Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Александр Гуменюк

Чтобы помнили

Вдова комбата Александра Гуменюка: "Сороковины совпали с 11-летием нашей тройни"

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

24.09.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вдова погибшего в бою командира 11-го батальона Елена Гуменюк продала подаренный ей автомобиль, чтобы купить четыре снайперские винтовки для бойцов, а вторую приобретенную для ее семьи машину решила обшить броней и передать армии

«Сколько найдется у меня сил, столько я буду помогать Сашиному 11-му батальону, — говорит 42-летняя Елена. — При жизни муж запрещал мне заниматься волонтерством, поиском денег, считая, что моя бурная деятельность может привлечь много внимания и подставить под удар наших детей. После гибели Саши моей главной задачей стало поддерживать созданный мужем батальон, чтобы он оставался боеспособным». Сила духа у этой женщины огромная. Наверное, другую спутницу жизни и не мог выбрать полковник Александр Гуменюк, ведь он сам был невероятно энергичным и харизматичным.

«Такие люди, как наш комбат, в плен не сдаются»

— Я была уверена, что Саша не погибнет, ведь это просто невозможно, — говорит вдова погибшего 15 августа в районе Дебальцево командира 11-го батальона Александра Гуменюка Елена. — Бог не дает просто так сразу троих детей, чтобы потом легко забрать их отца. Я считала нашу тройню своеобразной Сашиной защитой.

*"Сыновей мы с мужем воспитывали в украинских традициях, чтобы они стали настоящими казаками, — говорит Елена Гуменюк. — Несколько лет назад мальчики сами попросили выстричь им оселедцы" (фото автора)

…Александр Гуменюк с пятью своими бойцами попал в засаду. Вероятнее всего, его хотели взять в плен.

— Но такие люди, как наш комбат, в плен не сдаются, — говорит боец 11-го батальона Василий Щербаков. — Он сразу же скомандовал нам «Огонь!» — и первым пошел на врага. Его тут же сразил снайпер. Следующим погиб разведчик с позывным Корсар, еще один боец был ранен. Мне удалось прорваться за подмогой. В это время оставшийся возле погибших начальник разведки отстреливался от врагов. Подошедшие бойцы комендантского взвода отомстили за убитых, уничтожив засаду. При этом тяжелое ранение в голову получил Эдуард Малеванный, другой боец был контужен.

В батальоне Александра Гуменюка начали называть Батей. Такой позывной он получил за то, что ко всем своим подчиненным относился по-отечески.

*Александр Гуменюк (в центре): «Мои дети должны жить в свободной независимой стране. И вместе со своими солдатами я освобожу Украину от взяточников, казнокрадов, безнаказанности». Бойцы батальона, которые были рядом с комбатом в день его гибели, Эдуард Малеванный (слева) и Василий Щербаков (справа) считают делом чести сделать так, чтобы эти слова исполнились

— Удивительно, но так же к Саше обращались и его курсанты, — добавляет Елена Гуменюк. — Муж каждого опекал, заботился, хотя в то же время был строг и требователен. Но ведь таким и должен быть батя. Саша рассказывал, что о карьере военного мечтал с детства. Да что говорить, когда он появился на свет, пуповина крест-накрест проходила через его грудную клетку, как патронные ленты, и врач, принимавший роды, сказал: «Точно будет военным».

Александр отличался тем, что мог отказаться выполнить приказ, если считал его глупым и неправильным.

— Во время службы в Прибалтике Саша со своими подчиненными не вышел разгонять митингующих возле телебашни, — продолжает Елена. — Он написал рапорт на увольнение и вернулся домой, в Киев. Муж был принципиальным, из-за чего не раз страдал, но при этом себе не изменял, гибче не становился. Последние годы работал в разных организациях в службе безопасности.

Александр Гуменюк искренне переживал за людей, у которых болеют дети, ведь сам хорошо знает, что это такое. У одного из его сыновей-тройняшек с детства проблемы с почками.

— У Максима хронический пиелонефрит, — объясняет Елена. — Он вынужден регулярно проходить лечение. Врачи порекомендовали ему даже не ходить в школу, а заниматься на дому. Вот мы и решили: пусть все трое учатся по индивидуальной программе, да еще и экстерном. И хотя мальчикам всего по 11 лет, они уже проходят программу седьмого класса. Планируем, что к 15 годам уже окончат школу.

«За первые пять лет брака вместе мы были от силы полгода»

…С Александром Гуменюком я познакомилась в зоне АТО. Приехала туда вместе с волонтерской группой «Мега-Полиграф», которая подружилась с бойцами батальона, когда те еще находились в тренировочном лагере «Десна» под Киевом. Когда подразделение отправили на линию огня, волонтеры начали ездить в расположение, обеспечивая всем необходимым. «ФАКТЫ» регулярно рассказывают об этих поездках и насущных проблемах бойцов. Выходило в газете и интервью комбата, записанное за пять дней до его гибели и через пять дней после того, как он отметил свое пятидесятилетие… О многом я не успела спросить Александра Леонидовича, надеясь, что будут и другие встречи. И если о службе, войне и политике он говорил жестко, то мягкость и нежность появлялись в его голосе, когда речь заходила о семье.

— Саша очень хотел детей, но все не было времени — служба, курсанты, командование, — рассказывает Елена. — Как-то я посчитала, что за первые пять лет брака вместе мы были от силы полгода. Только когда муж поступил в Высшую военную командную академию, темп его жизни немного замедлился, у него появилось больше времени для меня. Вскоре я поняла, что беременна. В моем роду рождались двойни, поэтому я готова была к сюрпризам. Но когда УЗИ показало сразу трое малышей, немного растерялась. Саша же был на седьмом небе от счастья.

Елена показала мне семейные фотографии. Среди них есть целая серия, как Александр Гуменюк забирает из роддома три конверта. Его лицо на этих немного выгоревших снимках невероятно радостное.

— Сыновей мы воспитывали в украинских традициях, чтобы они стали настоящими казаками, — продолжает Елена. — С самого маленького возраста наши мальчики ездят верхом, занимаются спортом и музыкой. Саша решил, что кроме английского языка дети должны изучать китайский и дополнительно заниматься украинским, чтобы владеть им в совершенстве.

По более чем скромной обстановке в квартире семьи Гуменюк становится понятно: все средства вкладываются в детей, тратятся на репетиторов и лечение Максима. Жилье остро нуждается в ремонте. Нет даже кроватей — мальчики спят на раскладных диване и кресле, а сама Лена — на полу… При этом в одной из комнат стоит прекрасное старинное пианино, и для любого, кто вошел в дом, ребята тут же устраивают маленький концерт. Помимо фортепиано каждый из мальчиков играет и на другом инструменте: Святослав — на флейте, Олег — на баяне, Максим — на трубе. В столичной музыкальной школе, где все они занимаются, на сороковой день после смерти их отца устроили концерт, посвященный памяти Александра Гуменюка.

Но самым щемящим моментом для меня стало то, как в день похорон мальчики по очереди вытирали слезы с лица матери и гладили руки и лицо лежащего в гробу отца. Тройняшки дружны между собой, но еще и безгранично любят маму — это сквозит в каждом их взгляде, движении, слове.

«Один из сыновей практически не снимает отцовскую кепку»

— Лена, как вы узнали о гибели мужа?

— Мне об этом сказала соседка. В ту пятницу, 15 августа, с утра все шло наперекосяк. Перестали работать Интернет, компьютер, сломался утюг. Я торопилась по делам. Вдруг в дверь позвонила соседка: «Лена, у вас все нормально?» Она задала еще много разных вопросов, ходила вокруг да около, а потом все же сказала: «Я в Интернете прочла, что с твоим Сашей плохо». «Ранен?» — спросила я. «Убитый», — ответила соседка. Я сразу не поверила — думала, это какая-то ошибка. К сожалению, все оказалось правдой.

Помню, как на кладбище в день похорон одному из сыновей погибшего комбата стало плохо. Святослав терял сознание, не мог стоять на ногах. Встретившись с Леной у могилы Александра Гуменюка на девять дней, я узнала: мальчику было так плохо, что пришлось вызвать «скорую». Оказалось, у него воспалился аппендикс, ему сделали срочную операцию.

— А когда мы посчитали, на какое число приходится сороковой день со дня Сашиной гибели, поразились: он точно совпал с днем рождения сыновей — 23 сентября, — рассказывает Елена. — Честно говоря, я даже не удивилась, ведь таким образом муж мне дает понять: занимайся детьми.

Когда я вместе с волонтерами была в батальоне три недели назад, нас попросили отвезти семье вещи погибшего комбата. Три сумки и спальный мешок мы доставили к парадному дома в пригороде столицы, в поселке Коцюбинское. Встречать нас вышла Елена. Как только открыли багажник и достали вещи с нашивками «Гуменюк», пошел тихий дождик. Он «довел» нас до дома и прекратился так же неожиданно. Лена спокойно прокомментировала: «Папочка привез свои вещи домой». Признаюсь, в те мгновения ощущала присутствие Александра Леонидовича рядом с нами. Навещая семью через несколько дней, обратила внимание — один из сыновей носит отцовскую кепку. «Практически не снимает ее, — говорит Елена. — Как достал из Сашиной сумки, так и не расстается»… А еще мальчики расспрашивают о папе бойцов, которые находились рядом с Гуменюком на востоке страны. Дети очень скучают по отцу…

На похоронах Александра Леонидовича 19 августа были двое раненых бойцов, еще двое тяжело пострадавших находились в клиниках — обоим пули перебили ноги. В минувшее воскресенье у могилы комбата было уже около двух десятков раненых. И с каждым днем, несмотря на объявленное перемирие, их становится все больше. На прошлой неделе погибли двое солдат 22 и 24 лет… Помянуть командира пришли Эдуард Малеванный, Алексей Демченко, Виктор Коляда, Александр Солодкий. Все они находились рядом со своим командиром в том страшном бою и до сих пор переживают каждое мгновение тех пятнадцати минут.

— Какое в тот день было солнце, — говорит Алексей Демченко. — Настолько яркое, что оно не позволяло четко различить тех, кто устроил на нас засаду. Помню только черные фигуры — наш враг был в одинаковой форме.

— Морпехи работали, — добавляет Виктор Коляда. — Крепкие ребята, как на подбор. О том, что в Зоринске базируются именно морпехи и батальон под названием «Призрак», мы знали. Погибший разведчик Корсар добыл и принес в батальон подтверждающие документы. Это был лучший наш разведчик. Он уходил сам на несколько суток на территорию врага и всегда возвращался с ценными данными. Недавно задержанные нами русские военные сказали, что наш батальон после первых же боев стали считать особенно опасным, и подтвердили, что в тот день, когда попали в засаду, мы положили более двадцати отлично подготовленных десантников.

Самым обидным как для бойцов, так и для вдовы комбата остается тот факт, что до сих пор никто из раненых и убитых не получил наград. Да и молодые ребята-добровольцы, отличившиеся не только в том бою, но и во множестве последующих, показали себя настоящими воинами и патриотами, до сих пор не отмечены государством.

— Хочу объединить вокруг себя женщин, которых постигло такое же горе, как и меня, чтобы они имели все полагающиеся вдовам военных льготы, чтобы не остались без помощи, — говорит Елена. — Важно не забыть и о семьях раненых, им тоже нелегко. Я сейчас добиваюсь того, чтобы каждый боец батальона, который формировался из жителей Киева и Киевской области, мог получить квартиру или участок земли неподалеку от столицы. Страна должна быть благодарна людям, которые добровольно пошли ее защищать, понимая, что могут погибнуть. И я все силы положу на то, чтобы этого добиться.

Все наличные деньги, которые ей приносят, Елена тут же тратит на нужды батальона ее мужа. Купила тепловизор, прицелы для винтовок. Подаренную ей дорогую машину продала и приобрела четыре снайперские винтовки. Внедорожник, который пригнали друзья, отдала бронировать. Волонтеры разработали план помощи для семьи Гуменюк: они регулярно доставляют еду, сделают в квартире ремонт, купят мебель. Для мальчиков уже приобрели теплые вещи и обувь, подарили планшет и велосипеды. На это мама говорит: «Вы мне так разбалуете сыновей». А когда я спросила Елену, какой подарок порадовал бы ее мальчиков, ответила: «Стамески для резьбы по дереву — сыновья сейчас увлеклись этим занятием».

— Елена, вам снится муж?

— Да, почти каждый день. Рассказывает мне о том, что происходило на востоке, что сейчас нужно его бойцам. Знаете, у меня стойкое ощущение, что Саша постоянно рядом.

P. S. Если вы хотите помочь вдове и ее тройне, поддержать бойцов 11-го батальона, которые сейчас постоянно находятся под обстрелами в районе Дебальцево, раненых ребят и их семьи, звоните волонтерам группы «Мега-Полиграф» по телефонам: (044) 581−68−15, (050) 157−87−21, (068) 899−80−04.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Загрузка...