Алла и Анастасия Сокол

Трагедия

"Если бы сестра с племянницей задержались где-нибудь хоть на пару секунд - остались бы живы"

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Харьков — Полтава)

24.10.2017 6:15 9082

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

О масштабной аварии в Харькове, унесшей жизнь пяти человек и покалечившей шестерых прохожих, сказано уже немало. Но чем дальше, тем больше вопросов. Например, почему правоохранители сперва заявили, что 20-летняя студентка Харьковского национального университета имени Каразина Елена Зайцева, которая находилась за рулем «Лексуса», выехавшего на тротуар и перевернувшегося, не была под воздействием психостимуляторов? А на заседании суда, где ей избрали меру пресечения, прокуратура предъявила доказательства, что в ее анализах обнаружены опиаты? Понесет ли ответственность водитель «Фольксвагена», пытавшийся проскочить перекресток близ площади Конституции и столкнувшийся с «Лексусом», из-за чего тот стал неуправляемым? Действительно ли Елена Зайцева, падчерица влиятельного бизнесмена, устроила гонки на скорость по вечерним улицам города с водителем красной иномарки? Как поведут себя в дальнейшем родственники выживших потерпевших, если отчим подследственной выплатит им денежную компенсацию, о чем виновница происшествия заявила в суде? Почему девочка из богатой семьи, систематически на протяжении двух лет нарушавшая Правила дорожного движения, продолжала садиться за руль дорогого внедорожника? И почему городские власти Харькова не объявили траур по поводу трагедии?

Возможно, за два месяца, пока будет длиться досудебное расследование, на большинство из этих вопросов появятся ответы. Их ждет едва ли не вся Украина, в которой ежегодно тысячи людей гибнут в результате ДТП и сотни тысяч получают травмы.

После бессонной ночи, проведенной в реанимации, 54-летняя Ольга Берченко, сотрудница Харьковской академии Национальной гвардии Украины, прислонилась к подоконнику в больничном коридоре. Женщина едва держится на ногах, однако уходить домой отказывается.

— На душе неспокойно, — тихим голосом говорит Ольга. — Слава Богу, врачи сказали, что состояние моей младшей дочери Дианы удалось стабилизировать, но она еще на аппарате искусственного дыхания и остается бесконтактной. А старшая дочь Оксана пришла в себя, уже самостоятельно дышит. Вчера пожала мне руку. «Мама, где я? — спросила. — Что со мной произошло? Как я выгляжу?» Она ничего не помнит. Безутешная сваха, потерявшая своего единственного сына, просит меня не говорить Оксанке о трагедии. А я и не знаю, как скажу, что Саши, ее мужа, такого красавца, такого умницы, больше нет… Не знаю, и куда я повезу дочь из больницы. Своего жилья у молодой пары не было, жили на съемной квартире.

27-летние Оксана Берченко и Александр Евтеев были замечательной парой. Вместе учились в Харьковском авиационном институте, встречались больше трех лет, а третьего июня этого года поженились. Деньги на красивую свадьбу, на которую пригласили только друзей, заработали сами. Саша был успешным айтишником, а Оксана руководила группой в контактном центре крупной компании, которая занимается продажами по телефону. Там же работала и ее младшая сестра, 25-летняя Диана Берченко. Она проводила тренинги.

— Саша не скрывал своего счастья — выложил в Интернете много фотографий со свадьбы, — продолжает мама девушек, пострадавших в ДТП. — У него душа была нараспашку. А сваха просила его не выставлять чувства напоказ, чтобы никто не завидовал. Им действительно завидовали. Особенно тому, что они часто летали отдыхать за границу. Хотя ребята сами добились материальной независимости и с удовольствием тратили деньги на путешествия. Теперь, когда случилась беда, очень многие нам помогают. Спасибо людям.

