Происшествия

Отец всемирно известного футболиста владимир блохин: «олег во время игры всегда высматривал на трибунах нас с мамой. Если мы есть, значит, все будет хорошо»

0:00 18 августа 2000   680
Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»

Некоторые считали, что только благодаря папиному знакомству с тренером Блохина-младшего держат в «Динамо», и за глаза называли его папенькиным сынком

Идею поговорить его с родителями подкинул сам Олег Блохин, во время прямой линии в редакции «ФАКТОВ» обмолвившись, что у него удивительные родители и их отношения берет за пример. «Благодаря поддержке и пониманию своих родителей я добился многого», -- заметил он. Нам удалось встретиться и поговорить с отцом футболиста, Владимиром Ивановичем. Этот подтянутый и бодрый, несмотря на возраст, мужчина излучает такие обаяние и оптимизм, что легко представляешь, в какой атмосфере вырос Олег. Его отец 15 лет возглавлял Федерацию современного пятиборья УССР, руководил советом Украинского спортивного общества «Динамо». Мама, Екатерина Захаровна, мастер спорта по прыжкам в длину, в беге на 100 и 80 метров с барьерами неоднократно становилась чемпионкой СССР, 120 раз (!) становилась чемпионкой Украины. Старший брат Олега Блохина Николай -- доктор химических наук.

«Одно из величайших разочарований Олега -- собственный промах на Кубке Союза»

Из воспоминаний Олега Блохина: «Мать сама привела меня в секцию футбола на стадионе Киевского инженерно-строительного института. За это я ей пожизненно благодарен».

-- Когда Олег начал гонять мяч? -- задаю вопрос Владимиру Ивановичу.

-- Очень рано. Вроде что-то получалось… У нас есть снимок: четырехлетний Олег стоит левой ногой на мяче. Голами, забитыми левой ногой, он и прославился через много лет.

Однажды кто-то из журналистов написал, что в Олеге удачно соединились гены отца и матери. И я, и жена много лет отдали спорту. Олег, как и мама, родился под знаком Скорпиона, оба не раз отмечены грамотами Верховного Совета. Моя жена была депутатом Зализнычного райсовета столицы, теперь Олег -- депутат Верховной Рады Украины. Интересно и то, что сын родился в год, когда советские спортсмены впервые выступили на Олимпийских играх, а спустя двадцать лет сам стал призером Олимпиады.

-- Екатерина Захаровна занималась спортом, когда родился Олег?

-- Он родился в 1952 году, жена еще выступала на беговой дорожке. Ушла из спорта в 1954-м, до этого 87 раз улучшив рекорды Украинской СССР в беге с барьерами. С 1958 года она работала в Киевском инженерно-строительном институте старшим преподавателем кафедры физподготовки, заместителем декана факультета промышленно-гражданского строительства по физвоспитанию, до сих пор работает там же методистом. Мы учились заочно, когда дети были маленькими. Им потом тоже втолковывали, что образование -- это очень важно. Старший, Коля, стал доктором химических наук, Олег окончил два института…

Из воспоминаний Олега Блохина: «Если мать первой привела меня на стадион, то отец с успехом продолжил ее начинания и надолго стал моим самым придирчивым домашним тренером».

-- У Олега были какие-то серьезные неудачи на поле?

-- Как-то «Динамо» играло в Ростове-на-Дону на Кубок СССР. Это было в 1969-м или 70-м году. Одна из первых игр Олега в основном составе. Его поставили бить пенальти. И он попал в стойку. Это было страшное разочарование. Олег плакал. «Не буду бить пенальти больше никогда», -- говорил он. Тем не менее оставался после тренировок и отрабатывал одиннадцатиметровый.

-- Вы бывали на тренировках?

-- Все тренеры Олега, кроме Маслова, разрешали мне и маме приезжать на тренировки. Даже Валерий Лобановский.

-- Неужели вы никогда не чувствовали строгость Валерия Васильевича?

-- Однажды было. В 86-м мы встречали команду в Борисполе, после того как «Динамо» завоевало Кубок кубков. Тренер не разрешил Олегу сесть к нам в машину. Сказал: «Все едут на базу!»

«Я лучше помню рождение внучки, чем сына»

На Чоколовке в Киеве, где более сорока лет живет семья Блохиных, родителей Олега знают в лицо. С ними всегда почтительно раскланиваются.

