Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
квартирная афера

Зона риска

«Пока вы оформляли документы, вашу квартиру отдали другому человеку»

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

10.04.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вложив деньги в строительство жилья в столице, сотрудники Национальной академии наук Украины даже не догадывались, что застройщик успел перепродать их недвижимость

— Я знал, что следует быть максимально осторожным, покупая жилье в столице, — говорит старший научный сотрудник Института геологических наук Николай Шаталов. — Сейчас на каждом шагу рассказывают о мошенниках. Возможно, не стал бы вкладывать деньги в строительство нового дома, если бы это предложение не поступило от Национальной академии наук, в которой работаю.

«Если бы вносил деньги частями, заплатил бы больше»

— Построить дом для сотрудников в академии решили давно, — рассказывает Николай Шаталов. — Под эгидой Киевской горадминистрации создали жилищно-строительный кооператив «Академический-22». Принцип был таким же, как в других жилкомплексах: люди вкладывали деньги в строительство, чтобы потом получить квартиры в новостройке. Вариант хоть и рискованный (кто даст гарантию, что стройка не остановится, а предприятие-застройщик не обанкротится?), но куда более выгодный, чем покупка квартиры в уже построенном доме. Здесь же предложение поступило не от малоизвестного застройщика, а от надежной государственной организации. Меня это подкупило. К тому же покупать квартиры в строящемся доме начали мои коллеги.

— Сотрудникам Национальной академии наук полагались какие-то скидки?

— Для нас квартиры были дешевле на десять-пятнадцать процентов. Когда я решил в этом поучаствовать, Академия наук уже построила несколько домов в районе станции метро «Харьковская». В них заселились люди, в том числе и наши сотрудники. «Когда еще будет такое выгодное предложение? — радовались они. — Получить квартиру в своей же организации, да еще по лояльной цене. Нужно быть сумасшедшим, чтобы отказаться от такого».

Я решил не отказываться. О квартире в новом доме мечтал давно. Подсчитав свои сбережения, пришел к председателю жилищно-строительного кооператива Олегу Семененко. Дом, в котором он предложил мне квартиру, уже достраивался. Узнав, сколько денег я готов вложить, председатель обрисовал перспективы: «Ваша квартира будет на девятнадцатом этаже 66 квадратных метров, планировка такая-то. Решайте». Он продемонстрировал мне дом, где активно велась стройка: «Это вам не „Элита-центр“, где продавали несуществующие квартиры. Здесь и дом уже, считайте, есть, и квартиры. Номер вашей будущей квартиры — 113».

Все было четко и конкретно, и это не могло не внушать доверие. Еще раз взвесив все за и против, я заключил с кооперативом договор и заплатил деньги.

— Сначала внесли задаток?

— Нет, я полностью рассчитался за свою будущую квартиру. Так было выгоднее: если бы вносил деньги частями, в результате заплатил бы больше. Получив в банке квитанцию, я отнес ее председателю и уже вечером стал членом кооператива. Вот документы, которые это подтверждают, — Николай Шаталов демонстрирует платежки и справки.

По словам моего собеседника, коллег, желающих приобрести жилье в строящемся доме, становилось все больше. Кооператив расширялся. Дом при этом активно строился.

— Из-за постоянной занятости я не так часто бывал на собраниях кооператива и не знал, что там происходило, — говорит Николай Шаталов. — Время от времени звонил председателю, тот уверял, что все идет по плану. Я и сам видел, что все в порядке: когда приезжал к своему будущему дому, там все время велись строительные работы. Через полтора года многоэтажка была построена. Председатель кооператива объявил, что вскоре мы сможем заселиться.

Впрочем, чуть позже мы поняли, что «вскоре» — понятие растяжимое. Прошло более полугода, но дом в эксплуатацию так и не сдали. Оставалось набраться терпения и ждать. Успокаивало то, что дом уже был построен, каждый из нас мог зайти в свою квартиру, осмотреться. Многие семьи начали планировать ремонт, покупку мебели. Я и сам предвкушал переезд. Уже были оформлены все документы, кроме акта на право собственности на квартиру. «Будет вам акт, — успокоил председатель. — Просто сначала дом должны сдать в эксплуатацию, так положено по закону. У вас же есть справки, подтверждающие, что вы собственник этой недвижимости?» Эти справки хранятся у меня по сей день. Когда через несколько месяцев я в очередной раз пришел в кооператив и спросил, когда же нас наконец начнут заселять, сотрудница кооператива при мне кому-то перезвонила: «Тут пришел Шаталов, спрашивает по поводу своей квартиры». На другом конце провода раздался шумный вздох. И мужской голос сказал: «Передай Шаталову, что, пока он там ходил, его квартиру… отдали другому человеку».


