БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Пришитой рукой, которую три года назад напрочь оторвал комбайн, 13-летний мальчишка уже таскает полные ведра воды

0:00 21 июля 2000 2912
Людмила ТРИБУШНАЯ «ФАКТЫ» (Херсон)

«Чудо» сотворили грамотные медики и сам Миша Гайдученко, неустанно разрабатывающий травмированную левую конечность

«ФАКТЫ» писали об этом случае 11 сентября 1997 года. Тогда еще не было известно, будет ли жить пришитая рука, справится ли с травмой мальчонка, хватит ли ему настойчивости постоянно тренироваться, чтобы не остаться инвалидом… Спустя три года видно: воистину все перетрут упорство и труд, а еще желание и умение врачей, родителей сохранить ребенку полноценную жизнь.

«Ой, мам, я руку оторвал!»

Обгоревшее на солнце лицо, выцветшая футболка -- Мишу не отличишь от сельских пацанов. В Новой Маячке, где живет Мишина бабушка и куда его каждый год на все лето привозят из Новой Каховки, мальчик ловко пропалывает грядки, таскает ведра с водой, и глядя на него, не догадаешься, что случилось с ним на этом огороде не так давно.

.. В воскресный июльский день родня копала картошку. Едва ли не у каждого маячанина есть в хозяйстве самодельный картофелеуборочный миникомбайн -- его и вынесли родственники бабушки Веры для облегчения труда на свой огород. Приспособление, жужжа, врезалось острой железной мордочкой в ровные бороздки, разрывая картофельные кусты, а люди собирали урожай в ведра. Миша, которому тогда было 10 лет, заметил, что в работающем механизме спадает тросик, и решил его поправить на ходу.

-- Я услышала Мишин крик и сначала ничего не поняла, -- вспоминает мама Ольга Васильевна. -- Подбежала к сыну, а он и говорит: «Мам, смотри, я руку оторвал. Папа нас с тобой убьет!.. »

Что происходило дальше, Ольга не помнит -- после этих слов она потеряла сознание. Когда пришла в себя, в огороде уже никого не было: Мишу повезли в сельский медпункт, родня и соседи отправились следом.

-- Очнувшись, увидела на грядках окровавленную ручку сына. Ее оторвало по самое плечо, -- продолжает женщина. -- Выбежала с ней на улицу и спохватилась: «Что же это я, с рукой по селу буду идти? Люди испугаются!» Вернулась, нашла целлофановый кулек, завернула…

В сельской амбулатории Мише дали обезболивающее и, обложив оторванную конечность льдом, отправили в Новую Каховку. Там медики обработали руку, поместили ее в морозильную камеру. Ольга слышала, как дежурный врач связался с Киевом, потом долго пытался по телефону найти вертолет для отправки пострадавшего в столицу. По обрывкам разговоров догадалась: что-то не складывается.

-- Не успеваем в Киев, -- наконец сказал врач. -- Чем быстрее будет сделана операция, тем успешнее исход. Но вы, мамочка, не волнуйтесь -- трансплантацию ребенку не хуже сделают и в Херсоне.

Папа так ничего и не узнал

Несмотря на выходной, в отделении хирургии сосудов Херсонской городской больницы водников Мишу ждали: собралась целая бригада специалистов под руководством заведующего отделением Игоря Арбузова. Через два часа после ЧП мальчик уже лежал на операционном столе. Травматологи занялись ключицей: предстояло вернуть на место кость, восстановить мышцы. Задача усложнялась тем, что рана рваная, кости раздроблены, из трех основных нервов два вырваны… Операция длилась более семи часов. Даже те, кто принимал в ней участие, подчеркивают виртуозность работы хирурга Арбузова. Сам Игорь Васильевич скромен:

-- Технически здесь не было ничего сложного, -- утверждает он. -- Сшивать сосуды у нас умеют в любом областном центре. Уникальность ситуации в том, что от момента травмы очень профессионально действовали все врачи: сельский фельдшер, дежурный врач новокаховской больницы, операционная бригада. Мальчишке повезло, его быстро доставили в специализированную клинику вместе с правильно обработанной рукой. Сегодня даже не все врачи знают, что оторванную конечность следует транспортировать в холодном боксе, а тут сельский фельдшер очень грамотно обложила ручку льдом! Вот кого следует благодарить.

-- Еще по дороге в Херсон, куда нас мчала «скорая помощь», да и в больнице после операции Миша замучил вопросом, возьмут ли его в армию. Скрепя сердце я убеждала сына, что пришитая рука приживется и станет служить ему, как прежде, -- рассказывает Ольга. -- Сама в это не верила и потихоньку плакала в подушку, в свою очередь засыпала врачей бесконечными «что» да «как». Они ничего не обещали. Говорили, что левая рука может оказаться живым протезом, не больше. В лучшем случае восстановятся только некоторые функции. Я больше всего опасалась, что Миша почувствует себя беспомощным инвалидом. Поэтому, наслушавшись от других больных досужих советов, принялась за дело сама: сразу после перевода из реанимации в обычную палату сделала массаж на пришитой руке. На следующий день она распухла. Врачи всполошились. Пришлось сознаться. Как же они меня ругали! Запретили вообще к руке прикасаться.

Когда в семью пришла беда, отец, шофер, был в дальнем рейсе и возвратился домой не скоро. Родственники побоялись сказать правду Гайдученко-старшему, души не чаявшему в сыне. Соврали, что ребенок сломал руку. Миша до сих пор помнит, как папа весело вошел в палату, сгреб его в охапку и укоризненно спросил: «Ну что, мужик, допрыгался?», деловито уточняя у супруги, перелом открытый или закрытый…

«Миша уже даже драться может»

Когда рука начала приживаться, мальчика перевели в Херсонскую областную детскую клиническую больницу. Здесь Мишу принялся выхаживать врач-травматолог Владимир Антонюк.

-- В моей врачебной практике это второй такой случай, -- рассказывает Владимир Никитич. -- Когда-то в Харькове я наблюдал пациентку, которой трамвай отрезал руку. И хоть операция тоже прошла успешно, у женщины начались боли в конечности, да такие, что она стала умолять отрезать руку. Пришлось ампутировать. Этого же я опасался, работая с Мишей. Но у него, к счастью, нервные окончания восстанавливались нормально. Арбузов отлично сделал свою работу!

На четвертый месяц после операции Миша смог двигать левой рукой в плечевом суставе, стал сгибать локоть, пытался шевелить кистью… В пальцах движение восстанавливается медленно. Когда Мишу выписали домой, за него взялась мама: какие только комплексы упражнений она ни придумывала! Зарядки, массажи, занятия с гантелями, грушей… Вскоре кость срослась, но врачи всерьез опасались, что рука останется «детской». К счастью, ребенок рос, и пришитая ручка росла вместе с ним. Да, она была тоньше правой, испещрена шрамами, но она действовала, и Миша не чувствовал себя калекой. Он, как и его ровесники, любит кататься на скейте и гонять на велосипеде, категорически отказался, чтобы в школе его освободили от уроков труда, летней трудовой практики…

-- А первого сентября подрался с одноклассником! -- смеется Ольга. -- Мы с мужем пришли в ужас, ведь не все ребята знают, что у него с рукой. Не дай Бог, травмировали бы ее -- все многолетняя работа насмарку. Говорим сыну, а он только улыбается: «Вы ничего не понимаете, я должен был за себя постоять!»

«В Киеве нам сделали красивую руку»

Через год после операции в Херсоне родители повезли сына в Киев, в Институт нейрохирургии, где Мише восстанавливали разорванные нервы.

-- Из Киева мы, во-первых, приехали с красивой рукой: все швы нам реплантировали. А самый главный результат поездки -- стали шевелиться пальцы, -- радуется мама. -- Миша левой рукой начал различать, где горячая, а где холодная вода, впервые почувствовал боль в ней. Как мы радовались его словам «мне больно», когда я делала ему укол! За обедом сын левой рукой берет теперь хлеб.

У бабушки внук, как и прежде, первый помощник, хозяин. «Окончишь школу, фермером будешь!» -- радуется бабушка. У мамы Ольги и ее мужа, Валерия, по этому поводу оптимизма меньше. Вот уже два года кряду у родителей нет денег отвезти Мишу в Институт нейрохирургии, где нужно еще восстанавливать нервы и мышцы, даже в Херсон к врачам съездить не на что -- постоянного заработка нет.

-- Без восстановления мягких тканей, которые в свое время были поражены некрозом, многие функции руки возобновить невозможно, -- с грустью рассказывают мне Гайдученки. -- Уже давно не показывались херсонским врачам, которые спасли Мишеньке руку. Они могли бы что-нибудь посоветовать.

13-летний Миша все эти родительские тревоги, похоже, близко к сердцу не принимает. В селе он продолжает разрабатывать руку самостоятельно. Смирился с тем, что в армию его не возьмут. Ну, а в остальном мальчишка чувствует себя абсолютно полноценным человеком.


«Facty i kommentarii «. 21-Июль-2000. Человек и общество.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров