батаьон Айдар

Подробности

Трагический бой под Луганском: чтобы не сдаваться в плен, шестеро десантников подорвали себя гранатой

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

25.06.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Командование АТО обвинило батальон «Айдар» в самовольной атаке противника, повлекшей тяжкие последствия, и даже хотело расформировать воинскую часть. Однако в ситуацию вмешался президент Украины Петр Порошенко, а секретарь Совета национальной безопасности и обороны Андрей Парубий назвал действия бойцов героическими

В ночь на 18 июня под Луганском начался бой, который продолжался 17 часов. В ходе сражения 15 украинских солдат были убиты, 10 ранены, много бойцов попали в плен. Среди них и 33-летняя Надежда Савченко (позывной Пуля) из батальона «Айдар», известная как «украинский солдат Джейн».

Вину за эти потери руководство Министерства обороны Украины возложило на командование батальона территориальной обороны «Айдар». Якобы комбат самовольно, без согласования со штабом АТО, принял решение атаковать сепаратистов в Луганске. Однако не рассчитал силы и, встретив сильное сопротивление противника, попросил подмогу. Командование АТО отправило на место боя две оперативные группы, и те помогли бойцам «Айдара» выбраться с контролируемой боевиками зоны.

«ФАКТЫ» связались с командиром батальо­на «Айдар», а также побеседовали с другими участниками боя. Их версия событий сильно отличается от озвученной военачальниками.

— Вечером 17 июня я, как обычно, выставил боевое охранение: выездные патрули и «секреты», — рассказывает командир батальона «Айдар» Сергей Мельничук. — Это делается для того, чтобы обезопасить бойцов основного подразделения. На рассвете один из «секретов» заметил, как группа боевиков подбирается к месту дислокации наших соседей — десантного батальона. Мои бойцы открыли огонь и тем самым переключили внимание противника на себя.

Во время перестрелки ребята «положили» 16 сепаратистов. Однако к противнику быстро пришло подкрепление. Боевики окружили моих ребят. Но они успели спрятаться в подвале здания гольф-клуба (бой происходил в пригороде Луганска) и забаррикадироваться. Российские наемники попытались «выкурить» бойцов из укрытия, забрасывая их гранатами. Три часа мои хлопцы просидели, задыхаясь, в дыму, а потом связались со мной по рации и попросили о помощи.

Как положено, я сразу доложил о ситуации начальнику штаба. Потом посадил в легковую машину пятерых бойцов и помчал их к гольф-клубу. У нас нет боевой техники, поэтому обычно перевожу солдат на своей легковушке. Ребята переключили огонь на себя, отвлекая внимание боевиков от заблокированных в подвале товарищей. Потом вывели из строя технику, на которой приехали сепаратисты, чтобы те не могли скрыться.

Тем временем я сделал еще пять ходок, доставляя на место боя ребят нашего батальона. Видя, что ситуация серьезная, попросил руководство базирующегося по соседству десантного батальо­на поддержать нас. Соседи сразу отозвались. Но механики БТРов пропустили поворот, и колонна прикатила прямо к противотанковой засаде противника. Боевики легко подбили БТРы с бойцами. Десантники, связавшись с нами по рации, попросили подмогу. Ну, мы сразу туда. Во-первых, надо было срочно вытаскивать десантников из засады, а во-вторых, нельзя позволить врагу захватить нашу технику. Ее и так очень мало.

Завязался жестокий бой. В итоге мы заняли по фронту 15 километров оккупированной сепаратистами территории, отбили два БТРа и два БМП и захватили противотанковую позицию противника.

— Потом командование АТО назовет это «самовольным заходом на вражескую территорию» и пришлет вам подкрепление?

— А подкрепления не было. Нам позвонили из штаба АТО и приказали прекратить огонь. По информации, полученной путем радиоперехвата, мне уже было известно: противостоявший нам батальон «Заря» понес огромные потери. В живых остались всего восемь боевиков. Они связались со штабом АТО и попросили о перемирии. Если бы командование не отдало приказ прекратить огонь, мы бы свободно вошли в Луганск. На тот момент силы противника были полностью разбиты.

— Но часть десантников и бойцы вашего батальона были захвачены в плен.

— Наш батальон понес потери во время штурма противотанковой позиции. Это одна из причин, почему мы прекратили огонь. Жизни бойцов для меня дороже победы или славы.

— Слышала, шестеро десантников, чтобы не сдаваться в плен, подорвали себя гранатой.

— Я видел эту картину… Не могу… Все, больше меня не спрашивайте.

— Когда ребят окружили сепаратисты, они сбились в кучку, — подхватывает рассказ командира боец батальона «Айдар» Кирилл Сергеев. — О чем-то пошептались, а затем встали в круг и взялись за руки. Один из десантников бросил в центр круга гранату Ф-1… Они так и лежали, крепко держась за руки. Когда мы забирали тела, с трудом смогли разнять их сцепленные пальцы. Поступок десантников шокировал нас всех. И в то же время доказал, что на передовой сражаются сильные духом. Некоторые бойцы нашего батальона прошли войну в Афганистане, служили в горячих точках. Они сказали, что такого героизма еще не видели.

— Некоторые СМИ, цитируя командование АТО, сообщили: самовольно атаковав сепаратистов под Луганском, бойцы «Айдара» хотели повторить успех батальона «Азов», совершившего нападение на слабый гарнизон боевиков в Мариуполе. Однако попытка прославиться стоила слишком дорого.

— Руководство АТО пытается переложить на нас вину за свои же промахи, — говорит Кирилл Сергеев. — Батальон «Айдар» был создан в начале мая, а оружие нам выдали только через месяц. Уже после того, как мы освободили от сепаратистов город Счастье. Как воевали целый месяц? С арбалетом и саперными лопатками. Я не шучу. Не имея другого оружия, хлопцы точили «болгаркой» саперные лопатки.

В день выборов президента Украины наш батальон вступил в бой с российскими наемниками под Новоайдаром Луганской области. Фактически мы голыми руками противостояли вооруженным до зубов ополченцам. Однако бой выиграли. Правда, несколько десятков автоматов у нас все-таки было. С ними и пошли в атаку 15 июня — выгонять российских наемников из города Счастье.

В Счастье находится стратегический объект — мост через реку Северский Донец. Сепаратисты его заминировали. Однако хлопцы сумели взять мост, не позволив противнику взорвать его. Кроме того, мы сделали все возможное, чтобы сохранить теплоэлектростанцию (она обеспечивает электричеством Луганск и прилегающие к нему районы). Я считаю, с нашей стороны это был подвиг.

Однако наград мы вряд ли дождемся. Хорошо, хоть автоматы выдали. Как нам объяснили, боевое оружие не могли раздать из-за бюрократической проволочки (хотя комбат расписался за получение еще три недели назад). Все это время оружие находилось в фургонах неподалеку от нашей части, под охраной конвоиров. А мы точили лопатки…

Ситуация с обмундированием вообще анекдотическая. Форму выдали от 50-го размера и больше. Кто не смог купить себе что-то приличное, носят форму не своего размера и выглядят как надутые парашюты. На 350 человек нам дали аж 18 пар берцев. Многие ребята обуты в привезенные из дому кроссовки. Это еще ничего. Некоторые, рассчитывая, что здесь их обмундируют, приехали на передовую в шлепанцах. Так и ходят до сих пор. Благо, помогают волонтеры. На днях «Армия SOS» и «Крылья Феникса» обеспечили нас бронежилетами, спальными мешками, разгрузочными жилетами, дальномерами, приборами ночного видения…

В понедельник стало известно, что руководство Министерства обороны Украины намерено расформировать «провинившийся» батальон. В тот же день, в эфире программы «Свобода слова» канала ICTV, секретарь СНБО Андрей Парубий сообщил, что президент Украины Петр Порошенко взял под личный контроль ситуацию с «Айдаром».

— Президент приостановил любые действия и приказы в отношении батальона, — сказал Андрей Парубий. — Я уверен, что Порошенко разберется и сможет принять правильное решение. Действия бойцов батальона были не только адекватными, но и героическими.

В свою очередь, заместитель министра обороны Украины Игорь Кабаненко заявил, что пока «Айдар» продолжит службу «в рамках закона».

Тем временем командир батальона Сергей Мельничук обвинил руководство АТО в «сливе» информации противнику.

— Я уверен, что среди командования АТО есть предатели, — говорит Мельничук. — Пленные сепаратисты смеются нам в лицо: «Мы знаем о каждом вылете вашего самолета или вертолета, знаем все приказы. Когда начинаются бомбардировки, мы просто уходим со своих позиций, а потом возвращаемся».

«ФАКТЫ» попросили сотрудников штаба АТО прокомментировать это заявление.

— Обвинить того или иного генерала в предательстве могут только уполномоченные органы власти, например, Генеральная прокуратура Украины, — сообщил нам спикер штаба АТО Владислав Селезнев. — Иначе эти заявления голословны.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...