Житейские истории

«Я «спрыгнула» с костылей месяц назад, а туфли на 12-сантиметровой платформе надела за день до дефиле»

8:00 19 мая 2018   2790
Юлия Паевская
Вера ЖИЧКО, «ФАКТЫ»

Киевлянка Юлия Паевская, Народный герой Украины, президент Федерации айкидо «Мутокукай Украина» и художник-керамист, была парамедиком на столичном Майдане, затем — фронтовым инструктором по тактической медицине, ныне — комбат «Ангелов Тайры» в ASAP EMC. Недавно она завоевала несколько медалей на «Играх непокоренных», а на днях стала участницей первого в Украине этнопоказа работ отечественных мастеров «Украинские амазонки».

Показ, организованный Министерством информации Украины, был приурочен ко Всемирному дню вышиванки и проходил в рамках торжественного дипломатического приема в столичном «Мистецькому арсеналі». На подиум вышли настоящие украинские амазонки — военные, волонтеры, военные журналисты, которые служат в зоне проведения освободительной операции объединенных сил Украины. Юлия Паевская с позывным «Тайра» была в числе тех, кто демонстрировал роскошные наряды. И произвела настоящий фурор своей прической и черной вышитой двойкой от столичной дизайн-студии Svitlo. После показа Юля согласилась ответить на вопросы «ФАКТОВ».

— Юлия, вы долго репетировали, чтобы так уверенно пройти по подиуму?

— Это был чистой воды экспромт! Домой в Киев я приехала с фронта для того, чтобы поучаствовать в «Играх непокоренных». И пока все участники показа неделю репетировали проходку по подиуму, я добывала медали на соревнованиях. Завоевала «золото» в плавании, «бронзу» — в стрельбе из лука и… рукопожатие президента Украины. Соревнования закончились 12 мая, 13-го я в первый раз встала на каблуки, 14-го приняла участие в репетиции, а затем был показ. Походка у меня, конечно, не модельная. Надеюсь, это было не очень заметно.

— Вы прошли просто замечательно! Событие «встала на каблуки» выделено отдельной датой. Расскажите о взятии этой высоты подробнее.

— За день до показа я утащила у подруги туфли на платформе, высотой 12 сантиметров. Дело в том, что за годы войны, которые я прожила на фронте, все вещи «выходного дня» и обувь на высоких каблуках в моем гардеробе как-то «рассосались». Выручила подруга. Но переживала: как пройду в них по подиуму? На каблуки лет семь не вставала! К тому же всего месяц назад оставила костыли.


* Участницы показа «Украинские амазонки»

— Что с вами случилось?

— Да застарелая спортивная травма. Я занимаюсь айкидо более 20 лет, у меня пятый дан. Из-за этой травмы, возможно, мне еще не скоро пришлось бы обращаться к хирургам. Но на фронте она заявила о себе в полный голос.

Загружая в машину раненого бойца внушительной комплекции, я неловко повернулась, упала и не смогла подняться. В итоге пришлось менять оба тазобедренных сустава. В сентябре минувшего года мне поставили один титановый эндопротез, в феврале текущего года — второй. Выполняя назначение врачей, проходила на костылях два месяца. Хотя готова была «спрыгнуть» с них и раньше.


На «Играх непокороенных» Юлия завоевала золотую и бронзовую медали

— Босоножки на показ вы одолжили. А лиф, украшения, аксессуары для прически были свои или организаторы подобрали?

— От предложенной к костюму, в котором дефилировала, майки на бретельках я отказалась, подобрав вместо нее черный лиф. Черная двойка — жакет с вышивкой и юбка, созданные в столичной дизайн-студии Svitlo, пришлись мне по душе — комплект изящный и комфортный. Плахта из необычной натуральной ткани прекрасно скроена. Наряд, как говорится, «самое мое».

Канекалон (искусственные волосы. — Авт.) с лентой синего королевского цвета, на мой хвост мне подобрали. Украшения — тоже. Хотя я приехала в своих авторских бусах весом два килограмма, но те, что были предложены, лучше вписались в образ. Гармонировал с моделью и мой армейский жетон Dog-Tag, и, надеюсь, оголенный пресс…


Наряд, в котором Юлия вышла на подиум, произвел настоящий фурор

— В целом образ получился авангардный. А что вам понравилось из других коллекций?

— На мой взгляд, было очень много не банальных моделей. Но мне кажется, что вся одежда «ушла в образ» — слилась с теми, кто ее демонстрировал. И получился не показ, а перформанс. Ведь все участницы мероприятия — женщины узнаваемые. Со многими из них я часто созванивалась на фронте. Но за долгие годы войны именно на показе мы наконец-то впервые увиделись.

— А спасенных вами бойцов встречаете? Тот раненный, загружая которого в машину вы пострадали, вылечился?