-- Вы родились и выросли в Киеве?

-- Нет, родился я в Москве, до войны окончил летное и химическое училища в Харькове. Служба началась в Киргизии, Узбекистане, потом был назначен начальником химслужбы полка на Ленинградском фронте. Мне тогда было 19 лет. Пережили блокаду, а когда ее сняли, мы с другом попросились на 1-й Украинский фронт -- я мечтал увидеть Киев, участвовать в его освобождении. Но когда мы приехали, город был уже освобожден.

-- Каким вы его увидели?

-- Киев поразил меня разрухой. А ведь я представлял его вторым Парижем! Пришли мы в штаб военного округа. Сам тощий, друг тощий. Нас спрашивают: «Вы хотите на передовую? Да вас в госпиталь нужно положить!» И определили меня в 81-й запасный полк, где готовили пополнение для фронта, начальником химслужбы. Так я остался в Киеве. Здесь и демобилизовался. После войны меня пригласили работать в военно-физкультурный отдел ЦК ЛКСМУ. Я всегда занимался спортом. В полку играл в футбол, после войны кроссы бегал.

-- Как вы познакомились с будущей женой Катей Адаменко?

-- В Киеве к нашему полку прикрепили ведущих украинских спортсменов-военнослужащих, человек тридцать. Мы вместе играли в футбол, хоккей, на лыжах ходили… Я подружился с начальником физподготовки полка, чемпионом Союза по бегу на 400 метров Василием Сохой. Он частенько приходил ко мне в гости со своей женой, а также с бегуньей Катей Адаменко. Как-то мы с ней решили поехать на Днепр отдохнуть. Она живая, подвижная, разговорчивая, небольшого роста, курносая… Завязалась дружба, начали встречаться. А вскоре я переехал к ней.

Когда Олег появился на свет, я был в командировке. Мне позвонила врач, сказала о его рождении, и я примчался в Киев. Катя показала мне Олега из окна роддома… А вообще я лучше помню рождение внучки, его дочери. Между прочим, когда она появилась на свет, Олега тоже в Киеве не было.

-- Когда сыновья были маленькими, вам наверняка нужна была помощь. Ведь и вы, и Екатерина Захаровна учились, тренировались, работали, разъезжали по стране…

-- Детей часто оставляли с Катиными родителями. Дед, кстати, был главным садовником Крещатика. Каштаны садил, цветы. Хрущев любил рано утром, часов в пять--шесть, проехать с ним по главной улице Киева.

В отдельную квартиру на Чоколовке мы переехали, когда Олегу было пять лет. Причем с этим связана интересная история. Когда я работал в ЦК комсомола, мне было поручено составить списки ведущих комсомольцев-спортсменов Украины, чтобы выделить им квартиры на Крещатике. Фамилию своей жены, чемпионки и рекордсменки Союза, я постеснялся включить в список нуждающихся в жилплощади. Потом первый секретарь горкома партии Георгий Шевелев отругал меня: «Что ж ты не включил ее в распределение квартир комсомольцам!» Через некоторое время мы получили ордер на двухкомнатную квартиру.

«Сыновья никогда не соперничали -- оба были достаточно самостоятельными»

Из воспоминаний Олега Блохина: «Лично для меня отцовская забота обернулась маленькой драмой: за мной прочно закрепилась кличка «папенькин сынок». Некоторые из мальчишек-футболистов считали, что меня держат в команде только благодаря папиному знакомству с тренером».

-- Николай, старший брат Олега, занимался спортом?

-- Коля увлекался легкой атлетикой, да и в футбол погонять любил. Но в нем не чувствовался спортивный характер. А в Олеге он проявился с малолетства.

-- Между сыновьями не было соперничества или недоразумений из-за того, что Олег добился всемирной славы?

-- У Коли и Олега нормальные отношения, встречаются, когда время есть. Оба сына всегда были достаточно самостоятельными, но мы старались им помогать, чем могли.

-- У Олега никогда не возникало желание бросить спорт?

-- Было такое. Как-то раз, когда его тренировал уже Лобановский, Олег сказал, что больше не хочет. Я ему ответил: «Нужно продолжать!» Больше мы к этому не возвращались никогда.

-- Дома у него были какие-то обязанности?

