читает Коран

Беспредел

"После аннексии Крыма оказалось, что тебя могут посадить в тюрьму только за то, что ты читаешь Коран"

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

07.02.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В Крыму российская полиция арестовала троих крымских татар, обвинив их в причастности к терроризму. Родственники задержанных и правозащитники называют обвинение политическим и уверяют, что таким образом пытаются запугать тех, кто выступал против присоединения к России

О том, что после аннексии Крыма Россией крымские татары стали подвергаться преследованиям, «ФАКТЫ» писали не раз. Все началось с загадочной гибели жителя Симферополя Решата Аметова, посещавшего проукраинские митинги. Когда в Украине объявили мобилизацию, Решат заявил, что идет в военкомат, и… пропал. Вскоре в соседнем районе нашли его изувеченный труп. Последний раз Решата видели на очередном митинге в поддержку Украины. Журналисты успели заснять, как к нему подошли «зеленые человечки» и увели его в неизвестном направлении.

Затем проукраински настроенные крымские татары стали пропадать один за другим. По данным СНБО Украины, в Крыму с марта прошлого года пропал 21 крымский татарин. Самопровозглашенные крымские власти запретили татарам проводить любые митинги на территории полуострова. А на днях стало известно об аресте троих жителей Севастополя — Руслана Зейтулаева, Рустема Ваитова и Нури Примова, которых российская полиция обвиняет в причастности к терроризму.

*Руслана Зейтулаева и Нури Примова суд арестовал на два месяца

Соседи и друзья задержанных встали на их защиту. Все в один голос говорят, что Руслан, Рустем и Нури порядочные и трудолюбивые люди, которые никогда не имели отношения к криминалу и уж тем более к терроризму. Логического объяснения тому, что именно они попали в поле зрения российской полиции, не находят.

— У нас у всех были обыски, — говорит сосед задержанного Руслана Зейтулаева, попросивший не называть его имя. — Хотя ни я, ни мои соседи никогда не имели отношения к криминалу. Мы — обычные люди, строим дома, заводим семьи, рожаем детей. Когда Крым был украинским, у властей не было к нам никаких претензий. Но после мартовских событий все изменилось. Как вы, наверное, знаете, большинство крымских татар были против оккупации полуострова. Мы не ходили на псевдореферендум и участвовали в проукраинских митингах. Вскоре в наших домах начались обыски. Приходили полицейские с соответствующим ордером и переворачивали все вверх дном. В моем доме, видимо, не нашли ничего, за что можно было бы арестовать. А в доме Руслана обнаружили религиозную литературу. Мы исповедуем ислам. Но что в этом криминального?

— Я тоже не понимаю, за что его забрали, — недоумевает еще один сосед Руслана Рафет Темиркаев. — Знаю этого парня с детства. У него на уме был только спорт, футбол. Никогда не видел его с плохими ребятами. Сейчас у него семья, воспитывает троих детей.

— Этого никто не может понять, — рассказывает супруга задержанного 29-летнего Руслана Зейтулаева Мерьем. — Муж не состоял ни в каких организациях, он просто верил в Бога. Да, мы покупали религиозную литературу. Я даже раздавала ее знакомым, которые тоже исповедуют ислам. Но когда эти книги и листовки нашли полицейские, они тут же их изъяли. Сказали, что это вещественное доказательство.

— При каких обстоятельствах задержали вашего мужа?

— В шесть часов утра мы услышали стук. Я через дверь спросила, кто это. «Это ваши соседи, — ответил незнакомый голос. — Помогите нам, пожалуйста!» Разбудив мужа, я попросила его открыть двери. Мы с детьми (у нас три маленькие дочки) остались в комнате. Как только Руслан открыл дверь, незнакомые мужчины заломили ему руки за спину и, светя в глаза фонариком, отвели на кухню. «Что происходит? — испугалась я. — Кто вы такие?!» Незнакомцы ничего не ответили, и я решила, что на нас напали бандиты. Пока двое из них удерживали в кухне моего мужа, остальные (их было как минимум трое) включили во всех комнатах свет и начали что-то искать. Я была без платка на голове, пришлось накрыться одеялом. Дети испугались, начали плакать. Потом один из незнакомцев представился старшим следователем полиции. Сказал, что у него есть ордер на обыск в нашем доме. «Но что мы сделали? — спрашивала я. — В чем вы нас подозреваете?» Он не ответил.

*"Во время обыска в нашем доме нашли религиозную литературу. А доказательств причастности к терроризму не озвучили — потому что их нет", — говорит жена задержанного Руслана Зейтулаева Мерьем

Полицейские начали рыться в вещах, завели в дом каких-то незнакомых людей. «Это понятые», — сказали. Тем временем возле дома собрались соседи. Люди сбежались на шум. «Пусть они тоже будут понятыми», — попросила я. «Это исключено», — сказал следователь. Я плохо знаю юридическое законодательство, но понимала одно: этих людей мы не знаем, мало ли кто они такие. Вдруг они увидят даже то, чего нет? Но соседей в дом так и не пустили. Роясь в наших вещах, полицейские не находили ничего, что бы их заинтересовало. А потом остановились возле письменного стола. «Интересная литература, — сказали, листая религиозные книги. — Теперь все понятно». И, записав что-то в свой протокол, забрали книги и листовки. Сказали, что теперь это вещественное доказательство. А мужа в наручниках, как какого-то преступника, забрали в СИЗО.

Вскоре Мерьем узнала, что точно так же задержали их с Русланом знакомого 28-летнего Рустема Ваитова. Накануне Рустем с молодой женой приезжали к ним в гости и Мерьем давала им религиозную литературу.

— Они, как и мы, исповедуют ислам, — продолжает Мерьем. — Рустем — порядочный молодой человек, работает строителем вместе с моим мужем. У него высшее образование, знает иностранные языки. Совсем недавно женился. Его супруга преподает в школе химию. Сам Рустем два года жил в мечети, где его очень хвалят. Честный, смиренный, дружелюбный. Помогал детям-сиротам. Когда они с женой пришли к нам последний раз (это было накануне задержания), мы вместе читали Коран. Рустема задержали сразу после того, как нашли у него в доме литературу. Жена Рустема в шоке, все время плачет. На следующий день мы выяснили, что наших мужей подозревают… в терроризме.

— Я присутствовал на суде по избранию меры пресечения, но доказательств причастности задержанных к терроризму так и не услышал, — рассказывает адвокат Эмиль Курбединов. — Звучали только общие фразы: дескать, эти люди читают Коран, хранят дома религиозную литературу и имеют отношение к запрещенным на территории Российской Федерации террористическим организациям. Конкретные факты (когда, при каких обстоятельствах они поступили в эти организации, чем там занимались) на суде не прозвучали. Вещдоков, кроме изъятой религиозной литературы, у следствия тоже не было. Между тем Рустема, Руслана и Нури арестовали на два месяца.

— Доказательств причастности к терроризму не озвучили, потому что их нет, — уверена Мерьем. — То, что муж читал Коран, еще не означает, что он террорист. Я не понимаю, почему все это происходит и кому мы могли перейти дорогу. Разве только российским властям, когда не пошли на псевдореферендум и выступили против аннексии Крыма. С тех пор ведь обыски и начались.

— Причем у всех поголовно, — подтверждает Эмиль Курбединов. — За последние несколько месяцев ко мне обратились десятки крымских татар с жалобами на действия правоохранительных органов. Людей, которые никогда не имели проблем с законом, вдруг начали обыскивать, допрашивать.

— У одной моей знакомой в ходе обыска изъяли ноутбук, — рассказывает Мерьем. — Полицейские объяснили это тем, что на сайте «Одноклассники» она заходила на странички знакомых мусульман из Ливии. Сказали, что будут проверять ее на причастность к терроризму. Похоже, нас всех решили запугать.

