Ольга Радзивил

своими глазами

Ольга Радзивил: "После выхода сюжета о Безлере в мой адрес прозвучали угрозы"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

31.10.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Съемочная группа канала «1+1» провела два дня в Горловке у лидера боевиков по кличке Бес

Спецкор канала «1+1» Ольга Радзивил признается, что всегда любила рисковать. Правда, недавняя командировка в логово боевика по кличке Бес до сих пор вызывает дрожь в голосе Ольги и неприятные воспоминания. Вместе с оператором канала она провела в Горловке два дня. Затем сделала сюжет, который вышел в рубрике «Секретные материалы». Лидер боевиков Безлер остался им очень недоволен.

— Признаюсь, мне было интересно делать этот материал, — говорит Ольга Радзивил. — Я понимала, что такая командировка опасна, но это не останавливало. Мало кто из украинских журналистов смог побывать, так сказать, в самом логове главаря боевиков Безлера. Организовать поездку нам помог Василий Будик, который называет себя представителем Министерства обороны и занимается освобождением военнопленных. Благодаря ему мы присутствовали во время процесса обмена военнопленными. Кстати, сам Василий перед этим тоже был в плену. Сначала речь шла о том, что нас будет сопровождать конвой украинских военных, но когда мы приехали на встречу с Василием, оказалось, что никакой охраны нет. Но возможности отступать уже не было.

— Где вы с ним встретились?

— В Артемовске, откуда поехали на Горловку, находящуюся, по сути, под контролем Безлера. Мы ехали с оператором Владиславом Плешаковым на машине, правда, найти ее было большой проблемой. Местные водители отказывались, понимая, насколько опасна поездка. В конце концов один согласился, взяв с нас тысячу гривен в один конец. От Артемовска до Горловки 20 километров. Не забуду момент, когда мы пересекли местность, захваченную боевиками. Это был блокпост с большим количеством военных. Практически у каждого на лацкане георгиевские ленточки. Увидели два флага — «ДНР» и российский. Минут двадцать ехали по Горловке.

*В Горловке Ольга Радзивил общалась с сепаратистами, находясь под прицелом снайпера

— В городе есть разрушения?

— По сравнению с теми, что я видела на передовой, они мне показались незначительными. Проехали мимо школы, в которую попал снаряд. О том, что там прошла война, говорит взорванный мост, который предстает взору на подъезде к Горловке. Мне показалось, что в городе несколько заторможенное движение, людей и машин на улице немного. Хотя общественный транспорт ходит, работают магазины. Цены в гривнях, но многие местные говорят о том, что ожидают прихода рубля.

— Где находится штаб Безлера?

— Это бывший пансионат «Украина», скорее напоминающий гостиницу. Огромные буквы на фасаде, естественно, давно сбили, но от них остался след, по которому легко прочитывается слово. На входе много флагов «ДНР» и Российской Федерации. Когда подъехали, нас сразу окружили военные и двадцать минут выясняли, кто мы такие. Единственное, о чем нас предупредили, — не делать резких движений. Затем дали конвой, в сопровождении боевиков мы поднялись к Безлеру. Нас никто не обыскивал, сказали лишь убрать камеру.

Меня завели в кабинет Безлера, а оператора оставили в коридоре. Владислав рассказывал, что его тут же окружили боевики и начали расспрашивать, где находятся позиции наших военных, блокпосты, техника. Оператор молодой, ему всего 20 лет, конечно, он очень испугался, стал нервничать. Не скажу, что не боялась и я. Тем не менее решила, что зайду с микрофоном и будь что будет. Когда Безлер увидел меня, его немного удивило, что журналист — девушка. Он сразу заметил: «Ага, вы с украинского телевидения. Ну, хорошо…» Кроме меня, в комнате находились еще трое российских журналистов.

— Что представляет собой его кабинет?

— Это небольшая комната в таком имперском стиле. Посередине стоит большой пафосный деревянный стол. На стенах много картин и икон. За спиной у Безлера флаг «ДНР». Не помню даже, что я почувствовала, когда зашла в кабинет. Меня охватил сумасшедший страх. Начала так нервничать, что руки мои ходили ходуном, и это было заметно. Безлер заявил: «Ну что, ты останешься у нас на ночь». Я не в силах вымолвить и слова замотала головой. Он: «Боишься?» Говорю: «Боюсь». Безлер тогда снисходительно произнес: «Даю слово, что тебя никто не тронет». Меня посадили на стул, как и остальных журналистов. А руки мои трясутся, боевики даже начали подшучивать. Шесть часов нам пришлось просидеть в его кабинете, и Безлер пытался втолковать нам, как ему казалось, правду о том, что происходит. Я сидела и только думала: «Господи, лишь бы ничего не ляпнуть, иначе мне отсюда не выбраться». Я поняла, что для боевиков самые страшные две фразы: «Слава Украине!» и «Правый сектор». Я лишь осмелилась сказать: «Вы же понимаете, что моя позиция по этим вопросам совершенно иная».

