Житейские истории Свое дело

"За иллюстрацию для рекламной кампании известный бренд заплатил мне... сертификатом на обувь"

12:08 13 марта 2018   2105
Лилит Саркисян
Илона ВАРЛАМОВА, «ФАКТЫ»

Еще каких-то лет шесть назад 27-летняя мама двоих детей Лилит Саркисян даже не представляла, что увлечение рисованием станет делом ее жизни и успешным бизнесом. Но художественный потенциал девушки был очевиден, к ее работам проявляли интерес. Несколько лет Лилит рисовала иллюстрации для модных брендов и известных дизайнеров и… не брала за это деньги. Но с появлением дочки Эсты молодая мама переосмыслила ценность своего времени, установила достойную цену на свои работы, а со временем запустила собственный бренд и открыла шоу-рум.

Сейчас Лилит — один из самых известных модных иллюстраторов Украины. Она успешно построила бренд LILIT SARKISIAN, выпускает одежду и аксессуары с авторскими принтами. Изображения цветов, птиц и гранатов, характерные для Лилит, также украшают дизайнерские сумки, обои, броши и даже ковры ручной работы.

— Мы с родителями переехали из Еревана в Украину, когда мне было три года, — рассказывает Лилит Саркисян. — Папа ювелир. В Армении, где в 90-е годы многим не за что было купить хлеба, ему было нечего делать. А в Украине предложили хорошую работу. Переехали в Полтаву. Стандартная история эмиграции. Я всегда была амбициозной, и в Полтаве мне было тесно. Уже в пятом классе знала, что поеду поступать в Киев на журналистику. Но не поступила. Альтернативой выбрала украинскую филологию, а на первой паре преподаватель нам заявила: «Если услышу в стенах этого заведения русскую речь, считайте, что вы тут больше не учитесь». Я владела украинским в совершенстве, но выросла в русскоговорящей семье, и для меня это был стресс. Сначала расстроилась, но с тех пор не жалела ни секунды.

— Вы никогда не обучались рисованию. Как получилось, что иллюстрация стала вашей профессией?

— Рисование с детства было моим хобби и отдушиной. Однажды ради развлечения выложила рисунки на Tumblr — интернет-ресурс, где пользователи делятся своим творчеством. Через несколько месяцев администрация портала выбрала меня в топ иллюстраторов — у меня обнаружилось двадцать тысяч новых подписчиков из разных стран. Тогда я впервые поняла, что мои рисунки нравятся большому количеству людей.

Думаю, ключевую роль в моей истории сыграла работа на Неделе моды Ukrainian Fashion Week. Случайно попала туда на втором курсе. Помню, на собеседовании мне задали только один вопрос: Dolce & Gabbana — это один или два человека? Я не стала себя ограничивать рассадкой людей по местам и предложила оргкомитету свои услуги в качестве журналиста и редактора. Готова была все делать бесплатно — ради опыта.

Работала на Неделе моды, пока не закончила учебу. И продолжала рисовать скетчи показов, моделей, одежду. А однажды предложила оргкомитету организовать выставку работ модных иллюстраторов. Мне ответили, мол, денег нет, времени тоже, но идея хорошая, так что вот тебе стена в «Мистецькому арсеналі» — организовывай.

Через Интернет я связалась с двумя отличными иллюстраторами. Одна оказалась в Германии, другая в Канаде. Но моим предложением они не прониклись. В итоге стену украсили десять исключительно моих картин. Потратила на это свою месячную зарплату. Такого понятия, как «фэшн- иллюстратор», в Украине тогда еще не существовало. А через три недели меня попросили нарисовать пригласительные на Mercedes Benz Kiev Fashion Days. Это был мой первый коммерческий заказ, за который мне заплатили 50 гривен.


* Лилит Саркисян: «Рисование с детства было моим хобби и отдушиной»

— Вы изначально видели свою карьеру в качестве художника или все-таки журналиста?

— Не знала тогда, кем вижу себя в будущем, поэтому первые три курса университета хваталась за любую возможность. Полгода на полставки работала помощником редактора в журнале, посвященном гофрокартону.

Параллельно выпустила собственный арт-журнал о культуре и искусстве TheNorDar. Писали там о молодых художниках, архитекторах, дизайнерах. Журнал выходил онлайн, мы работали на голом энтузиазме и ничего на нем не зарабатывали. Все герои, иногда и звездные, принимали участие в проекте абсолютно бесплатно. В 2015 году наш проект «Помешанные», осуществленный в рамках журнала, авторитетное издание Forbes выбрало в топ3 лучших проектов года. Но, когда понадобилась финансовая помощь в печати тиража, мне отказали сразу два потенциальных инвестора.