Я, конечно, всегда волновалась за перелеты, всегда просила Ксюшу писать почаще в «Вайбере». «Будьте осторожны!» — всякий раз предупреждала своих детей. Но они относились к этому с долей иронии, отшучивались: «Сейчас такая жизнь — выйдешь на улицу и не знаешь, что с тобой произойдет в следующую минуту».


*Семейное счастье Александра Евтеева и Оксаны Берченко длилось всего четыре месяца (фото из соцсетей)

В тот день, 18 октября, на сердце матери было спокойно. Вот только головная боль донимала. Вечером она ждала возвращения домой Дианы. Два месяца назад младшая дочь перебралась в Днепр к своему парню и в Харькове бывала наездами, связанными с командировками. Оксана с Дианой были очень дружны, старались проводить вместе каждую свободную минуту, поэтому договорились посидеть после работы в кафе, куда подошел и Саша.

— Незадолго до трагедии мы разговаривали с Дианой по телефону, — вспоминает Ольга Берченко. — Она сказала, что уже направляется к станции метро «Исторический музей», которая выходит на улицу Сумскую, и скоро будет дома. На метро к нам на Алексеевку минут десять добираться. Я даже не успела ничего плохого заподозрить, как вдруг позвонил Юра, парень Дианы, и сообщил, что в Харькове на Сумской улице произошла страшная авария, он не может связаться ни с Дианой, ни с Сашей, ни с Оксаной. Мы с мужем тут же отправились на место происшествия. Но никого из своих близких там не обнаружили — пострадавших успели увезти. Кого в больницы, кого в морг…

Через несколько часов Юрий был уже в Харькове и сейчас не отходит от родителей Дианы, решает многие организационные вопросы. В реанимацию его пока не пускают.

— Я позвонил Диане, но услышал в трубке голос какого-то мужчины, — рассказывает Юрий. — «Здесь серьезная авария, много крови, много погибших, „скорая“ увозит потерпевших», — сообщил он страшную новость. И я все понял… Все же надеялся прояснить ситуацию у родственников своей девушки, однако ни Саша, ни Оксана не отвечали. Тогда я набрал маму Дианы, которая, как оказалось, еще ничего не знала.

В харьковскую 4-ю городскую клиническую больницу скорой и неотложной медицинской помощи Диана Берченко поступила как неизвестная — при ней не было документов.

— Когда мы приехали на такси в больницу, уже шли операции, — продолжает мама пострадавших. — В четвертую «неотложку» с места аварии были доставлены четверо: мои дочки, молодой человек из Харькова и девушка из Киева. Еще двух потерпевших — беременную харьковчанку и жительницу Кременчуга Полтавской области — приняла областная больница. Среди них нашего зятя не оказалось. А потом начальник областной полиции объявил о том, что в числе погибших на месте ДТП есть молодой парень… Увы, в морге наши опасения подтвердили.

Ольга Берченко называет роком то, что случилось.

— Моя старшая дочь уже второй раз попадает в эту больницу, — вздыхает женщина. — Она училась в девятом классе, когда ее сбила машина. Водитель разворачивался и не заметил дочку. Он убежал с места преступления, а Оксана получила тогда сотрясение мозга и сложный перелом ноги. Сорок пять суток пролежала в гипсе в отделении политравмы. И вот снова в нее влетела машина…

— Травмы, полученные сестрами Берченко, очень серьезные, — рассказывает «ФАКТАМ» заместитель главного врача харьковской 4-й городской клинической больницы скорой и неотложной медицинской помощи Андрей Козаченко. — В первые сутки относительно Дианы мы не могли дать никаких положительных прогнозов. Она получила очень тяжелую черепно-мозговую травму, повреждения органов грудной клетки, потеряла много крови. После проведенных операций состояние девушки удалось стабилизировать. У Оксаны, получившей похожие повреждения, наблюдается положительная динамика — в пятницу она начала самостоятельно дышать.

