Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Лиза Стерчо

Превратности судьбы

Лиза Стерчо: «Меня нашли в собачьей конуре. До сих пор я умею лаять так, что песики все понимают»

Ярослав ГАЛАС, «ФАКТЫ» (Ужгород)

30.05.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

34-летняя жительница Закарпатья, рост которой около 130 сантиметров, знает язык домашних животных, любит путешествовать и мечтает построить дом в своем селе

В жизни Лизы Стерчо были очень непростые периоды: родителям она оказалась совершенно не нужна, поэтому попала в детский дом, затем бродяжничала… Но Лиза остается позитивным и оптимистичным человеком, который даже о самых трудных моментах своей судьбы рассказывает с улыбкой. Сейчас у этой жизнерадостной женщины много друзей, а в детстве, когда сверстники сторонились ее из-за маленького роста, их заменяли собаки. Поэтому Лиза знает не понаслышке, что если люди могут обмануть или обидеть, то собаки — никогда.

«Время от времени встречаю бывших обидчиков. «Прости, — говорят. — Забудь, что было»

В июле ей исполнится 35. У Лизы рост всего около 130 сантиметров. Как у девятилетнего ребенка. Но она не комплексует по этому поводу, наоборот, видит в нем преимущества.

— Когда-то я очень-очень хотела вырасти, — улыбается Лиза Стерчо. — Но давно уже перехотела, ведь при таком росте куда угодно пролезть могу.

На моей собеседнице кофта с изображением двух собак.


— Это подарок, — объясняет она. — Все в курсе, что я люблю собак, знают историю моего рождения. Поэтому так и называют — Лиза из собачьей конуры. Когда мама родила и забрала меня из роддома, то отнесла не домой, а… положила в собачью конуру возле многоэтажки. Какая-то женщина, живущая в одной из квартир, сделала будочку под своим балконом, чтобы подкармливать бродячих собак. В тот день утром вынесла им корм, смотрит, а одна собака не выходит. Заглянула женщина в конуру, а там — маленький ребенок! Выманить собаку оттуда не удалось — она никого ко мне не подпускала, поэтому пришлось вызывать милицию. Только когда псине дали снотворное, меня смогли забрать и отвезти назад, в роддом. Когда я выросла, то нашла ту женщину, общалась с ней. Она жила возле универмага «Украина» в центре Ужгорода. К сожалению, ее уже нет на этом свете…

Мать снова забрала свою дочь из роддома, но ненадолго. Лиза «кочевала» по детским домам и интернатам, ощутив на себе все «прелести» тамошней жизни.

— Пока я была маленькая, старшие дети издевались надо мной, еду отбирали, — говорит Лиза. — Так в интернатах было принято. А когда подросла, парни начали приставать, даже пытались изнасиловать. Я жаловалась воспитателям, но они не верили. Или делали вид. Поэтому я просто сбегала из интерната — на десять дней, на месяц. Пока не поймают. Ходила по городу. Бывало, возвращалась к своим родителям в село Розовка возле Ужгорода. Но после первой же пьянки они меня выгоняли. Питалась тем, что дадут люди за работу, — я ведь никакого труда не боюсь. Случалось, что целыми днями даже крошки во рту не было, если заработка не находилось. Поэтому-то и такая маленькая— из-за плохого питания в детстве.

Помню, однажды в городской парк на гастроли приехал зоопарк, и я попросила сторожа разрешить посмотреть на зверюшек. «Деньги есть?» — спросил он. «Нет, но могу чем-то помочь, территорию, например, убрать». Он разрешил зайти как раз в тот момент, когда животных кормили. Маленькой обезьянке дали хлеба, и я от его вида упала в голодный обморок…

Меня периодически возвращали в интернат, откуда я снова сбегала и бродяжничала. Как-то попала в реабилитационный центр, и одна семейная пара, чей сын тоже там лечился, предложила пожить у них. Сказали, что буду им за родную дочь. На самом же деле использовали меня как служанку.

