Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Владимир Ключко

Забвению не подлежит

Владимир Ключко: "Лучшего подарка к моему 80-летию и быть не может. Теперь я не сын "врага народа"!"

Руслан ПОДГОРНЫЙ, специально для «ФАКТОВ» (Николаев)

11.07.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Получив документ о реабилитации отца, расстрелянного 79 лет назад, житель Николаевщины не смог сдержать слез

Семена Игоревича Ключко расстреляли в 1938 году за антисоветскую агитацию. Приговор вынесла пресловутая «тройка» Управления НКВД по Николаевской области. Когда это случилось, сыну репрессированного Владимиру Ключко было всего семь месяцев. А повзрослев и узнав о трагедии, он решил во что бы то ни стало восстановить справедливость и снять с отца клеймо «враг народа». Удалось это сделать лишь перед собственным 80-летием.

— Жили мы тогда в селе Анновка Петровского района Кировоградской области, — вспоминает Владимир Ключко. — Мама рассказывала, как это произошло. Ночью постучали в дверь: «Откройте, НКВД! Ключко Семен Игоревич, собирайтесь!» — «Куда?» — «Там разберутся!» Больше мы отца не видели… Узнали позже, что приговор был вынесен 8 апреля 1938 года в Николаеве и приведен в исполнение. Так мы со старшим братом стали детьми «врага народа».

Когда я отслужил в армии и вернулся в родное село на Кировоградщине, решил выяснить у односельчан, в чем обвиняли моего отца. Мне говорили, что отец был честным и порядочным, но не приветствовал коллективизацию, того, что у крестьян землю отобрали. А еще выступал за то, чтобы люди не участвовали в выборах, которые в советское время были чистой формальностью.

Согласно данным из архива, у отца было 22 десятины земли и четыре коровы. Это то, что учли при раскулачивании. Остальное — прочую живность, инвентарь — просто растащили.

Позже я с семьей переехал жить на Николаевщину, но попыток восстановить историческую справедливость не прекратил. Обратился в Кировоградскую прокуратуру, там не ответили. Обращался и в Петровский районный совет, и в Кировоградский областной совет, писал двум президентам… Все безрезультатно.

Когда обратился в архив, то документы нашли, однако прочесть дали только выборочно. Но даже из того, что я прочел, было ясно: уголовное дело сфабриковано. Работница архива мне призналась, что ее деда тоже раскулачили — забрали землю, скот. Он смирился, не стал протестовать и остался живым. А ваш отец, говорит, хотел добиться справедливости, потому его и уничтожили.

Что удалось выяснить: отца арестовали не по факту преступления, а по доносу сельского председателя. И дело завели аж через полтора года после доноса. Сначала отца посадили на 10 лет за «антисоветскую пропаганду», но через пять лет вдруг отпустили. Когда папа вернулся в село, ему односельчане говорили: «Сеня, уезжай, спрячься, помолчи, не выступай. Они ж тебя опять арестуют…» — «Меня не за что арестовывать, я ни в чем не виноват», — говорил.

Наивная вера в справедливость его и погубила. Когда в 1938-м отца вновь арестовали, прокуратура требовала вернуть его в лагерь, где бы он досидел оставшиеся пять лет. Но НКВД решило по-своему. Отца расстреляли в Николаеве. Где похоронен, не известно.

Похоже, что об этом беззаконии даже в центральные органы НКВД в Москву не сообщили. Мой старший брат писал туда и получил ответ, что Семен Ключко в списках приговоренных к высшей мере наказания не числится…

Как сообщили в прокуратуре Николаевской области, «расстрельное дело» Ключко Семена Игоревича было обнаружено в архиве управления Министерства внутренних дел Украины в Кировоградской области. Кроме того, прокурор области дал поручение отыскать место захоронения Семена Ключко.

Справку о реабилитации отца и сопроводительное письмо Владимиру Ключко вручил прокурор Баштанского района Мирон Капраль.

«Гражданин Семен Игоревич Ключко работал в совхозе рабочим, — говорится в документе. — Был осужден тройкой 8 апреля 1938 года. Преступные действия осужденного якобы выражались в систематической антисоветской агитации. Дело истребовано, изучено и сделан вывод, что Ключко Семен Игоревич необоснованно осужден, а потому, согласно ст. 1 Закона Украины „О реабилитации жертв политических репрессий на Украине“ от 17.04.1991, он подлежит реабилитации».

— С моих плеч сняли такую тяжесть, — говорит Владимир Ключко. — «Враг народа» — это клеймо довлело над всей нашей семьей. Мой отец был настоящим хозяином на земле, любящим ее и умеющим на ней работать. Таких и уничтожали в ходе массовых репрессий.

Я верил, что придет этот счастливый момент. Раньше меня никто не слышал, не вникал. Сколько я нервов потратил… А теперь от радости, если бы у меня были крылья, я бы полетел. Звонил родственникам в Желтые Воды, кричал в телефонную трубку от радости: отца реабилитировали! К сожалению, в селе уже нет никого, кто был свидетелем всего происходившего в 30-е годы прошлого века. Но есть дети, внуки, племянник, который занимается фермерством и продолжает хлеборобское дело своего безвинно пострадавшего деда.

Выражаю искреннюю благодарность прокурору Николаевской области Тарасу Дунасу, его заместителю Александру Билоусу (он мне звонил и вел со мной переписку), всем, кто помог в реабилитации отца. Лучшего подарка к моему 80-летию быть не может!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...

Версии