица встречного человека проблематично.

— Основная версия следствия — внезапно возникшие неприязненные отношения между мужчинами, в результате чего студент нанес смертельные телесные повреждения врачу, —рассказывал начальник львовского горуправления милиции Сергей Зюбаненко.

Правда, коллеги и друзья врача заверили «ФАКТЫ», что Леон Фрайфельд был неконфликтным, очень мягким и добродушным человеком. Кроме того, несмотря на солидный возраст, это был физически крепкий мужчина, способный дать достойный отпор хулигану, даже молодому. Как говорили родные погибшего, драться он умел.

Защиту марроканца вел известный львовский адвокат Ярослав Гандзюлевич, который на протяжении всего процесса постоянно указывал суду и присяжным на многочисленные нестыковки следствия.

— Начнем с того, что показания свидетелей были весьма противоречивыми, — подчеркивал Ярослав Гандзюлевич. — Семья из четырех человек в то утро возвращалась домой после ночного богослужения. Они сообщили, что на улице Пекарской увидели, как молодой человек бьет пожилого (с расстояния 200 метров в темноте?), а потом парень якобы бросился на них, но они его повалили на землю, скрутили и так держали до приезда наряда милиции. А милиционеры рассказывали совсем другое: когда они приехали, студент спокойно сидел на бордюре тротуара, метрах в двадцати от него лежало тело, на другой стороне дороги стояла группа людей из четырех человек. Так что злоумышленника правоохранителям никто не передавал, задержали его сами. Все попытки суда установить, кому верить, оказались безуспешными — каждый из свидетелей стоял на своем.

А дальнейшее удивляло: за четыре месяца милиция не сделала ни одного следственного действия. Обвинение строилось на предположениях. Марокканец избил врача? Но вам любой боксер или специалист по рукопашному бою скажет, что неподготовленный человек (а студент никогда не занимался этими видами спорта) в драке повредил бы себе пальцы, покалечил кисти рук, был бы весь в крови жертвы. Однако я не увидел на своем клиенте ни одного синяка! Араба отвезли на медицинский осмотр в городскую больницу № 8. И эксперты зафиксировали только маленький ушиб на лбу. Все! Во время поступления Шакиба Отмана в СИЗО в официальном документе записано: «Повреждений на теле нет». Это подтверждается и тремя свидетельскими показаниями. Между тем на фото из морга видно, что у погибшего руки сбиты до крови. То есть доктор активно защищался, была драка.

Убитый имел рост под 190 сантиметров, весил более 100 килограммов. И нападавший, чтобы его одолеть, должен был обладать недюжинной силой и поставленным профессиональным ударом. Но мой клиент не Кличко — он среднего роста, щупленький, вес 70 килограммов. Не мог он свалить с ног крепкого мужчину, да еще будучи пьяным. Как показали сотрудники милиции и свидетели, «задержанный с трудом стоял на ногах».

На процессе была предъявлена одежда марокканца. Подозреваемый категорически возражал, что это его брюки. И действительно: в протоколе выемки зафиксировано, что они коттоновые светло-зеленого цвета, а эксперты говорят о… серых из плащевки.

— Далее, если араб прыгал по окровавленной голове врача, то его туфли должны быть залиты кровью, — продолжает адвокат Ярослав Гандзюлевич. — Но только на канте одного ботинка оказалось несколько маленьких пятен. Возможно, Шакиб просто наступил на лужу крови, оставшуюся после избиения медика. Никого из следствия не заинтересовало, почему несколько жильцов ближайших домов вызывали милицию по адресу Пекарского, 65, в то время как тело врача обнаружили намного дальше — на расстоянии 300—400 метров. Кроме того, можете представить себе уровень мед­экспертов, которые, например, в акте написали, что у пострадавшего на зубах был кариес, а родные утверждают: Леон около 20 лет назад сделал полное… протезирование зубов.

По моим предположениям, исходя из травм, нанесенных доктору, его профессионально избивали два-три человека. Причем, судя по ране на затылке, набросились сзади и внезапно. Не исключаю, что это нападение было заказным — у меня есть весомые основания так думать. Марокканец же, возвращавшийся с вечеринки, просто случайно оказался на месте уже произошедшего убийства врача… Однако следствие не стало проверять другие версии. Обвинение настаивало, что вина подсудимого полностью доказана, и требовало для него пожизненного заключения. Максимально сурового наказания потребовали в своем обращении к суду и многие известные деятели науки и культуры, с которыми работал или которым спасал здоровье Леон Эдвардович.


*"Я уверен, что мой подзащитный Шакиб Отман случайно оказался на месте преступления", — говорит адвокат Ярослав Гандзюлевич. Фото с сайта ZIK

— Говорю правду: никого не убивал, — настаивал в своем последнем слове подсудимый Шакиб Отман. — Клянусь! Прошу только справедливого суда…

Оправдательный приговор, вынесенный присяжными заседателями, стал для всех полной неожиданностью.

— Спасибо, что мне поверили — я не убивал львовского врача Леона Фрайфельда, — кланялся марокканец присяжным.

— На мой взгляд, араб не виноват и все дело шито белыми нитками, — заявила журналистам одна из присяжных заседателей Галина Мирон.

— В начале суда мы, друзья и коллеги погибшего Леона, были уверены, что убийца — Шакиб Отман, — сказал «ФАКТАМ» товарищ погибшего врача Артур Крук. — Об этом твердили прокуратура и милиция. Но шло заседание за заседанием, и наша уверенность таяла. Спорили между собой и путались свидетели, вызывали сомнения экспертизы. Все это заставляло задуматься: а тот ли человек сидит на скамье подсудимых? На мой взгляд, дело было нужно направить на дополнительное расследование, рассмотреть другие версии, но этого не сделали…

Пресс-служба прокуратуры Львовской области уже заявила, что оправдательный приговор будет немедленно обжалован.

Старшая дочь погибшего Людмила Вериго сказала, что считает доказанным: отца убил именно Шакиб Отман, он опасен для общества и остаток своей жизни должен провести за решеткой.

— Изложенные в приговоре выводы суда первой инстанции не отвечают фактическим обстоятельствам уголовного производства, что является одним из оснований для его отмены, — отметил государственный обвинитель Богдан Дякив. — Исходя из этого, я подам апелляционную жалобу на данный приговор. В материалах производства есть достаточно доказательств вины Шакиба в умышленном убийстве врача.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...


Семейная пара собирается на отдых в Египет. Жена: — Вот думаю, что бы такое мне взять с собой на море, чтобы я вышла на пляж и все вокруг обалдели?! — Лыжи возьми!