Я решила больше никогда не просить помощи со стороны. Провела масштабную выставку-вечеринку для читателей и участников проекта. Потратила на нее деньги, которые копила на машину, и не пожалела. Помню, зашла в зал, а там уже собралось более 200 гостей, фотографы, журналисты… Сама не понимаю, как мне удалось такое провернуть. Сейчас журнал продолжает выходить онлайн по принципу спецпроектов. Когда-нибудь обязательно возобновлю его.

— Вы долго стеснялись брать деньги за свои работы. Почему?

— Я художник-самоучка. Комплексовала, не могла поставить себя в один ряд с художниками, получившими шесть лет соответствующего образования. Когда речь заходила об оплате, меня будто «замыкало». Три года я рисовала бесплатно. Иногда мне могли заплатить символическую сумму, иногда просто написать отзыв. Известный бренд Helen Marlen оплатил мою иллюстрацию, висевшую на всех билбордах, сертификатом, который я не могла потратить, не доложив собственных денег. Дизайнеры предпочитают платить одеждой, но сегодня я на таких условиях уже не работаю. Рада, что было именно так. Если бы гналась за деньгами, не получила бы столько опыта и лояльных заказчиков. Спустя пять лет ко мне снова обратились из Helen Marlen, но мы сотрудничали уже совсем на других условиях.

— Когда наступил тот переломный момент и вы из бесплатного иллюстратора превратились в дорогого?

— Решила записать все выполненные заказы в блокнот — и удивилась. Их было много, среди них были достаточно крупные бренды. Я накопила серьезный опыт общения с клиентами, изучила все подводные камни. Работая над множеством разноплановых проектов, утвердилась в своих профессиональных навыках и поняла, что выполняю работу любой сложности не хуже выпускников специализированных вузов. Вот тогда и решила, что больше никогда не буду работать бесплатно и по бартеру. Но по-настоящему все изменилось, когда я узнала, что беременна Эстой. Я осознала, насколько ценно мое время, которое могу посвящать ей. На следующее утро подняла цену на работы в три раза.

— Как не бояться и начать продавать свои услуги дорого?

— Просто надо принять решение, что не хочешь быть в категории «неплохой и недорогой». Я хочу быть самым лучшим и самым дорогим коммерческим иллюстратором в Украине и в себе абсолютно уверена.

* «Я хочу быть самым лучшим и самым дорогим коммерческим иллюстратором в Украине», — говорит Лилит

— Вы как-то себя рекламировали?

— Многие не верят, но я ни разу не предлагала свои услуги сама и не потратила ни копейки на рекламу. Ничего не работает лучше, чем круто выполненная работа. Моя реклама — это мои реализованные проекты и счастливые заказчики. Я много говорю об этом на иллюстрационных ланчах, которые провожу: просто делайте свою работу качественно и не бойтесь рассказывать и показывать ее миру. Сейчас все происходит намного проще, чем раньше, когда социальные сети и блогерство не были так развиты.

— В какой-то момент вы решили почти полностью отказаться от работы с заказчиками и создали свой бренд, открыли шоу-рум IIIIT art store, в котором вы и дизайнер, и иллюстратор. Что сподвигло на это?

— Я рисовала принты для коллекции одного дизайнера. Передала ему все авторские права на эти рисунки с подпиской о неразглашении. Коллекция вышла без единого упоминания обо мне. Везде значилось, что это авторские принты дизайнера. Но его разоблачили мои подписчики. В Интернете они стали отмечать меня на фотографиях с изображением коллекции и писать: «Очень похоже на работы Лилит! Разве это не ее рисунки?» Потом некоторые СМИ писали, что это я создала коллекцию дизайнеру (смеется). Секретности не получилось.

После этого случая я поняла, что мне необходимо больше рисовать для себя, а не то, что хочет заказчик. Мне стало мало иллюстраций на бумаге. Захотелось выйти за рамки. Я закупила футболки, напечатала на них свои рисунки, чтобы подарить друзьям, а остальное, возможно, продать. Лет шесть назад уже пробовала делать такое и тогда продавала две футболки в месяц. Ожидала тот же результат. Но мой телефон стал разрываться от сообщений, когда я написала о новых футболках в «Инстаграм». Каждый был готов внести предоплату. Стало понятно: можно развиваться в этом направлении. И я начала наносить принты на чехлы для телефонов, сумки, блокноты, обои…

Год я создавала коллекции, общалась с клиентами, самостоятельно упаковывала и отправляла продукцию, освоила бухгалтерию, менеджмент, финансы, SMM, копирайтинг. В какой-то момент поняла, что вообще не рисую. Дочке было уже восемь месяцев, она требовала больше времени, работать становилось сложнее. Тогда взяла в команду свою лучшую подругу из университета Иру и переложила на нее все онлайн-задачи. Сейчас у меня команда, и я могу вообще не интегрироваться в организационные процессы.

