Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
маньяк Сергей Ткач с женой

Из первых уст

Жена пологовского маньяка: "Во время свидания каждый час заходил дежурный с вопросом "У вас все в порядке?"

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

28.07.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

27-летняя супруга Сергея Ткача Елена дала эксклюзивное интервью «ФАКТАМ»

В начале июля «ФАКТЫ» первыми опубликовали ошеломительную новость: пологовский маньяк Сергей Ткач, трижды осужденный на пожизненный срок и отбывающий заключение в Житомирской тюрьме № 8, в возрасте 64 лет стал отцом. Оказывается, мама ребенка — 27-летняя Елена — еще со школьной скамьи заинтересовалась личностью серийного убийцы и в конце прошлого года официально расписалась с заключенным. Вскоре после публикации (тогда мы по этическим соображениям изменили имя молодой женщины) она позвонила в редакцию сама и согласилась на подробное интервью — с условием, что в статье будет ее настоящее имя. Что мы и выполняем.

— Елена, расскажите немного о себе — откуда вы, кто ваши родители?

— Я из Ярославской области, из маленького провинциального городка Рыбинск. Обычная семья, родители врачи, я у них одна — ни брата, ни сестры. В 16 лет уехала учиться в Ярославль, после второго курса перевелась в Москву, закончила финансовую юридическую академию. Я — юрист по налогам.

— Как вы узнали о существовании Сергея Ткача?

— Ну о таких людях обычно узнают, когда их задерживают. Сидела, смотрела телик, я любила криминальные темы. Узнала об этой истории, мне стало любопытно.

— И сколько лет вам тогда было?

— Лет шестнадцать. Я как раз заканчивала школу. Увидев сюжет, захотела еще что-то посмотреть, почитать на эту тему. Даже сама себе не могла объяснить, в чем причина такого интереса.

— Неужели характер преступлений Ткача не вызывал отвращения?

— Ну это не отвращение… Это просто как фильм ужасов — интересно смотреть. Вот примерно что-то такое. Я и о других подобных людях видела сюжеты. Может, из-за этого стали говорить, что у меня якобы имелся опыт общения с заключенными. Категорически заявляю: это неправда. Не надо придумывать то, чего никогда не было.

Елена призналась, что несколько раз в своей жизни она сама оказывалась в роли потенциальной жертвы:

— На меня как минимум два раза нападали на улице. Абсолютно чужие люди. Я смогла за себя постоять.

— Но, получается, что подобные случаи были вам интересны…

— Как это «интересны», когда на вас нападают? Конечно, интереса никакого нет, когда думаешь, что через минуту тебя не будет. Просто у меня такая жизнь была в тот момент, что… Не знаю, наверное, эти случаи что-то поменяли у меня в голове.

— Нападения вы пережили еще до 16 лет?

— В первый раз — да. А второй раз — в 18 лет. Я к тому времени успела выйти замуж за человека, которому была абсолютно безразлична. Я спокойно могла идти поздно ночью, и со мной могло что угодно произойти. И в итоге нарвалась на такой случай. Человек напал на меня с целью изнасиловать, он на мне порвал одежду, пытался душить. А у меня с собой не было ни оружия, ни баллончика. Темная ночь. Такое место, что кричи не кричи — бесполезно. Но в итоге… не знаю, что-то у него в голове перемкнуло. Я с ним говорила, говорила. В конце концов он сказал: «Давай я тебя провожу домой». Потом я пришла домой к своему мужу, разбудила, рассказала, какая произошла ситуация. Он спросил: «А тебе ничего не сделали серьезного?» Я говорю: «Нет». Он: «Тогда зачем ты меня разбудила и побеспокоила?» И в тот момент мне почему-то стало реально жалко парня, который на меня напал. Что у него было в голове? Я понимаю, из-за чего всякие такие вещи происходят. Когда самые близкие люди на тебя плюют и ты им безразличен… Я любила своего мужа очень сильно, я для него делала все, а мне отвечали вот этим…

— А вашему мужу было сколько лет?

— Он старше меня на двадцать лет. Я два года училась в институте, он был преподавателем, только в другом вузе. Вот говорят, что я очень современная, не соблюдаю никакой субординации, не уважаю старших, веду себя вообще не по правилам. Но в одном вопросе у меня консервативный подход — я хотела выйти замуж за одного человека на всю жизнь. А в итоге брак продолжался два года.