Потом хозяин со своим братом напились и начали приставать. Я ушла и снова попала в интернат. С одной стороны, в интернате хорошо— все-таки крыша над головой, пища, обучение. Но когда вспоминаю жестокость детей… Часть моих однокашников впоследствии попали в тюрьму, кто-то бомжует, а кто-то живет в общежитии и перебивается случайными заработками. Время от времени встречаю бывших обидчиков. «Прости, Лиза, — говорят они. — Забудь, что было».

Привязанность к собакам у меня появилась еще с той самой конуры, в которой меня нашли, и осталась навсегда. Я и в интернатах с ними дружила, и когда бродяжничала. Люди могут обмануть или обидеть. А собаки — никогда! Однажды, проходя возле свалки, услышала жалобное поскуливание — кто-то выбросил маленького щенка. Я подобрала и выкормила его. Думала, что это дворняжка, а оказалось — породистая немецкая овчарка! Назвала ее Джессикой, мы пробыли вместе несколько лет. В то время в парке с собаками занимался дрессировщик, и я, наблюдая за ним, выдрессировала и свою Джессику. Да так, что дрессировщик сказал: «Твоя овчарка выполняет команды даже лучше, чем мои собаки». Джессика была очень красивая и умная, у меня много раз хотели ее купить. Но разве друзей продают?

Одно время мы даже вместе работали. На стройке понадобилась сторожевая собака, и нас взяли «на должность» вместе. Жили там же. Джессика грела мне кровать, спали мы с ней в обнимку. Она защищала меня от хулиганов. Раньше, когда я бродяжничала, цыгане запросто могли избить, поиздеваться и что-то отобрать. А при овчарке уже не смели. Потом мне пришлось отлучиться со стройки на некоторое время, и сторож Джессику продал. Искала я ее и в Ужгороде, и в ближних селах — безуспешно. Джессика снится мне до сих пор. Это была самая лучшая собака…

«Когда бродяжничала, часто приходилось ночевать на чердаках вместе с кошками»

— Раньше, когда я бродяжничала, часто приходилось ночевать в подъездах и на чердаках вместе с кошками, — рассказывает женщина. — Поэтому хорошо знаю и их повадки. Кошки — независимые, они сами по себе, а собаки — верные, преданные. Они так часто выручали меня! В детстве я попала в аварию (ехала в микроавтобусе, в который врезалась машина) и сильно разбила голову. Когда лежала в больнице, подружилась с обитавшими во дворе собаками, даже подставляла им голову, чтобы зализывали раны. И вот посмотрите (Лиза перебирает свои волосы. — Авт.) — ни одного шрама не осталось!

А однажды собака спасла меня от смерти. Мы гуляли на окраине города возле воинской части, и я провалилась в залитый водой канализационный люк. Зацепилась за край, а выбраться не могу. Тогда подозвала собаку, схватила ее за хвост, и она вытащила меня.

Лиза не только понимает собак, но и общается с ними, причем на «собачьем» языке.

— Я научилась этому в детстве, когда проводила с собаками много времени, — объясняет Лиза. — Мы лаяли друг на друга, словно разговаривали, и псы меня понимали. А еще у меня бывает такое: когда чувствую беду или тоскую, могу завыть. И боюсь молнии с громом. Это, наверное, от собак передалось… Однажды во время детского похода в горы к нашим палаткам среди ночи прибежала стая бродячих голодных и агрессивных псов. Все перепугались, а я вышла к собакам и объяснила, что здесь им искать нечего. И стая убежала прочь.

Еще об одном примере необычайных способностей Лизы «ФАКТАМ» рассказал ее знакомый, житель Ужгорода Владимир Сергачев.

