Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Игорь Кондратюк

Надорвался

Игорь Кондратюк: "Свою первую зарплату — 70 рублей — я получил, работая помощником комбайнера"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

15.03.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный украинский телеведущий, шоумен и продюсер 14 марта отметил 55-летний юбилей

Игорь Кондратюк шутит, что молодеет вместе со зрителями «Караоке на Майдане». Далеко не всякая программа может похвастаться верностью зрителей длиной в двадцать лет! «Караоке» стала выходить еще в прошлом веке и до сих пор не утратила свою привлекательность. В том числе и для Кондратюка, который признается, что получает удовольствие, когда поет вместе с участниками и зрителями своего шоу.

В детстве Игорь Кондратюк мечтал стать астрономом и научиться играть на саксофоне. В результате закончил физический факультет Киевского национального университета, а в середине девяностых защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата биологических наук. К тому времени Кондратюк уже был известной фигурой на телевидении — членом клуба «Что? Где? Когда?», ведущим шоу «Любовь с первого взгляда» и «Брейн-ринг». В конце концов любовь к телевидению оказалась сильнее, и он навсегда распрощался с наукой. Шесть сезонов Игорь Кондратюк был бессменным судьей шоу «Х-фактор». Сейчас сидит в кресле жюри шоу «Україна має талант. Діти». Продюсер и шоумен признается, что к 55 годам достиг определенной мудрости, но главная программа его жизни еще впереди.

— Когда мне было лет 17, я думал, что 55 — это уже глубокая старость, — вспоминает Игорь Кондратюк. — Теперь понимаю, что все это полная чепуха. И феномен Владимира Ворошилова, придумавшего замечательную игру «Что? Где? Когда?» в период, когда ему уже перевалило за 50, вполне реален. По крайней мере, если у тебя есть достойная команда единомышленников. Достигнув 55-летнего рубежа, я ни в чем не чувствую свою ущербность. Ну разве что не могу быстро бегать. Впрочем, я этого никогда и не умел.

— Вы и телевизионному делу не учились, однако были причастны к самым рейтинговым программам бывшего Советского Союза.

— Так уж получилось. Не могу сказать, что стоял у истоков, но начинал многие из проектов, которые по сей день популярны. Помню, как работал в «Брейн-ринге», потом были «Что? Где? Когда?» и «Любовь с первого взгляда». Моя программа «Караоке на Майдане» в первый год своего выхода была очень популярна. Правда, тогда и конкуренция была намного меньше. Невероятный интерес у зрителей вызвал первый сезон «Х-фактора». В настоящее время его рейтинги снизились. Впрочем, сейчас большинство телепрограмм не может похвастаться особыми успехами.

— Почему вы ушли из «Х-фактора»?

— В седьмом сезоне его продюсеры решили все радикально поменять. По сути, изменения коснулись некоторых формальных вещей и жюри. Поменялся весь состав, конечно, ушел и я. Правда, по результатам сезона увидели, что не в жюри было дело. Что касается нового сезона проекта, то пока никаких переговоров по этому поводу со мной не вели.

— Как телевидение появилось в вашей жизни?

— На самом деле, я совершенно не думал о телевизионной карьере. Жил себе и любил программы «Что? Где? Когда?», «Вокруг света» и «Очевидное — невероятное». Это было советское время, зрители смотрели практически все, начиная с сериала «Семнадцать мгновений весны» и заканчивая «С легким паром» на Новый год. Когда я учился на последнем курсе физического факультета Киевского университета, к нам приехали те самые знатоки из клуба «Что? Где? Когда?» Нас попросили показать им Киев. В знак признательности москвичи пригласили студентов к себе на съемки.

Мы приехали в Москву с командой факультетских знатоков, от увиденного были в восторге. Нам предложили пройти отбор на игроков телевизионного клуба. Я был единственный, кто согласился его пройти. С этого момента все и закрутилось. Но, знаете, больше всего мне понравилось не то, что я, хлопец из Херсонской области, стал игроком «Что? Где? Когда?», а реальная возможность увидеть, как работает профессиональная телекоманда. Ведь именно там создавалась мода на телевидение Советского Союза. Да, это никак не было связано с физикой и биологией, которые я изучал, но, в конце концов, я был готов круто изменить свою жизнь. И не прогадал. Заниматься телевидением, в отличие от шоу-бизнеса, мне по душе.

— Несмотря на то что вы были продюсером многих украинских артистов?

— С этим я уже завязал. Начал заниматься шоу-бизнесом по принуждению. Это произошло во времена проекта «Шанс», победители которого после окончания программы оставались не у дел. Тогда я и занялся продюсированием Виталия Козловского, Натальи Валевской, Александра Воевуцкого, Павла Табакова. Иначе мой проект не имел бы никакого смысла. После того как я ушел из программы, мы расстались со всеми исполнителями, кроме Виталия Козловского. Затем произошла неприятная история, суд, и в результате мы завершили совместную работу. С тех пор в шоу-бизнес меня не тянет, хотя было несколько интересных певцов, с которыми мог бы поработать. Но я давно уже понял, что являюсь потребителем музыки, а не ее производителем.

— Правда, что в юные годы вы работали помощником комбайнера?

— Это была необходимость пополнить семейный бюджет. Мои родители были советскими служащими, они не хватали звезд с неба. В нашей семье каждая копейка очень ценилась. В первый раз я пошел работать на летних каникулах после шестого класса. Это было в небольшом селе в Херсонской области, где жила моя тетя. Я трудился в колхозе имени Кирова разнорабочим. После седьмого класса ездил с дядей на тракторе, а после восьмого меня уже взяли помощником комбайнера. Кстати, на этой должности я работал и после первого курса университета. До сих пор помню свою первую зарплату — 70 рублей, на которую купил портативный фотоувеличитель. Почему-то я считал, что, владея таким фотоувеличителем, стану очень крутым. В результате попользовался им раз десять и забросил. Как оказалось, сидеть часами, делая фотографии, было не самым интересным для меня занятием.

Я был очень активным ребенком и участвовал во всех кружках, на которые у меня только хватало времени. Правда, родители не особо поддерживали мое творчество. Они считали, что куда важнее учиться, заниматься домашним хозяйством и помогать нянчить младшего брата. Мне же было интересно все: увлекался бальными танцами, играл в гандбол и даже пел в хоре.

— Телевидение сделало вас состоятельным человеком?

— Наверное, состоятельнее, чем это было бы, занимайся я наукой. Собственно, это был один из аргументов, почему я бросил научную деятельность. Кроме того что телевидение было для меня просто интересно, доход там гораздо выше, чем у научных работников. Хотя лет пять я совмещал науку с телевидением. Работал в Институте молекулярной биологии и генетики, дорос до научного сотрудника. Трудился сутки напролет, получая за это отгулы, которые использовал для занятий телевидением. Научный руководитель с пониманием относился к моему увлечению, поскольку сам был большим поклонником игры «Что? Где? Когда?» Но с появлением «Караоке на Майдане» стало невозможно совмещать науку и телевидение. Я сделал свой выбор.

— Наверняка вас приглашали на работу в Москву.

— Причем несколько раз. Меня никогда не тянуло в Россию. Много раз бывал в Москве, но она так и не стала для меня родным городом. Когда занимался наукой, была возможность уехать в Америку и Канаду, но к тому времени телевидение уже стало весомой частью моей жизни. Я никогда не пожалел о том, что именно так сложилась судьба.

— Знаю, что на прошедшем национальном отборе на «Евровидение» вы болели за Константина Бочарова (MELOVIN) — победителя недавнего сезона «Х-фактора».

— В шоу талантов он победил с большим перевесом. Главное его преимущество — оригинальный образ. К сожалению, на национальном отборе похвастаться подобным не мог никто. У Жени Галича тоже есть свой стиль, но я совершенно не понимаю, что он будет делать на «Евровидении» со своей песней. Европейцев ею уж точно не сможет удивить. Она сильно отстала по музыке, как и песня Татьяны Решетняк. Композиция Кости гораздо современнее.

— Правда, что было время, когда вы мечтали стать футбольным судьей?

— Футбол — моя большая любовь. После университета я даже пытался войти туда со стороны судейства. Прошел курсы киевской коллегии судей, судил несколько матчей на юношеском уровне, но в результате с этим так и не сложилось. Мне не хватило нескольких моментов: физических данных (судьи должны сдавать тесты и бегать порой покруче футболистов) и личного опыта игры. Единственное место, где я играл, была команда физического факультета. Так что моя любовь к футболу заканчивается на уровне телепросмотра. Правда, иногда мы с женой ездим на знаменательные футбольные мероприятия, но, по правде говоря, сидеть дома в кресле более комфортно.

— О чем мечтали накануне собственного юбилея?

— У меня не было каких-то особых желаний, кроме мечты съездить в Новую Зеландию. Уже несколько лет подряд мы с женой на мой день рождения уезжали в путешествия. В основном на Юго-Восток: Гонконг, Сингапур. До Новой Зеландии так и не добрались. В этом году, похоже, это тоже не осуществится. Поэтому надеюсь на следующий.

— Ваши дети интересуются телевидением?

— Старший сын уже помогает мне в программе «Караоке на Майдане» в качестве ассистента режиссера монтажа. Средний сын дважды работал на кастингах «Х-фактора». Дочери 12 с половиной лет, пока она фанат корейской поп-музыки, хорошо стреляет из лука. Выступала даже за сборную Киева на чемпионате Украины, где они заняли четвертое место. Она стреляет в категории «Младшая кадетка». Это первый случай в нашей семье, когда ребенок сам себе выбрал вид спорта и упорно занимается им вот уже три года.

— Говорят, вы трудитесь над созданием нового долгоиграющего шоу.

— На самом деле, я очень мечтаю о подобном проекте. Не люблю короткоиграющие. В моей биографии было лишь два таких шоу: юниорский «Брейн-ринг» и «Звездный дуэт». Честно говоря, идея нового проекта еще достаточно призрачная. Я отслеживаю все новые телеформаты, появляющиеся в мире. Из последних «выстрелил» только «Голос». Но я не спешу. Наверное, потому, что уже обладаю проектом, который в следующем году будет отмечать 20-летие своего пребывания на телевидении. Кстати, 9 апреля мы отпразднуем 950-й выпуск «Караоке на Майдане».

— В чем секрет его популярности?

— Особого секрета нет. Просто вся моя команда хочет продолжать работать в этом жанре. Это вокальная игра, в которой может принять участие каждый. Не надо проходить кастинги, куда-то записываться, нужно просто постараться быть на коне в тот день, когда проходит съемка. Программа — игровая форма народных талантов. Форма архаичная, она не имеет яркой сцены, но по-прежнему нравится как зрителям, участникам, так и мне и моей команде. За все эти годы команда обновилась процентов на 20 от силы. И то только потому, что молодые сотрудницы ушли в декрет и не вернулись, а некоторым операторам в силу возраста уже трудно держать тяжелые камеры в руках.

Но мне проект до сих пор интересен. «Караоке на Майдане» для меня, как и для многих, стало отдушиной в жизни. Я выхожу перед своими зрителями и сам пою с ними, ни о чем не думая. Понятно, что программа устарела, ведь она придумана еще в прошлом веке. Но каждый раз, приезжая с ней в новый город, я собираю на площадке более пяти тысяч человек! Скажите мне, кто это сделает еще? Конечно, очень хочется запустить что-то подобное, но уже на совершенно новом уровне. И дай Бог, чтобы мой новый проект продержался так же долго, как «Караоке». Правда, не уверен, что в 75 лет я буду оставаться активным, неглупым и ненудным ведущим. Поживем — увидим.

Фото из «Фейсбука»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Открыла шкаф, а оттуда на меня как вывалится все, что надеть нечего!..

Версии