— Все это время вы продолжали собирать сведения о Ткаче?

— Специально я их не собирала и не складывала в какую-то папочку, просто интересовалась этой темой, смотрела новости, читала информацию в Интернете. Но это не было чем-то главным — так, постольку-поскольку. После развода до 2014 года жила вообще как в тумане, у меня была страшная депрессия. Целыми днями работала, уезжала в 7 утра и приезжала в 11 вечера. Жила не съемной квартире, выплачивала долги, которые умудрился мне оставить бывший супруг.

— А детей в первом браке у вас не было?

— Как только мы расписались, муж сказал, что от меня детей не хочет.

— Почему?

— Честно говоря, я как бы такая… не домашняя. Я не люблю готовить, домашние дела делать. Да, я очень верная, но не домашняя. Сергея это устраивает, может быть, потому, что он находится в тюрьме. Но первому мужу это категорически не нравилось.

— То есть после развода вы решили больше замуж не выходить?

— Я себя похоронила, поставила на себе крест и сказала родителям, что у меня никогда не будет семьи, не будет детей. Общалась только с подругами, с мужчинами не встречалась. Они были мне отвратительны, противны. У меня даже случались приступы агрессии, когда кто-нибудь пытался нагло познакомиться или, еще хуже, распускать руки. Честно, я готова была даже вступить в драку. Стала постоянно думать о том, как бы я с кем-нибудь расправилась, представляла, как буду это делать. Я стала общаться в соцсетях, обсуждать все это. Накручивала себя, слушала агрессивную музыку, смотрела фильмы на эту тему — было у меня такое увлечение, чтобы отвлечься от работы. Кстати, в соцсетях я и нашла свою лучшую подругу, которая живет в Украине. Она, собственно, и помогла мне связаться с Сергеем. Я посылала ей письма, а она пересылала их в тюрьму.

Но полгода мы с Сергеем общались только перепиской. Ведь я сначала не знала, что в Украине заключенные имеют право на звонки, короткие свидания с друзьями и длительные — с родственниками. В России пожизненные заключенные практически не имеют связи с внешним миром.

— Расскажите про ваше первое письмо?

— Сначала обращалась к нему на «вы», конечно. Написала, что знаю о нем, хотела бы пообщаться. Оказалось, что за 11 лет со дня ареста переписывалась с ним только я. Я не терплю конкуренции, ужасно ревнивая, страшно закомплексованная.

— Что он ответил?

— Ну там такие позитивные нотки, мол, «только „за“, давай общаться». Написал, что ему прислать.

— Ого, как сразу!

— Да просто написал, «если хочешь меня поддержать, то не могу тебе этого запретить, смотри по своим возможностям». То есть миллионы у меня никто не требовал! Деньги в тюрьму посылать нельзя, туда приносят передачи и посылки в виде продуктов. Он рассказал, что любит читать, чем занимается, как сидит в одиночке, разговаривает сам с собой.

— А какие книги он любит читать?

— Что-то философское, спокойное, либо про любовь, мелодрамы, но никаких ужасов. Меня это удивило, думала, что он такой же кровожадный человек, как и я. Но ему мои увлечения кажутся детским садом.

— Вы полгода переписывались, а потом решили ехать?

— Он в первом же письме предложил приехать на короткое свидание, — мол, посмотрим друг на друга. Но из-за моей работы поездку пришлось отложить на полгода. Поэтому когда я поехала к нему в тюрьму, то уже твердо собралась замуж.

— Что было на первом свидании?

— Первое свидание было через стекло. В комнате находились еще несколько человек, все разговаривали с помощью телефона. Я Сергея еле видела сквозь мутные стекла, мой телефон не работал, приходилось друг другу кричать, половину слов я не услышала. Но предложить руку и сердце он успел. И я согласилась. Сразу пошла к начальнику тюрьмы, чтобы узнать, какие документы нужны. Бюрократическая волокита оказалась длинной, бумажки собирали три месяца. Расписались в декабре. Все скромненько, никаких банкетов, обменялись кольцами. Конечно, хотелось, чтобы был хотя бы фотограф, но его нам не предоставили. Сразу после росписи длительного свидания не дали — не хватало комнат. Приехала через месяц, с сумками.