*В этом жилкомплексе, часть которого уже построена и сдана в эксплуатацию, двадцать семей так и не получили свои квартиры (фото Сергея Даценко, «ФАКТЫ»)

«Теперь нанимайте адвоката и пробуйте отсудить свое жилье обратно»

— Я думал, что это неудачная шутка, — продолжает Николай Шаталову. — Но сотрудница растерялась, побледнела: «Николай Никитич, это, наверное, какое-то недоразумение. Но ваша квартира как бы уже… не ваша. Здесь надо разбираться». Я спрашивал, как такое может быть, если я купил квартиру и это зафиксировано в документах. Так и не добившись вразумительного ответа, пошел в БТИ. Там сообщили: постановлением Святошинского районного суда Киева моя квартира передана члену кооператива Волчанскому. Я знал этого человека. Он действительно состоял в нашем кооперативе и помогал бывшему председателю Семененко. Ходили слухи, что они придумывали какие-то схемы и присваивали деньги. Когда к нам, членам кооператива, попали документы, которые это подтверждали, мы не стали молчать и добились смены председателя кооператива. Временно им стал сотрудник Академии наук Глеб Шульгин. Но и он в этой должности долго не продержался.

Вскоре пост занял подрядчик Вадим Опанасенко. Как я впоследствии выяснил, все мои проблемы возникли именно с его легкой руки.

В какой-то момент Волчанский почему-то остался без двухкомнатной квартиры, в которую, как и все мы, вкладывал деньги. Скорее всего, его квартиру по ошибке кому-то продали. Волчанский подал в суд. В своем иске к кооперативу указал, что хочет получить квартиру, за которую заплатил. И хотя за ним числилась квартира под номером 82, в иске он указал… мою, под номером 113. Дескать, он заплатил за нее, но не получил. И суд удовлетворил иск, присудив ему право собственности на мою квартиру.

— Но как такое могло получиться?

— Мошенники все хорошо просчитали. Дело в том, что новостройка еще не была сдана в эксплуатацию и акт на право собственности мне не выдали. Да, у меня был (и есть) пакет документов, подтверждающий, что квартира закреплена за мной. Об этом знал председатель кооператива Опанасенко. Но в суд подал документы о том, якобы моя квартира ни за кем не числится. Судья вынес решение в пользу Волчанского. Зачем председателю понадобилось отдавать Волчанскому именно мою квартиру, оставалось только догадываться. Я тогда не знал, что в такой же ситуации оказались еще двадцать семей. И пошел к судье, вынесшему решение в пользу Волчанского. «Я вынес решение по документам, которые мне предоставили, — сказал он. — Очень жаль, что так получилось. Теперь нанимайте адвоката и пробуйте отсудить квартиру обратно». И хотя срок подачи апелляции уже прошел, я добился пересмотра дела. В результате Святошинский райсуд Киева признал за мной право собственности на квартиру. Я надеялся, что на этом ситуация разрешится. Но все только начиналось.

— Николай Никитич не знал, что таких, как он, минимум два десятка, — говорит еще один пострадавший член кооператива, сотрудник Национальной академии наук Украины Глеб Шульгин. — Я вступил в кооператив раньше, чем он, внес деньги сразу за три квартиры. Но вскоре, посещая все собрания, заметил, что в кооперативе что-то не так. Тогдашний председатель Семененко вместе с Волчанским и Опанасенко, который в то время еще был главным подрядчиком, присваивали деньги. Сначала это были лишь слухи и предположения, но позже к нам попали документы, подтверждающие, что эта троица обокрала кооператив на полмиллиона долларов! Причем делали они это в открытую — как будто не боялись, что мы можем обратиться в правоохранительные органы. Но я все же обратился. И вскоре получил отписку со словами: «В действиях этих людей не обнаружено состава преступления». Видимо, у мошенников были свои договоренности.

Но мы с другими обманутыми членами кооператива не собирались молчать. Нас обворовывали, и мы должны были что-то предпринять! В результате коллективным решением председателем кооператива назначили меня. Понимая, что добиться возврата украденных денег будет очень сложно, я предложил хотя бы сменить подрядчика — чтобы впредь такая ситуация не повторилась. Подрядчику Опанасенко это, естественно, не понравилось. Он несколько раз пытался с нами договориться, но мы были непреклонны. Тогда он начал действовать другими методами.

В какой-то момент я почувствовал за собой слежку. Тем временем одному из членов нашей инициативной группы на улице прямо на голову упал камень — мужчина погиб. Это произошло в тот момент, когда он шел метрах в двадцати от здания, с которого упал булыжник. Все это выглядело очень странно. Вскоре при загадочных обстоятельствах погиб еще один наш сторонник. Его нашли мертвым в шахте лифта. В милиции сказали, что он был пьян и якобы случайно туда упал. Но этот человек вообще не пил.

Нас всячески пытались запугать. Я привык, что группа молодчиков сопровождала меня домой — они все время за мной следили. А однажды напали с ножом. К счастью, благодаря хорошей спортивной форме я смог от них отбиться. Вскоре водитель обнаружил под моей машиной гранату и тротиловую шашку. Если бы я тогда сел в автомобиль, сейчас с вами уже не разговаривал бы.

— Меня ждал еще один неприятный сюрприз, — продолжает Николай Шаталов. — Суд действительно признал за мной право собственности на квартиру. Но пока этот вопрос рассматривался, Волчанский добился, чтобы с моей квартиры… сняли арест. И быстренько без моего ведома ее продал. Вот и получилось, что когда я выиграл суд, жилье уже принадлежало другим людям. Мне тем временем начали звонить пострадавшие. Как и я, они были уверены, что вот-вот смогут вселиться в новый дом. Но потом узнавали, что их жилье продано. Схема оказалась очень простой: я заплатил деньги, но не получил акт на право собственности — ждал, когда дом введут в эксплуатацию. Не выдав мне акт на право собственности, мошенники быстренько продали мою квартиру.

Была и еще одна схема махинаций. Руководство кооператива, продавая квартиры по одной цене, со временем ее поднимало и просило людей доплатить. Те, кто сразу не мог этого сделать, оставались без квартир — их жилье продавали другим. Деньги не возвращали.

Многие сотрудники, чтобы купить квартиры в новостройке, продавали свое жилье. Узнавая, что лишились и денег, и квартир, люди попадали в больницы с сердечными приступами. Один из пострадавших, инвалид войны, чтобы купить новую квартиру, продал старую и отдал все сбережения. Даже его дочь-юрист не смогла вернуть деньги отца.

Вскоре обманутым людям удалось добиться открытия сразу нескольких уголовных дел. В отношении Вадима Опанасенко возбудили дело по статье «Подделка документов». Затем открыли уголовное дело против бывшего председателя кооператива Семененко и Волчанского (которому досталась квартира Николая Шаталова).

— Реальный срок получил только Опанасенко, — говорит Николай Шаталов. — Святошинский райсуд приговорил его к пяти годам лишения свободы. На этот раз связи не помогли. Чего нельзя сказать о его коллегах. Производство в отношении Семененко и Волчанского расследовалось несколько лет, в суд ушло пятьдесят томов уголовного дела. Но в результате обоих освободили от ответственности по сроку давности. Да, главный аферист (в ходе следствия было доказано, что всеми махинациями руководил Опанасенко) получил срок, но пострадавшим от этого не легче. Многие уже выиграли гражданские суды — теперь кооператив должен вернуть им деньги, которые они вложили. Ведь квартиры принадлежат другим, тоже добросовестным, покупателям. Но банковские счета кооператива, который должен все возместить, пусты. Как и счет самого Опанасенко.

P.S. Имена и фамилии всех действующих лиц этой истории, кроме пострадавших, изменены.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.

Загрузка...