Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Коля Нижниковский

Громкое дело

«Мальчик бегал на полигон, чтобы на вырученные за металл деньги купить хлеба»

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

23.08.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вокруг дома, построенного на пожертвования украинцев для пострадавшего от взрыва боеприпаса Коли Нижниковского, разгорелся скандал. Вместе с этим вскрылись шокирующие подробности Колиной жизни и произошедшей с ним трагедии

На днях Интернет взорвала новость: дом для 13-летнего Коли Нижниковского, на строительство которого пожертвовали средства многие украинцы, принадлежит… непонятно кому. Об этом заявила Колина мама, Алла Нижниковская. В интервью журналистам женщина посетовала: мол, в доме они с сыном никто, а волонтер Елена Кунева, занимавшаяся проектом, оформлять жилье на Аллу отказывается. А еще волонтер якобы постоянно поливает Колину маму грязью и хочет лишить ее родительских прав. Что касается самого Коли, то он маму поддержал. И даже пожаловался на свою благодетельницу: «Она постоянно обзывается. И пишет о нас с мамой гадости…»

За этой скандальной публикацией последовала даже не волна, а настоящее цунами реакции пользователей «Фейсбука», ведь за судьбой Коли следят тысячи людей (и не только в Украине), у мальчика даже есть собственный фан-клуб. Свое мнение высказали волонтеры, юристы, правоохранители — все, кто так или иначе принимал участие в спасении ребенка.

«После взрыва во дворе Нижниковских нашли еще один снаряд и ручную противотанковую гранату»

Часть пользователей «Фейсбука» поддержала позицию Аллы Нижниковской: мол, что за беспредел? А ну-ка, Елена Кунева, быстро оформляйте дом на ребенка! Однако большая часть людей встала на защиту волонтера. Посыпались посты, мягко говоря, не в пользу Аллы. Некоторые и вовсе шокирующие. «Коля рассказывал мне, как его били мама, родной отец, а потом отчим. Что на днях рождения у него никогда не было тортов, но на спиртное у родителей деньги были. Что в Канаде мама пьянствовала и водила мужчин в квартиру, где они жили», — написала дочь Елены Куневой Ксения.

Вскоре Алла опубликовала на своей странице в «Фейсбуке» полное раскаяния письмо. Дескать, против Куневой меня настроили плохие люди, мне угрожали, даже запугивали… Мол, они с Еленой уже помирились, конфликт исчерпан. Но, как выяснили «ФАКТЫ», это отнюдь не громкая ссора двух женщин, опекающих ребенка-инвалида. Ситуация куда сложнее и драматичнее, чем может показаться на первый взгляд.

Историю Коли Нижниковского «ФАКТЫ» отслеживают уже два года. Все началось 24 августа 2015 года, когда под Мариуполем четверо деток подорвались на боеприпасе. Версии случившегося разнятся, но достоверно известно, что в тот день 11-летний Коля Нижниковский, 10-летний Саша Курбонов и его младший брат, 9-летний Сережа, решили разобрать снаряд, который дети подобрали на военном полигоне вблизи поселка Володарское (сейчас Никольское). В последнюю минуту за старшими ребятами увязался четырехлетний Даня, братик Коли Нижниковского. После взрыва малыш погиб мгновенно. Братьев Курбоновых серьезно ранило, а Колю фактически разорвало на куски… То, что мальчик выжил и смог вернуться к полноценной жизни, иначе как чудом не назовешь.


*Вопреки самым пессимистическим прогнозам Коля выжил после полученных травм

После резких обвинений Аллы Нижниковской в адрес волонтера Елены Куневой с журналистом «ФАКТОВ» связался полицейский Евгений Мацак. Сказал, что возмущен словами Колиной мамы и считает своим долгом рассказать, что трагедия в Володарском произошла совсем не случайно. На тот момент Евгений являлся сотрудником местного отдела милиции и, так вышло, первым оказался на месте взрыва.

— В тот день я отвез коллег на дежурство (мы охраняли стратегический объект) и возвращался обратно в горотдел, — говорит полицейский Евгений Мацак. — Когда раздался взрыв, я находился ровно в ста пятидесяти метрах от того места. Подъезжаю, а посреди улицы лежат четверо детей, все в крови… Я бросился к ребятам, стал оказывать первую медицинскую помощь. Сначала подбежал к самому маленькому, попробовал пульс и понял, что ребенок мертв. Его посекло так, что… Еще один мальчик лежал с оторванной пяткой, а его брат, весь в крови, с выбитым глазом, бегал вокруг меня: «Дядя, я буду жить? Дядя, вы нас спасете?» Я усадил его на землю, как-то успокоил. Коля Нижниковский находился чуть поодаль, его ноги и руку разнесло на части…