— Они предложили вам перекусить?

— Можно было выбрать чай или кофе. Вообще, боевики делали вид, что очень гостеприимные. Может быть, рассчитывали, что произведут на нас впечатление и о них снимут приличный сюжет. Но мы показали правду. После выхода сюжета мне позвонил помощник Безлера и сказал, что Бес очень обиделся. Более того, в мой адрес прозвучали угрозы, что, мол, меня найдут и убьют. И кинули трубку. Не думаю, что мне что-то угрожает, просто это в стиле Беса — подавить морально. Я поняла, ему нравятся такие штуки. С ним очень тяжело находиться вместе даже короткое время.

— В сюжете вы показываете, как попали на свадьбу сепаратистов.

— Это произошло совершенно неожиданно. Вечером после шестичасовой беседы Безлер вдруг сказал: «А теперь все едем на свадьбу, посмотрите, как сепаратисты отдыхают». На дворе было уже темно, нас посадили в машину. Безлер был в сопровождении своих охранников, которые не отходили от него ни на шаг. Мы долго ехали, пока наконец не попали в какой-то ресторан, говорят, один из самых дорогих в Горловке. Мне показалось, мы находимся в другой реальности. Сами боевики сказали: «Видишь, какое тут быдло собралось». Как только мы приехали, пронесся слух, что появились «укропы». К нам тут же стали подходить подвыпившие мужчины, угрожать, но, видя, что мы вместе с Бесом, тут же оставляли нас в покое. Безлер в Горловке авторитет. Жених и невеста были местными жителями, перешедшими на сторону сепаратистов. Когда появился Бес, на них уже практически не обращали внимания. Безлеру сразу передали гитару, окружили его, и он, наслаждаясь собственной значимостью, затянул: «Офицеры, офицеры…» А потом неожиданно спел «Ти ж мене пiдманула». Видимо, очень хотел всем понравиться.

После свадьбы Безлер предложил поехать выпить с ним кофе. Но я, понятно, отказалась. Меня отвезли в гостиницу. Зашла в номер, рухнула на кровать, свернулась калачиком и подумала: «Господи, дай мне силы пережить еще завтрашний день».

— Вам предстояла экскурсия по городу?

— Да, ко мне и к оператору приставили отдельную охрану. Я пыталась разговорить девушку, которая меня сопровождала, но это было бесполезно, она не проронила ни слова. Ездили по городу, снимали больницу, магазины, говорили с людьми. Как я поняла, никто из местных жителей никогда не хотел жить в какой-то непонятной «ДНР». Их вполне все устраивало, но когда началась война и им вложили в голову, что их бомбит украинская армия, они решили, что с Украиной им не по пути. Многие мечтают жить в России.

Потом мы присутствовали при обмене пленными. С нашей стороны был боец 93-й бригады, которого взяли под Иловайском. Он рассказывал, что в плену над ним издевались, били, ставили на колени. Он был бледный, замученный, видно, что человека сломали. Честно говоря, эмоционально я и сама была на пределе. В тот момент, когда уже собирались уезжать из Горловки, готовились сесть в машины, ко мне неожиданно подошел помощник Безлера — тот самый, который звонил после выхода сюжета. Я слышала, как он подошел к Бесу со словами: «Я ее заберу». Тот ответил: «Забирай». Человек с оружием подвел меня к машине помощника Безлера, тот сел за руль, и мы поехали. У меня сердце упало в пятки. Он сказал, что у него день рождения, и мы заехали в магазин. Он купил вино, и мне стало понятно, что мы едем в лесопосадку. При этом помощник Безлера лишь сказал: «Не бойся, я тебя не трону».

— Он сдержал слово?

— Сдержал. Мы приехали в небольшой лесок, он достал бутылку, разлил по стаканам, выпили. Вернее, пил он, а я лишь делала вид. Чтобы как-то разрядить ситуацию, я все время о чем-то его спрашивала. Он охотно говорил, правда, все время контролируя свои слова. Честно говоря, уже даже не помню, о чем шла речь. Через час он вдруг сказал: «Все, поехали». Посадил в машину, с кем-то связался и привез меня туда, где я смогла пересесть в авто, в котором находился мой оператор. Сказать, что я радовалась — значит не сказать ничего. В тот момент лишь думала о том, что не сообщила своим родным о поездке. Случись что-либо, они даже не знали бы, где я нахожусь. Признаюсь, поступок мой был действительно достаточно противоречивый. Но, слава Богу, все обошлось. По приезду в Киев оказалось, что эти два командировочных дня забрали у меня два килограмма веса.

Фото в заголовке с Фейсбука Ольги Радзивил

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

Девушка звонит коллеге по работе и говорит шепотом: — Я сегодня на работу не приду... — Почему? — Муж потерял три тысячи гривен, ищет... — А ты тут при чем? — Так я на них стою...