— О его судьбе ничего не знаю, но ранение позволяло ему вернуться в строй. А тех, кого я эвакуировала, и их побратимов встречаю. Даже в день показа ко мне подошел парень, чтобы поблагодарить за спасение однополчанина. Это приятно, когда помнят. И огромное счастье, когда раненый, которого ты отправила в госпиталь, остается жив. Счастье в кубе, если он еще и вернулся в строй. Кстати, я даже на время показа не отключала телефон. Он всегда включен — я координирую потоки раненых, где бы ни находилась.

В последние четыре года дома, в Киеве, бываю не чаще, чем раз в два месяца. И дольше, чем на пять дней, не задерживаюсь. Остальное время живу на фронте. Там, где не нужны каблуки и практически нет случая надеть любимую вышиванку (в моем гардеробе их несколько). Там, где в полуразрушенных домах или блиндажах отсутствуют вода и часто — электричество. Где холодно, на голову каплет конденсат и в любой момент может прилететь железо разного калибра.

— И подолгу приходиться жить в таких спартанских условиях?

— В декабре 2016-го на Светлодарской дуге мы прожили в машинах восемь дней. Боевые действия на Светлодарке (так сокращенно называют этот участок фронта. — Авт.) активизировались, и пошел большой поток раненых, контуженных, травмированных. Бывало, что санитарная машина приезжала на базу, выгружала бойцов и тут же мчалась обратно. Это морально тяжело, когда ты отправляешься за «трехсотым», а застаешь уже «двухсотого». И не можешь отделаться от мысли: «А если бы на минуту раньше приехала, то может быть успела бы?» Так и живешь в состоянии постоянного боевого стресса…

К счастью, психика амазонки — воина, родившегося женщиной, — устроена так, что мы быстрее и с меньшими потерями адаптируемся к экстремальным условиям, чем мужчины, которые до войны жили с комфортом. Свой день рождения в 2016-м я тоже встретила на Светлодарке, в рабочей суете. О чем сделала «зарубку» на своей страничке в Facebook: «Др (день рождения. — Авт.) на боевом. Чувствую, что этот др не забуду никогда. Только что завезла двух «трехсотых».


* Юлия Паевская на фронте

— Как вы попали на фронт? Ведь вы же не профессиональный медик и не военнообязанная?

— Да, я волонтер. Батальон «Ангелы Тайры», входящий в ASAP EMC (волонтерскую экстренную медицинскую службу, которой руководит небезызвестный Илья Лысенко с позывным «Хоттабыч»), — добровольческое подразделение, существующее благодаря пожертвованиям народа Украины. Мы до сих пор занимается эвакуацией бойцов с первой и второй линии обороны в ближайший госпиталь — на нашем профессиональном языке это называется «эвакуацией на среднюю дистанцию». Стараемся, чтобы как можно больше ребят вернулись домой живыми. Помогаем вывозить раненых, координируя свои усилия с медиками Вооруженных Сил Украины и госпиталями. Мы не получаем за это ни зарплат, ни статуса участника боевых действий. Когда на фронте активизируются боевые действия, без нас ВСУ все еще не обойтись. А подалась на фронт я, чтобы все контролировать лично. Я — перфекционистка, поэтому вывозить раненых предпочитаю сама.


* Юлия оказывала медицинскую помощь участникам Евромайдана

— Все началось с Майдана, — продолжает собеседница. — Я стала волонтером при медицинском штабе Национального сопротивления. Имея базовые познания в спортивной медицине, освоила и тактическую медпомощь. Специалистов в этой области на то время в Украине практически не было. Поэтому вскоре мне предложили преподавать тактическую медицину в рамках программы «Народный резервист» Алексея Арестовича. Сначала я учила бойцов в учебной части под Киевом, но вскоре поняла, что такие знания больше всего востребованы на фронте, и уехала под Мариуполь, где как раз появились первые раненые. С тех пор живу на войне.


* «Тайра» проводит занятия по тактической медицине

— А кто присматривает дома за вашим ребенком?

— С 15-летней дочерью остался мой гражданский муж. Бабушек-дедушек у нас, к сожалению, нет. Мой спутник жизни Вадим Пузанов — уникальный человек. Талантливый переводчик, успешный спортсмен — обладатель черного пояса по бразильскому джиу-джитсу, пятого дана по Айкидо. Перечислять его достижения можно долго. Конечно, он хотел уйти на фронт добровольцем. Мы долго обсуждали эту тему. И в конце концов решили, что от меня будет больше толку там, на фронте, а он нужен здесь.

— Вы сказали, что у вас все началось с Майдана. А что заставило туда выйти?

— Я и многие мои единомышленники были в большей степени возмущены не самим фактом неподписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом, сколько тем, что украинский народ не принимал участия в принятии этого решения. Все, с кем я обсуждала данную тему, говорили, что вышли на протест, потому что решение о выборе политического вектора страны за них единолично принял малограмотный «профессор» Янукович, фактически задав Украине курс «назад — в СССР» и лишив своих избирателей перспектив развития на долгие годы. Я считаю, что Майдан еще не закончен. И он будет продолжаться до тех пор, пока мы не победим в сегодняшней войне.

Читайте также
Новости партнеров

С нашей медициной любая мать, вырастившая двоих, а то и троих детей, может автоматически получить диплом педиатра.