Потом сбежались соседи и Колина бабушка, подъехала «скорая». Когда мы с врачом начали накладывать Коле жгуты, появилась его мама. Я оттаскивал ее от сына, от нее шел запах перегара. Аллу Нижниковскую знаю давно: для нас она была личность известная. Типичная неблагополучная семья, пьянки, гулянки, скандалы… Соседи все время жаловались на Аллу, мы постоянно к ней домой приезжали. У нее было четверо детей, двое уже взрослые, живут своей жизнью. А Коля и Даня росли как трава при дороге. Коля бегал на полигон не из любопытства. Он собирал там оставшиеся после учений болванки от снарядов и сдавал их на металлолом. На вырученные деньги покупал себе и братику хлеб… Позже мы установили, что дети подорвались на снаряде ручного противотанкового гранатомета. В тот же день во дворе Колиного дома нашли еще один такой снаряд и ручную противотанковую гранату. Сейчас сложно сказать, кто принес на подворье Нижниковских боеприпасы. Тогда этого так и не узнали. После произошедшей трагедии все руководство местной полиции уволили, а мы четыре дня зачищали военный полигон.

Когда Кунева начала строить дом, многие удивлялись: «Зачем он ребенку-инвалиду? Разве нельзя жить в старом?»

— В результате взрыва братья Саша и Сережа Курбоновы остались инвалидами, — продолжает Евгений Мацак. — Колю, считай, спасли военные хирурги. Ему ампутировали правое предплечье и обе ноги. Кроме того, он получил тяжелую черепно-мозговую травму, осколок буквально разворотил лицо — был поврежден левый глаз, выбиты все зубы, разорвана кожа… Коле повезло, что в Володарском стоял военный госпиталь и врачи там были, как говорится, от Бога.

А претензии Колиной мамы, думаю, продиктованы банальной корыстью. Дом-то построили шикарный, если его продать, то гулять и пить можно долго.

Здесь нужно объяснить, как вообще родилась идея построить дом для Коли и причем здесь волонтер Елена Кунева. После того как Колю прооперировали военные хирурги, его санавиацией доставили в Запорожский областной ожоговый центр. Вопреки самым пессимистическим прогнозам мальчик выжил. Но он не мог принять случившееся. Все дни лежал на больничной койке, отвернувшись к стенке, и молчал. В это время в его жизни и появилась жительница Запорожья Елена Кунева. Она случайно узнала об искалеченном ребенке и сразу же примчалась в больницу. Едва взглянув на Колю, поняла: ему нужно подарить надежду, иначе все усилия будут напрасны.


*Благодаря усилиям крестной мальчик стал заниматься плаванием и в соревнованиях для детей-инвалидов завоевал несколько золотых медалей (на фото с Еленой Куневой и ее внучкой)

Что только ни делала Елена, чтобы вытащить Колю из бездны депрессии! Приводила в его палату своих друзей и их детей, устраивала турниры по шашкам, купила инвалидную коляску и возила в ней ребенка в игровые комнаты при развлекательных центрах… Когда выяснилось, что Коля до сих пор не крещен, Елена стала его крестной матерью по просьбе самого мальчика.

Понимая, что запорожские врачи не могут провести необходимые операции, волонтер бросилась искать зарубежных специалистов. И вдруг узнала: в Главный военный госпиталь приезжают канадские хирурги, чтобы бесплатно прооперировать украинских военных. Правдами и неправдами Елена добилась, чтобы в программу медицинской помощи украинским бойцам включили единственного мирного жителя — Колю Нижниковского.

После этого Елена Кунева задалась целью отправить своего крестника на лечение в Канаду. В этом ее поддержали сотни неравнодушных украинцев (среди них и читатели газеты «ФАКТЫ»), пожертвовав средства для искалеченного войной ребенка. Так Коля оказался в специализированной клинике «Шрайнерс» в Монреале, где проводят лечение, реабилитацию и протезирование детей.

В Монреале Коля перенес несколько операций. Прошел курс интенсивной реабилитации, научился ходить и даже бегать на протезах. Все это время с Колей в Канаде находилась его мама, а Елена Кунева постоянно держала с ними связь по скайпу. Однажды Коля, очень привязавшийся к крестной, попросил ее сделать так, чтобы по возвращении в Украину они жили рядом. «Я хочу жить только с тобой», — сказал Коля. И Елена бросилась осуществлять желание крестника.