— Несколько лет назад, когда мы с семьей переехали в новый дом, забор вокруг него еще не стоял, — рассказывает Владимир Сергачев. — Я поехал в командировку. Дома остались жена с детьми. Мы держали для охраны небольшую собаку — дворнягу. Однажды утром жена открывает дверь, а во дворе — огромный ротвейлер! Злой, рычит. Она попыталась его прогнать, даже камни бросала. Не уходит! Два последующих дня жена и дети пробирались в дом и на улицу «с боем" — махая палками и бросая камни. А потом ротвейлер полез к нашей собаке и запутался в цепи. Жена вызвала милицию. «Это не в нашей компетенции», — заявили представители правопорядка. Ротвейлер никого не подпускал. Что делать, никто не знал.

Тогда мне посоветовали позвонить Лизе, которая сразу вызвалась помочь. Потом жена рассказала, что Лиза бесстрашно подошла к ротвейлеру, освободила его от цепи и увела с собой. Агрессивное животное, к которому побоялись подойти милиционеры, позволило маленькой хрупкой женщине спокойно увести себя со двора.

О необычайных способностях Лизы я узнал случайно. Мы принадлежим к одной религиозной общине, одно время я занимался досугом детей, и Лиза помогала. Как-то мы пошли в поход с ночевкой. Среди ночи началась гроза — гром, молния, сильный ветер! Лиза испугалась и неожиданно… залаяла. Я сначала не понял, подумал, что она так шутит. А потом мы разговорились, и я узнал о ее прошлом, которое меня поразило. С Лизой мы знакомы уже почти десять лет. Сейчас она серьезный и ответственный человек, на которого можно положиться. Хоть и выглядит, как маленький ребенок.

«Раньше животные мне помогали, а теперь я их выручаю»

Несколько лет назад Лиза осталась без родителей. Сначала погиб отец — он был парализован и сгорел в собственной хате во время пожара. Соседи рассказывали, что дом в пьяном угаре могла поджечь мать, однако правоохранители квалифицировали происшествие как несчастный случай. А два года назад умерла и мать — ее нашли в Ужгороде под пешеходным мостом. Лиза узнала об этом лишь после похорон…

В последнее время женщина занята в религиозной общине — помогает инвалидам, занимается хозяйством, выгуливает домашних животных.

— Недавно обо мне написал местный интернет-сайт, так что я теперь нарасхват, — улыбается Лиза. — Разной работы заметно прибавилось, но больше всего я люблю возиться с собаками. Когда-то они мне помогали, а теперь я их выручаю. Могу даже сама, до приезда ветеринара, сделать укол. Да так, что песики даже не почувствуют: поглажу, приласкаю, помассирую то место, а потом раз — и готово! Знаю «лично» многих бродячих собак в Ужгороде. Когда встречаю их, играю с ними или угощаю чем-то вкусненьким.

А еще Лиза очень любит путешествовать.

— Несколько раз мы с нашей общиной ездили в Ниредьхазу (город в Венгрии на границе с Украиной. — Авт.), — говорит женщина. — Побывали в зоопарке и аквапарке. Мне для этой поездки заграничный паспорт сделали. Ой, как там красиво, а сколько разных зверюшек!

Лиза живет у своей крестной матери недалеко от Ужгорода, но мечтает о своем небольшом домике. Она даже нашла в Интернете выставленные на продажу обшитые древесиной дачные контейнеры.

— Такой домик можно поставить на моем участке в Розовке, на месте сгоревшей родительской хаты, — делится своей заветной мечтой Лиза. — Он небольшой, но для меня как раз. И тогда я смогла бы посадить вокруг овощи и фрукты, завести курочек и другую живность. Вот было бы хорошо! Стоит домик немало — от 35 тысяч гривен, но часть денег я уже собрала. Верю, что когда-нибудь моя мечта сбудется…

P. S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что после передачи о Лизе Стерчо на центральных телеканалах ей предложили поработать в Киеве и параллельно попытаться получить педагогическое образование. Лиза согласилась. Она уже в Киеве.

Фото автора

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!

Загрузка...