-- Олег редко бывал дома -- если приезжал в месяц на 3--4 дня, это было счастье. То спортбаза, то тренировки… Несмотря на это, он должен был убирать в своей комнате, сходить в магазин. До сих пор всегда старается нам помогать -- если нужно, словом, действием или материально. Правда, чувств своих не выказывает -- он человек дела. Когда сын вошел в основной состав «Динамо» (это было году в семидесятом), мы перестали его загружать. Олег начал ездить по миру. Я как-то подсчитал: побывал в 190 странах! Во Франции раз пятнадцать, в Италии десять, в Испании восемь…

-- Что сын привозил из-за границы?

-- Нам подарки и сладости. А всему классу сумками таскал разные безделушки.

Из воспоминаний классного руководителя Олега Блохина Аллы Лакизо: «Он был общительный, и ребята его любили. Как радовался наш 9д его первой поездке во Францию! Блохин вызвал у меня слезы умиления: каждому он привез какой-нибудь сувенир. Одному авторучку, второму -- набор открыток, третьему -- брелок. В классе тогда было 32 ученика вместе с Олегом. И он привез столько же сувениров. Не забыл и меня. Я до сих пор храню гармошечку открыток с видами Парижа».

-- Олег учил иностранные языки?

-- В поездках. Всегда возил с собой разговорник. Сейчас может разговаривать на английском, греческом, французском и немецком.

-- Он поддерживает отношения с футболистами, с которыми столько лет играл в «Динамо»?

-- Олег постоянно общается с Буряком, Михайличенко, Кузнецовым, Демьяненко, Евтушенко, с семьей Зуевых-Удальцовых.

«Собираясь к Олегу в Грецию, брали с собой соленые огурцы и сало»

-- А вы за границей бывали?

-- Как президент Федерации современного пятиборья выезжал на международные соревнования, но только в соцстраны. А когда Олег начал работать в Греции, мы ездили к нему в гости. Я до 1993-го года, мать до 1995-го регулярно у него бывали. Если сын был дома, то мы чистили квартиру в два пылесоса. Иной раз он предлагал: «Давай я приготовлю ужин -- чего в ресторан ходить!» Он находил время показать нам достопримечательности страны.

-- Что в Греции вас удивляло?

-- Поначалу поражали греческие супермаркеты и то, что в любое время года там есть свежие фрукты. В январе -- свежая клубника, бананы! У нас такого в конце 80-х не было. Правильно говорят, что в Греции все есть. Кроме сала и соленых огурцов. Когда мы собирались к Олегу, всегда брали квашеную капусту, огурцы и килограмма два сала. Сын так и говорил: «Больше ничего не везите». И, возвращаясь с тренировок, обязательно просил киевских «яств».

-- Неужели у знаменитого футболиста нет домработницы, которая бы ему готовила есть, убирала?

-- Олег универсальный человек, все умеет. Десять лет прожил с дочкой в Греции -- забрал ее с собой, когда ей было восемь лет. Сам готовил, смотрел за домом, тренировал команду и сам тренировался. Даже в то время у него не было домработницы. Он многому научил дочь, и привычка к самостоятельности ей теперь очень помогает.

-- Как вы отнеслись к решению Олега жениться на Ирине Дерюгиной?

-- Мы никогда не вмешивались в личную жизнь сына. Он взрослый человек, сам должен принимать решения. Правда, моя жена на свадьбе плакала. Видно, что-то чуяло материнское сердце. А Олег был счастлив. Расписали их в Октябрьском дворце. А гуляли в ресторане «Киев». Кстати, после свадьбы Олега и Иры возник «спрос» на гимнасток. Так, футболисты Буряк, Бессонов взяли пример с Олега.

-- Сейчас Олег снова живет с вами?

-- Как-то он позвонил и спросил: «Вы меня принимаете?». Получив утвердительный ответ, принес свои вещи. Что у них в семье произошло и как, мы не вникаем.

-- А если Олег решит снова жениться?

-- Мы думаем, это обязательно произойдет.

«Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч. Над тобой летят Блохины… »

-- Удивлял ли вас младший сын неожиданными выходками?

-- В детстве у Олега не было времени на баловство. Однако он компанейский парень. Не прочь отдохнуть, подурачиться. Когда ему исполнилось 47 лет, съехалось много гостей: спортсмены, артисты, художники, архитекторы, военные… Вначале все было серьезно. А затем начали петь под караоке. Я и не знал, что мой сын поет так хорошо. Сам же иногда пою: «Ой Днипро, Днипро, ты широк, могуч. Над тобой летят Блохины». (Смеется. )

-- Часто ли у вас просят автограф сына?

-- Олег всегда, когда в Киеве, оставляет мне автографы, чтобы можно было раздать болельщикам.

-- Вы ходили на матчи с его участием?

-- В Киеве -- на все. А когда Олег был маленьким, я ездил с ним на соревнования. Маму тоже всегда приглашали.

-- Екатерина Захаровна не расстраивалась, когда видела, что Олег получил травму?

-- Иногда даже рвалась бежать в нему. В печати появлялись снимки, на которых Олег на поле зашнуровывает бутсы, а взгляд его в это время кого-то ищет. Это он всегда проверял трибуны, сидим мы с матерью или нет. Знал наши места в первом секторе, в 27 ряду. Говорил, что чувствует огромную поддержку, если мы есть на стадионе.

«Олег мечтает тренировать киевское «Динамо»

Из воспоминаний Олега Блохина: «На каждую игру юных футболистов родители приносили трехлитровые бутыли с яблочным, томатным или виноградным соком. После матчей мы не бежали хлебать воду из-под кранов, а с величайшим удовольствием пили этот сок».

-- Олег не скрывает, что любит «мамины» отбивные…

-- Да. Это мы хорошо знаем. Я сам готовлю мясо на отбивные, а мама их жарит. К отбивным он любит жареный картофель. Олег, когда едет домой, звонит, и к его приезду все готово. Причем делаем все с запасом. Ведь Олег редко один приезжает. Обязательно кого-то с собой прихватит.

-- У него наверняка много знаменитых друзей.

-- Он хорошо знает Хазанова, дружит с Быстряковым и Рыбчинскими. В доме у нас бывает много спортсменов.

-- Не обидно, что Олега не приглашают в киевское «Динамо»?

-- Это обсуждается в Киеве уже не первый год. Его приглашают другие украинские клубы, а в «Динамо» не зовут.

-- Где сейчас находится «Золотой мяч» Олега Владимировича?

-- О! Когда Олег его получил и привез домой, в тот же день приехали хлопцы из отдела охраны динамовской базы и установили сигнализацию. Невидаль в те времена. Сейчас «Золотой мяч» находится у Олега.

-- В юности, получая деньги, Олег приносил их домой?

-- Играя за «Динамо», он получал в месяц 300 рублей. Почти все деньги, которые зарабатывал Олег, мы с женой старались положить на сберкнижку. Часть этих денег потратили на свадьбу, а остаток пропал, как и у других.

… Хотя на пенсии уже Владимир Иванович, но ведет активный образ жизни. Пока супруга на работе, он и дома приберет, и поесть приготовит. О хранительнице очага нежно заботятся все трое мужчин семейства. Отец много лет мечтает о создании музея династии Блохиных. У него все для этого есть. Нет только помещения и помощников.

-- Как Олег относится к этой идее?

-- Иногда он говорит мне, что нужно все выбросить. Но я ему отвечаю, что это уже история, в которую вошли он и его мама. Она тренировала людей, которые впоследствии многого достигли: Виктора Скопенко -- нынешнего ректора Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко, Владимира Михайлевича -- директора института кибернетики НАНУ, Александра Василенко -- декана факультета столичного университета строительства и архитектуры… Возразить Олегу нечего.

Мечтаю найти человека, который бы помог разобраться с нашим архивом, а его набралось, наверное, не меньше полутонны, -- говорит Владимир Иванович. -- Это и вырезки из газет, журналов, в которых рассказывалось о Екатерине Адаменко и Олеге Блохине, и фотографии разных лет, и разрешения классного руководителя Олега уехать на соревнования, и его школьные табели. Есть щитки, в которых он вышел впервые за юношескую команду «Динамо». Их ему подарил знаменитый вратарь «Динамо--Киев» Антон Ицковский. А когда сын стал постарше, мы заказали для него первые бутсы. Их тогда специально шили в мастерских клуба «Динамо». Многие вещи и их истории могут послужить отличным основанием для книги о развитии украинского футбола, начиная с 70-х годов.

-- У Олега есть нереализованная мечта?

-- Он мечтает тренировать киевское «Динамо». Говорит: «Я врос, провел всю свою юность в «Динамо», отдал 30 лет этом клубу. Поэтому хочу тренировать только эту команду».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  В
Давление: 749 мм

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.