В отделении политравмы находятся еще двое пациентов с переломами и черепно-мозговыми травмами, их жизни ничего не угрожает. Лечение пока направлено на снятие отеков с поврежденных конечностей, чтобы в дальнейшем можно было провести операции. 29-летнего харьковчанина Юрия Неудачина, получившего закрытый перелом стопы, уже консультировали специалисты Института патологии позвоночника и суставов имени Ситенко Национальной академии медицинских наук Украины.

Мне удалось пообщаться с пострадавшей 36-летней киевлянкой Оксаной Нестеренко.

— Я бы и хотела вам рассказать о моменте аварии, но… не могу ничего вспомнить, — говорит женщина. — Мы с подружкой Жанной (она на шестом месяце беременности и находится сейчас в областной больнице) пили чай в кафе. Но как вышли из него, уже не помню. В Харьков я приехала на семинар. В тот вечер как раз отправлялась домой в Киев. Мы собирались зайти на квартиру Жанны, у которой я остановилась, чтобы забрать мои вещи. Если бы я после завершения семинара сразу поехала в Киев, ничего этого с нами не произошло бы. Но мне захотелось остаться, погулять по Харькову…

Это было как во сне. Зеленый свет светофора, «зебра», а дальше — провал в памяти. Очнулась уже в больнице. Помню, зашивали голову, накладывали лангет. Я без конца спрашивала врачей, где я, что со мной, что делаю в Харькове.

В Киев из-за черепно-мозговой травмы меня пока нельзя транспортировать. Еще у меня осколки в коленном суставе, кровоподтеки и царапины на лице. Но это пустяки по сравнению с теми травмами, которые получила Жанна. Мне ее очень жаль…

30-летнюю беременную Жанну Власенко врачи Харьковской областной больницы ввели в состояние медикаментозного сна.

— Ребенку это не повредит, — сообщила «ФАКТАМ» заместитель главврача харьковской областной клинической больницы Ирина Лодяная. — Пациентка находится в реанимации, у нее тяжелая черепно-мозговая травма. Состояние на данный момент стабильное. В операции женщина не нуждается.

Здесь же, в отделении экстренной помощи, находится и 25-летняя Анна Комар, работавшая в бухгалтерии отдела культуры Кременчугского горисполкома.

«Аня познакомилась с нашими волонтерами и приехала в Харьков, чтобы принять участие в проекте, посвященном оказанию помощи людям, которые живут вблизи линии разграничения, — рассказала новостному порталу „ГородХ“ ее коллега Евгения Левинштейн. — Она умница, очень хорошо владеет английским, а еще это добрый, светлый, талантливый человек. Анна ездила по проекту в Турцию, работала там с детьми-переселенцами из Сирии. В последнее время — сотрудник в организации „Право на захист“. В общем, волонтер и помощник по жизни. Теперь ей самой требуется помощь».

19-летняя Анастасия Сокол (26 октября ей исполнилось бы 20 лет), третьекурсница факультета иностранных языков Харьковского национального педагогического университета, кроме английского, владела еще и японским языком. По отзывам однокурсников, девочка была лучшей студенткой в группе, поэтому часто занимала призовые места в различных конкурсах. В этом году мечтала побывать на конкурсе чтецов японских произведений, а в будущем — выучить китайский и преподавать английский в родном университете… Кстати, 21 октября, когда хоронили Настю и ее 46-летнюю маму Аллу Сокол, девушка должна была в Киеве участвовать в олимпиаде по японскому языку.


*
На место трагедии харьковчане и гости города продолжают нести цветы. В центре этого импровизированного мемориала стоят портреты Анастасии и Аллы Сокол (фото автора)

— В ту роковую среду племянница как раз встречалась со своим преподавателем, который давал ей последние наставления перед олимпиадой, — говорит дядя и брат погибших Юрий Фабрис. — Вместе с другими студентами, как рассказывали ее одногруппники, они занимались в «Пузатой хате» на улице Сумской. Около восьми вечера Насте позвонила мама, моя сестра Алла, у которой как раз закончилась рабочая смена (она подрабатывала администратором в спортивном клубе).

Мама с дочкой договорились вместе поехать домой. На записи, сделанной камерой наблюдения, видно, что Алла и Настя только подошли к перекрестку возле станции метро «Исторический музей», как в них врезался «Лексус»… Если бы они задержались где-нибудь хоть на пару секунд!

Родственники погибших до утра не знали о трагедии. Ведь Алла с Настей иногда оставались ночевать у своих подруг, чтобы не добираться в отдаленный от центра микрорайон, где проживали. А утром мама Аллы, Людмила Фабрис, решила узнать у дочери, как дела. Ей ответил прокурор, вкратце сообщивший, что случилось.

Как удалось выяснить «ФАКТАМ», Алла Сокол вместе с дочкой после не сложившейся семейной жизни десять лет назад перебралась в Харьков из Симферополя. Здесь женщина встретила новую любовь. Но в 2014-м ее гражданский муж Владимир Янчук, ушедший добровольцем на войну, погиб на Донбассе. Он служил стрелком-снайпером в 3-м взводе 93-й гвардейской отдельной механизированной бригады, хорошо знал военное дело. Увы, осколок вражеской мины, попав Владимиру в бедро, прошел навылет через живот.

А любимая женщина сержанта Янчука вместе с дочкой погибли в центре мирного Харькова. От «Лексуса», пролетевшего по тротуару главной городской улицы. Была семья — и нет семьи…

Среди погибших также жительница села Тишинковка Красноградского района Харьковской области 27-летняя Нина Кобесова и 46-летняя мать двоих детей Наталья Умаева (фамилия которой сначала была озвучена следователями как Усмаева). Сын и родители Натальи проживают в Мариуполе Донецкой области, а муж-моряк как раз находится в рейсе. Известно, что первой тревогу об исчезновении женщины подняла ее кума. Она обратилась к журналистам ТСН и рассказала, что за мгновение до аварии Наталья разговаривала по телефону с 15-летней дочкой, которая слышала хлопок и шум, после чего связь оборвалась. Потом на звонок девочки ответил мужчина, сообщивший о ДТП. На месте трагедии обнаружили только сумочку Натальи, но ее фамилии не было ни в списках погибших, ни в списках пострадавших. Увы, тело матери в морге опознал 18-летний сын, которого пригласили следователи…

20 октября Киевский районный суд Харькова оставил под стражей на два месяца виновницу ДТП Елену Зайцеву без права внесения залога. В отношении нее открыто уголовное производство по статье «Нарушение правил безопасности дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее гибель нескольких лиц», санкции по которой предусматривают лишение свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. Отягчающим обстоятельством для подследственной может быть употребление наркосодержащих препаратов.


*Елена Зайцева, услышав о том, что в ее анализах обнаружены следы наркотиков, расплакалась

«Мы проверяем лекарства, которые ей предоставлялись, и в каких дозах, — заявил журналистам начальник Харьковского областного главка Национальной полиции Олег Бех. — Будут допрошены специалисты, в частности врачи. Потом предоставим юридическую оценку ситуации».

Олег Бех также отметил, что в следственную группу по данному делу входят 14 человек, которые занимаются обоими участниками ДТП — водителем «Лексуса» Еленой Зайцевой и 59-летним бизнесменом Геннадием Дроновым, сидевшим за рулем «Фольксвагена Туарег». По итогам расследования их статус может быть изменен.

Окончательные выводы следствие сделает после получения самой важной, автотехнической, экспертизы, которая будет готова не ранее 28—29 октября.

В харьковском областном управлении СБУ заявили, что информация, распространенная некоторыми медиа со ссылкой на народного депутата Украины Михаила Добкина о том, что за рулем «Фольксвагена» находился действующий сотрудник Службы безопасности, не соответствует действительности.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...

Версии