— Видимо, из нас, татар, хотят сделать радикальных исламистов, — говорит член контактной группы по правам человека в Крыму Абдурешит Джеппаров. — Придать всему такой оттенок, чтобы потом всем, кто солидарен с нами в проукраинской позиции, говорить: смотрите, вы заодно с террористами. Сейчас мы готовим обращения в международные правозащитные организации. Ведь арестованным ребятам грозит до десяти лет лишения свободы.

Адвокат Эмиль Курбединов, который пытается защитить арестованных, помогает и семьям пропавших крымских татар. Исчезнувших еще весной проукраинских активистов, так и не нашли.

— Леонид Корж, Тимур Шаймарданов и Сейран Зинединов, — называет имена нескольких пропавших Эмиль Курбединов. — Леонид Корж пропал первым. Его попытался найти Тимур Шаймарданов — он заявил об исчезновении Леонида и пообещал, что сделает все, чтобы его найти. На следующий день после того, как Тимур сделал это заявление, он тоже пропал.

Тимура Шаймарданова и Леонида Коржа искал еще один активист, Сейран Зинединов.

— Сын кое-что выяснил, — вспоминает отец Сейрана Сайтумер Зинединов. — Нам он этого не говорил, но назначил встречу жене Тимура Шаймарданова Ольге. Как потом рассказывала Оля, Сейран сказал ей: «Похоже, я знаю, где Тимур. Его похитила „крымская самооборона“. Наверное, Леня Корж там же». Оля начала расспрашивать, как он это выяснил, но Сейран был немногословен: «Еще слишком рано об этом говорить. Но мы их освободим, вот увидишь». «Этот разговор вселил в меня надежду, — рассказывала Ольга. — Мы договорились созвониться позже и разошлись по домам».

Распрощавшись с Ольгой, Сейран позвонил своей жене: «Подогревай ужин, я скоро буду». Но домой он не вернулся. А Андрея Щекуна — лидера организации «Украинский дом», в которую входил Сейран, вскоре похитили представители «крымской самообороны» и жестоко пытали.

— С тех пор о пропавших ничего не слышно, — говорит Эмиль Курбединов. — У полиции один ответ: ищем. А наше расследование зашло в тупик. Затем исчезли еще два крымских татарина — Ислям Джеппаров и его двоюродный брат Джевдет Ислямов. По словам очевидцев, 27 сентября двое мужчин в черных мундирах затолкали их в микроавтобус «Фольксваген» и увезли в сторону Феодосии.

— Ислям и Джевдет были домоседами и соблюдали предписания Корана, — рассказывает отец Исляма Абдурешит Джеппаров. — Как они могли во что-нибудь ввязаться, если соблюдают пятикратный намаз, не пьют, не курят и по вечерам сидят дома? Скорее всего, похищение связано с тем, что сын был заместителем председателя меджлиса. Когда в начале мая крымские татары пытались организовать проход через границу для Мустафы Джемилева, которого не пускали домой в Крым, Ислям вместе с другими блокировал трассу Симферополь — Керчь.

Через несколько дней после пропажи братьев исчез еще один крымский татарин Эдем Асанов. 29 сентября он выехал из Сак в Евпаторию, где работал спасателем. До места назначения Асанов не добрался. Через неделю, 6 октября, мужчину нашли повешенным в заброшенном санатории в Евпатории.

На днях международная правозащитная организация «Human Rights Watch» констатировала усиление давления на крымских татар и проукраинских граждан в Крыму и призвала власти расследовать массовые исчезновения людей. «Под разными предлогами, такими как борьба с экстремизмом, власти преследуют людей, которые осмелились открыто высказывать критику действий России на полуострове», — прокомментировала отчет представитель организации Юлия Горбунова.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!