Волонтер понимала: если Коля вернется в родной поселок, там он сломается морально. К тому же в Володарском многодетная семья ютилась в небольшом бабушкином доме. Сначала Елена выкупила соседский участок (деньги на это перечислил известный политик), снесла стоявший на нем старый дом и организовала сбор средств на строительство нового. Тогда многие удивлялись: «Зачем ребенку новый дом? Разве нельзя жить в старом?» «Коле нужен дом, где он сможет свободно передвигаться на инвалидной коляске, это раз, — объясняла Елена. — Второе: большую часть времени крестник ползает по полу, значит, пол должен быть с подогревом. И потом, когда Коля вырастет, у него появится собственная семья».


*Дом для Коли получился добротным, с роскошной внутренней обстановкой

После этого вопросы отпали, и люди стали активно поддерживать проект. Дом для Коли строили всем миром: Елена вкладывала собственные средства, помогали ее друзья-бизнесмены, украинские политики и простые пользователи «Фейсбука». Обо всех этапах строительства дома я узнавала от Елены Куневой лично. Так получилось, что после первой публикации в «ФАКТАХ» мы стали поддерживать отношения, часто созваниваемся, переписываемся в «Фейсбуке». К слову, дом получился просто шикарный: комнаты просторные, стены из дерева; полы, плитка, сантехника — все качественное, добротное. Стараясь угодить крестнику, Елена с трепетом выбирала мебель, постельное белье…

Из Канады, где Коля год проходил лечение, Алла вернулась… на седьмом месяце беременности

В декабре 2016 года, когда Коля с мамой вернулись в Украину, их дом был практически готов: внешние работы почти закончились, велись внутренние. Елена спешила закончить стройку до приезда крестника, но не успела.

— Когда Коля с Аллой приехали в Запорожье, встал вопрос: где они будут жить? — рассказывала мне Елена. — Местные власти хотели поселить их в общежитии для переселенцев, но я, увидев, какие там условия, забрала Колю с мамой к себе. И заодно прописала в своем доме, чтобы семья могла получать выплату на переселенцев.

Рассказывая о возвращении Коли на родину, «ФАКТЫ» сознательно упустили один щекотливый момент. Тогда нам не хотелось отбирать симпатии читателей к несчастному ребенку. Но теперь, когда разгорелся скандал, нужно открыть правду. Из Канады Колина мама вернулась, находясь на седьмом месяце беременности. В аэропорту «Борисполь» Колю встречали журналисты, и Алла отворачивалась от телекамер, прикрывая выпирающий животик длинным пышным шарфом.

Буквально через несколько дней после того, как Алла с Колей обосновались в доме Куневых, ее увезла «скорая». Врачи сказали, что есть высокая угроза срыва беременности, и Алла почти три месяца пролежала в больнице на сохранении.

Тем временем семья Куневых взяла Колю под свою полную опеку. Из-за травмы мальчик сильно отстал по школьной программе, и дочь Елены стала его репетитором. Муж Елены, в прошлом профессиональный боксер, трижды в день занимался с Колей физическими тренировками. А Елена руководила стройкой дома для крестника и хлопотала на кухне, изобретая вкусные диетические блюда. В канадской клинике Коля сильно прибавил в весе. Стараниями крестной и ее мужа-спортсмена мальчик за два месяца сбросил десять лишних килограммов. При этом Куневы успевали еще и лечить ребенка: Коле сделали операцию по спасению сетчатки глаза, изготовили в Киеве новые протезы (мальчик-то растет) для ног и руки, вместо отсутствующих зубов установили протезы…

Елена устроила так, что Коля смог посещать бассейн и с ним персонально занималась тренер паралимпийской сборной Украины Ирина Павельева. Волонтер мечтала сделать из Коли чемпиона, да и сам мальчик, казалось, к этому очень стремился. За то время, пока Коля находился в семье Куневых, он выиграл свою первую медаль в соревнованиях по плаванию среди детей-инвалидов. Через несколько месяцев принял участие в двух всеукраинских соревнованиях и дважды завоевал «золото». Это был настоящий успех! Пользователи «Фейсбука» засыпали Колю поздравлениями и писали, что очень им гордятся.

В феврале этого года Колина мама родила девочку Злату. К тому времени Елена Кунева уже установила в доме всю мебель и бытовую технику, накупила детских вещей, кроватку, коляску… Из роддома Алла с дочкой переехала сразу в новый дом. Коля стал жить с мамой, и тут начались проблемы.

Сначала Елена жаловалась мне, что Алла не следит за сыном — он снова набирает вес. Из-за неправильного питания мальчик угодил в больницу с диагнозом острый панкреатит. Потом у Коли пропало желание становиться на протезы. Понятно, ребенку очень больно, он не хочет превозмогать себя, а мама этому только потакает. В прошлом месяце Колю не взяли на очередные соревнования по плаванию из-за резко развившейся тучности, и это вывело Елену из себя. Столько усилий, столько труда, и все насмарку. Но что она могла сделать? У Коли есть мама, и она решает, что хорошо для ее ребенка, а что нет.

Буквально недавно Елена позвонила мне, она была в ярости: «Коля приехал ко мне поздно вечером и сказал: „У мамы гости, я не хочу это видеть“. Ну, я бегом к Алле, кавалеров выставила. Забрала у пьяной мамаши грудного ребенка, а ее саму отправила под холодный душ».

Ровно через неделю после этого Алла публично заявила, что они с Колей живут в доме на птичьих правах, а само жилище, мол, записано на семью Куневых. «Елена наговаривает людям обо мне гадости, — жаловалась журналистам Алла Нижниковская. — Гадости страшные! Я и выпивоха, и проститутка, и ребенок мой непонятно от кого. Я сперва не верила, затем — не понимала, для чего она это делает. Но недавно все выяснилось. Оказывается, дом, который Елена построила якобы для нас, она оформила на свою общественную организацию. И как мне рассказали, в этой организации состоят она, ее муж и дочка».

Надо сказать, о некоторых особенностях права собственности на дом для Коли Нижниковского «ФАКТЫ» знали задолго до этого. Еще в самом начале Елена сообщила нам, что жилище будет зарегистрировано на ее общественную организацию — это условие политика, который профинансировал покупку дома. Перед тем как выделить средства, политик навел справки о Колиной семье и решил защитить законные интересы ребенка. Так, по словам Куневой, в договоре указано, что дом перейдет к Коле по достижении им совершеннолетия, но без права передачи третьим лицам, в частности близким и дальним родственникам. Например, Колин отец вообще не контактирует с сыном, никак о нем не заботится. После начала АТО переехал в Россию, а когда с Колей случилась беда, посоветовал бывшей жене… отключить сына от аппарата жизнеобеспечения. Однако по закону мужчина может претендовать на Колин дом.

Так что же не устраивает Аллу Нижниковскую? Она с детьми живет в роскошном доме с шикарной обстановкой. Есть крыша над головой и помощь добрых людей.

— Елена нам очень помогла, я это не отрицаю, или, лучше сказать, ее связи. Но я ее много раз просила не задвигать меня на задний план, — объясняет Алла Нижниковская. — Почему она постоянно везде ездит с Колей? Сделала себе красивую картинку, она герой, а я, получается, теперь никто. Я, наверное, дура, потому что мне некогда было писать посты в «Фейсбуке».

— Алла, но вы вернулись в Украину на последних сроках беременности, долго лежали в больнице, сейчас вашей дочке всего пять месяцев. Вы не могли посвящать себя Коле, поэтому за вас это делала Елена. Так ведь?

— В какой-то степени. Не знаю, как не свихнулась мозгами после гибели Дани. Дочка — мой лучик солнца. Как и Коля. И не надо думать, что я нагуляла ребенка. Его отец нам помогает, мы собираемся переехать к нему в Канаду. Только с эмиграцией много трудностей. Кстати, в договоре написано, что, если Коля уедет из Украины, дом отойдет государству (Кунева утверждает, что такого пункта в документе нет. — Авт.).

— Мне кажется, в этом есть доля справедливости. Тысячи переселенцев живут в бедственных условиях или снимают жилье на последние деньги. Инвалидов среди них много, как и среди украинских защитников.

— Но люди давали деньги для Коли! Перед отъездом в Канаду я дала Елене доверенность, и она сама распоряжалась средствами. Я вот пойду в банк, возьму выписки и узнаю, какие суммы приходили.

— Лично мне в этой ситуации больше всего жаль Колю. После разгоревшегося скандала и вылившейся на вас обеих грязи люди могут перестать поддерживать мальчика. А ведь все это время его лечили, выхаживали и развивали исключительно за счет неравнодушных украинцев.

— Поэтому я и пошла на примирение с Еленой, хотя осадок остался. Мне не нравится, что она нас постоянно контролирует. В собственном доме я, извините, даже в туалет не могу сходить спокойно. А еще Елена морально давит на Колю, тащит его в бассейн… Сын уже давно просит меня вернуться домой.

Я попросила Аллу дать мне возможность услышать это лично от Коли.

— Мне неприятно, что мама и крестная ссорятся, — сказал мальчик. — Хочу уехать к бабушке. Навсегда? Нет, наверное, на время…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..

Версии