* Лилит Саркисян выпускает одежду и аксессуары с выразительными авторскими принтами — изображениями цветов и птиц

— В прошлом году вы открыли шоу-рум в центре Киева. Почему решили выйти из онлайн-бизнеса, не требующего затрат на аренду?

— Людям все равно хочется все потрогать и примерить. Открытие шоу-рума казалось мне спонтанным событием, но недавно я открыла блокнот, в который записываю цели, и обнаружила запись, сделанную задолго до открытия. Она гласила: «Первое июня — шоу-рум». Я записала и забыла, а совпало так, что мы действительно открылись первого июня. Многие мои знакомые управляют шоу-румами, и я знала, что туда неделями может никто не заходить. Это же не магазин. Отдавала себе отчет, что могу оказаться в такой же ситуации. Решила, что в крайнем случае там будет мой офис, где смогу спокойно работать. Мы сделали ремонт за две недели, и с первого дня клиентов было много. Люди приходят каждый день, даже выходной пришлось отменить.

— Роль предпринимателя такая, как вы ее себе представляли?

— Наверное, со стороны кажется, что у меня очень творческая работа. На самом деле 80 процентов работы — это рутина. Когда у тебя свой бизнес, ты должен быть финансистом, бухгалтером, менеджером, руководителем и идейным вдохновителем, дизайнером… Да кем угодно! Нужно ежедневно выполнять десятки разноплановых задач.

— Если бы знали изначально, что предстоит, пошли бы на это снова?

— Сразу же! Да, это сложно, но невероятно круто! Раньше говорила всем, что я творческий человек, а предпринимательство вообще не для меня. Теперь уверена, что оно для каждого. Просто нужно себя организовать и выработать систему распределения времени. В моем тайм-менеджменте только одна погрешность — я опаздываю на встречи с друзьями.

— Кстати, о времени. У вас двое маленьких детей и собственный бизнес. Как удается это совмещать?

— Никак. Я провожу с ними не так много времени, как хотелось бы. Бывает, даже в выходные отсутствую. Не верю, что можно совмещать материнство, бизнес и быть продуктивной в обоих аспектах. Нужно полноценно отдаваться чему-то одному. Когда я с детьми, выключаю телефон и принадлежу только им. Если на работе, могу за день ни разу не позвонить домой. Мне спокойно, потому что с Эстой и Эриком моя мама и наша тетя. Угрызениями совести не терзаюсь, моим детям прекрасно живется. Они счастливы тогда, когда счастливы мы. А вот если бы я сидела с ними целыми днями, то наверняка сошла бы с ума. Я обожаю, когда на работе завал и я ничего не успеваю. А вот собирать целый день конструктор Lego с детьми — дурдом (смеется).

— А муж поддерживает?

— Он прекрасно справляется с детьми. Многое берет на себя в семейных делах, но не в бизнесе. Нам интересны совсем разные вещи, и лучше друг другу не мешать.


* Лилит Саркисян: «Мечтаю создать мурал в Киеве»

— Как быть, если делать ничего не хочется?

— Продолжать делать, чтобы снова захотелось.

— Но мы же все люди, бывает плохое настроение, упадок сил…

— Бывает, но есть слово «надо». Мне тоже иногда хочется никуда не идти, а поваляться в постели. Но это быстро проходит, когда понимаешь, что никто другой за тебя ничего не сделает. Есть дисциплина, а во вдохновение я не верю. Представьте, что дизайнер, у которого на носу Неделя моды, скажет: «У меня нет вдохновения». Думаю, с таким подходом он навсегда останется на задворках модной индустрии.

— Какая ваша самая масштабная работа на сегодняшний день?

— Недавно закончила расписывать в ресторане стену площадью сто квадратных метров. Это был настоящий вызов для меня. Иногда думала, зачем вообще на это пошла, рука отваливалась от усталости. Но мне понравилось. Мечтаю создать мурал в Киеве.

— Сталкивались с проблемой копирования или использования рисунков без вашего ведома? Как с этим бороться?

— Сталкиваюсь постоянно. Я за копирование. Из моих уст звучит странно, но это помогает найти свой собственный стиль. Я тоже копировала, когда только начинала. Но надо подходить с умом: интерпретировать, указывать авторство, источник вдохновения, не продавать работу, а выставлять в показательных целях. Недавно в «Инстаграме» обнаружила магазин футболок под логотипом, полностью идентичным моему. Это уже не поиск своего стиля, а натуральная наглость.

Мой патентный поверенный советует писать о таких случаях посты в соцсетях, писать нарушителю прав и требовать удалить все материалы.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...