Перед свиданием меня пригласил к себе начальник — побеседовать. Я, в принципе, знала, что он будет говорить. Но, честно, поворот разговора был довольно неожиданным. У меня вдруг спросили: «У вас все родственники живы?» Ну, говорю, кто-то жив, кто-то умер, а что? Оказывается, у них была своя версия, почему я вышла замуж за заключенного: возможно, кто-то из моих близких пострадал от его рук и я хочу отомстить. Такой вот интересный вопрос. Я объяснила, что ни один родственник никогда в Украине не жил, и я сама впервые сюда приехала. Они: «А что же вас с ним связывает?» — «Любовь, — отвечаю, — отношения, больше ничего не связывает». — «А вы знаете, сколько ему лет?» — «Да». — «А вы знаете, за что он сидит? Вам не страшно?» — «Нет, не страшно». — «И все-таки, если вы хотите отомстить, скажите, мы вас поймем». Начальник еще спросил: «А что, у вас в России нет молодых парней?» У меня до сих пор в голове эта фраза… Несколько раз уточнил: «Вы точно идете к нему на свидание?» «Да, — говорю, — я точно иду». А потом первые сутки нам с мужем устроили такой небольшой ад — проверяли каждый час.

— Работники тюрьмы, наверное, боялись за вас.

— Ну да! Каждый час стук в дверь, заходит дежурный: «У вас все в порядке?» Мы уже просто смеялись, ну что тут скажешь… На следующий день я выходила в город продукты докупить. А потом уже все было нормально, никто к нам не ходил. Но у меня никаких претензий нет, все правильно. К нам относятся вежливо и лояльно…

— Вы обсуждаете с Сергеем тему его прошлого?

— Нет, никогда. Меня это немножко обижает, конечно. Я не могу заставить его говорить об этом, а он просто закрывается и утверждает, что ничего не помнит. Может ответить на пару вопросов, если я очень уж начинаю приставать. Но чувствую, что ему это неприятно. Он вообще не любит тем, связанных с криминалом. Честно говоря, у меня есть ощущение, что ему и правда нечего сказать, что он многих вещей вообще не знает. Один эпизод какой-то вспомнил, и все. А еще куча несовпадений, каких-то нестыковок… Думаю, что очень многое из того, в чем Сергея обвиняют, на него просто повесили. Самое ужасное, что он своей вины не отрицает. Говорит: «Да, я это сделал». Он не собирается себя объявлять невиновным. Но в его поведении не заметно ничего такого. Это могло бы проявиться хотя бы в чем-то, в каких-то нюансах… А тут вообще абсолютно ничего нет. Я не знаю, как он эти страшные вещи мог совершить.

— А про ваше прошлое он выспрашивает, ревнует?

— Он не лезет в душу, не задает мне вопросов. Ему достаточно того, что я сама рассказываю. Послушает, выскажет свое мнение. Говорит: «Если все это уже было, то мы его не поменяем, зачем тогда мусолить».

— Расскажите про вашу дочку. Когда вы узнали, что беременны?

— Вскоре после второго свидания. После первого не получилось — проверками замучили, — смеется Лена. — Когда стало известно точно, что жду ребенка, сразу позвонила Сергею, рассказала. Он обрадовался. Звонил мне каждый день, беспокоился.

— У него есть такая возможность?

— Ну как положено по закону — 15 минут ежедневно в присутствии инспектора.

— Вы переехали в Украину?

— Да, живу здесь со дня свадьбы. Нашла работу, квартиру, встала на учет в женскую консультацию. Правда, рожать по настоянию родителей все-таки поехала в Рыбинск.

Сейчас семимесячная девочка живет с бабушкой и дедушкой. Отпускать малышку в Украину родители Лены ни за что не хотят: беспокоятся, что «там страшно». Так что пока отец своей маленькой дочурки не видел.

— В телеинтервью Сергей Ткач говорил, что вы планируете не меньше трех ребятишек…

— Не знаю, хватит ли на это здоровья…

— А дочери, когда подрастет, расскажете подробности про отца — кто он, почему оказался в тюрьме, какие преступления совершал?

— Он расскажет ей это сам — все, что сочтет нужным.

Фото предоставлено каналом «1+1»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии