БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

С простреленной головой 27-летний парень, истекая кровью, помог другу поменять колесо машины и не терял сознания еще 12 часов

0:00 21 июля 2000 757
Ирина РЫБИНСКАЯ (Киев -- Чернигов -- Киев)  «ФАКТЫ»

Украинский МИД направил своим белорусским колегам ноту в связи с инцидентом, случившимся на границе -- пограничники соседнего государства ранили нашего соотечественника. Причем, это далеко не единичный случай: за неполные два месяца белорусы уже четвертый раз стреляют в сторону Украины. И это при том, что договор о границе между нашими государствами до сих пор не ратифицирован белорусским парламентом.

26 мая на украинско-белорусской границе в районе озера Засваття (Ратневский район Волынской области) был обстрелян грузовик с сахаром. Его водитель, бросив машину на милость пограничников, удрал от преследователей. Буквально через неделю в том же Ратневском районе наши пограничники задержали джип с двумя пьяными белорусскими пограничниками, которые так увлеклись преследованием ехавшего в Украину КамАЗа с прицепом, что не заметили, как углубились на территорию сопредельного государства на полтора километра. И заодно обстреляли машину. К счастью, в этих двух случаях обошлось без раненых и убитых, поскольку стреляли по колесам. Но случай, произошедший 21 июня в Городнянском районе Черниговской области, едва не закончился трагедией. Выскочив из лесу, белорусский наряд без предупреждения открыл огонь на поражение по «Ниве», и вторая пуля пробила голову 27-летнему украинскому парню, оставшемуся в живых лишь по счастливой случайности.

«Если бы парень не повернул голову вправо, пуля попала бы ему прямо в затылок»

В тяжелейшем состоянии Николая (имена пострадавшего, его жены и друга изменены) доставили в Черниговскую областную больницу примерно через 12 часов после полученного им сквозного ранения в голову. Операцию, длившуюся полтора часа делал заведующий нейрохирургическим отделением облбольницы Анатолий Бугрей.

-- Парню крупно повезло: если бы он в момент выстрела случайно не повернулся вправо, то пуля попала бы в затылок, -- рассказал А. Бугрей. -- А так она прошла под правым глазом через все основание черепа, разрушила основание глазного нерва, повредив глазницу, и вышла через левую височную область, рядом с крупными кровеносными сосудами. Поэтому Николай сразу же после ранения полностью потерял зрение. Во время операции мы исследовали и раневой канал, убрали большую гематому, осколки кости и обнаружили у больного признаки менингита. Благодаря тому, что в первые послеоперационные дни он получал очень большие дозы лекарственных препаратов по нашей методике, удалось снять угрозу инфекции, частичную амнезию. Но каковы же были наши удивление и радость, когда на третий день после операции Николай начал различать левым глазом некоторые предметы, и спустя две недели зрение восстановилось примерно на 60--70 процентов. Правый глаз, увы, ослеп. Тем не менее я считаю, что парень будет работоспособным.

И действительно, Николай уже ходит, хотя и чувствует слабость после большой потери крови и пережитого. Как только затянутся раны и сойдут синяки, он собирается отправиться в Киев подлечить пораженные глаза. «А до всей этой истории у меня было стопроцентное зрение», -- вздохнул Николай и рассказал, как все произошло.

-- Под вечер, но еще засветло, мы с другом возвращались из Белоруссии домой. Я был за рулем своей «Нивы», он сидел рядом. Ехали по лесу, и, честно говоря, не могу сказать точно, на чьей территории мы тогда находились, потому что там нет четких обозначений, колючей проволоки или пограничных столбов. Вдруг из-за кустов выскочили два человека в пятнистой форме с оружием в руках. Я только успел заметить, что лицо одного из них было закрыто маской. Откуда мы могли знать, что это пограничники?! Первая мысль: какая-то банда. Не останавливая нас, без предупреждения они сразу же начали стрелять -- первый из пистолета, а второй из автомата. Все произошло мгновенно -- первая пуля попала в заднее колесо машины. Я оглянулся на выстрел и в этот момент ощутил внезапный толчок, голова запрокинулась назад, и я перестал видеть. При этом сразу и не понял, что меня ранили в голову… Машинально нажал на педаль газа, а Саша закричал: «Давай тикать! Стреляют!» Он схватился за руль, и так мы начали убегать. А вслед нам продолжали стрелять из автомата.

Отец потом рассказал, что нашел «мою» пулю в салоне машины, когда отмывал «Ниву» от крови. Пуля пробила заднее стекло, прошла через голову навылет, ударилась о лобовое стекло (оно все покрылось трещинами и кровью) и упала на панель. Саша тоже не понял, что мне прострелили голову, но, оттолкнув меня в сторону, сел за руль. Помню звуки выстрелов сзади. Нам удалось оторваться от преследователей. Заехали в какой-то лесок, и Саша сказал, что надо поменять пробитое колесо. Тогда я вылез из машины.

-- Все это время вы были в сознании?

-- Да, только ничего не видел. Поменяв колесо, мы приехали домой, пересели в машину брата, и он отвез меня в Городню в райбольницу, а уже оттуда -- в Чернигов. А отключился я только после того, как на меня надели маску для наркоза на операционном столе.

-- Да если бы они не убежали, то их в лесу и добили бы, -- включилась в разговор растревоженная тяжелыми воспоминаниями жена Николая Аня. -- Что можно ожидать от выскочивших из лесу вооруженных людей в масках, которые начинают стрелять без предупреждения? Слава Богу, что живы… А у нас трехлетняя дочка! Пока мы в больнице, она с бабушкой дома осталась.

-- Уже в больнице я узнал версию белорусов, -- продолжает Николай. -- Мы, оказывается, ехали как какие-то бандиты на «Ниве» с наркотиками, а следом шел КамАЗ. И мы якобы первыми начали стрелять по наряду, а они залегли в кустах и отстреливались. Но ведь у меня никогда оружия в доме не держали. И зачем оно мне? Я родился в приграничном селе и не помню такого, чтобы в мирное время по людям стреляли, как по убийцам. А по лесу мы хотели проехать в Белоруссию, чтобы найти там солярку, но возвращались «пустые». Наркотики мы даже в глаза никогда не видели. Увлекаемся только «горилкой» (улыбается) по праздникам, и все.

«Просто наши граждане оказались не теми, кого ждали»

Пока чудом оставшийся в живых Николай находился в больнице, двусторонняя украинско-белорусская комиссия провела детальное разбирательство. Выезжавший на место ЧП начальник главного управления Госкомитета по делам охраны Госграницы Украины Александр Мельников рассказал «ФАКТАМ» о выводах украинской стороны:

-- Конечно, это неприятное происшествие, но мы не расцениваем его как инцидент на Государственной границе. Мы признали факт нарушения границы нашими гражданами. Все это случилось на территории Белоруссии. В семь часов вечера «Нива» проезжала в нескольких метрах от наряда. Поэтому установить номер машины и число пассажиров в ней не представляло никаких проблем. Нужно было просто сообщить украинским коллегам номер машины-нарушителя, и мы бы с ними разбирались по нашему законодательству. Если бы ребята были такими матерыми преступниками, какими их выставила белорусская сторона, то они попытались бы скрыться или спрятать машину. Но мы их сразу нашли и опросили. Побеседовали и с белорусским нарядом, в который, кстати, входил сотрудник КГБ Белоруссии. Как выяснилось, пограннаряд должен был задержать контрабандистов, перевозивших наркотики. Украинские коллеги об этом ничего не знали, но, несомненно, помогли бы им. Тем более, что на данном участке границы в то время проводилась совместная операция «Рубеж-2000».

-- К каким выводам пришла комиссия в результате расследования?

-- Заявление белорусской стороны о том, что нарушители обстреляли наряд из машины и пытались совершить наезд на военнослужащего, не подтвердились. Мы изучили скорость движения «Нивы» по лесной местности, а это не более 35 километров в час, послушали показания весьма неуверенно державшихся белорусских офицеров, вместе с сотрудниками Городнянского райотдела милиции и представителями службы безопасности обследовали «Ниву». Если бы в таком замкнутом пространстве из машины был произведен выстрел, то, конечно же, должны были остаться следы. Но мы не обнаружили ни пороховой гари, ни следов горючего или смазочных материалов. Словом, ничего, что можно было бы связать с деятельностью так называемой преступной группы или с контрабандой. А на предмет наркотиков машину исследовала специально натренированная собака.

-- Значит, у наших ребят не было особых причин стрелять в пограничников. Почему же они начали убегать?

-- Потому что белорусские пограничники их останавливали не жезлом, как это принято, а… пистолетом в вытянутой руке. Представьте себе эту ситуацию, когда из леса неожиданно выходят люди в камуфляже, и пистолетом дают команду остановиться. По словам члена белорусского наряда, якобы был произведен предупредительный выстрел из газового пистолета. Реакция парней в «Ниве» понятна -- элементарный страх. Тем более что после этого в автомобиль, проезжающий рядом по кочкам на небольшой скорости, разрядили целую обойму (восемь патронов). Машина успела проехать 10--12 метров, и сразу же было пробито заднее колесо, а водитель ранен в голову. Говорить о каком-то сопротивлении под шквальным огнем просто нереально. В общей сложности по машине было выпущено 34 боеприпаса из пистолета и автомата. Два из них -- прицельных. Это следует, опять же, из показаний наряда. Если бы из автомата стреляли на поражение, то машину бы просто изрешетили, поэтому, я думаю, это были предупредительные выстрелы. К тому же непонятно, почему белорусский наряд начал преследование бегом, а не на стоявшей рядом в кустах машине, и не догнал «Ниву» с пробитым колесом.

Самое любопытное, -- заметил А. Мельников, -- что, ожидая таких матерых преступников, наряд не заметил, как та машина часом ранее проехала мимо в сторону белорусской территории, поскольку в это время они… трапезничали всем составом, не удосужившись выставить хотя бы одного наблюдателя. Это они нам рассказали сами. Просто наши граждане оказались не теми, кого ожидали на самом деле. Скорее всего, версия наряда о том, что по нему стреляли, была попыткой оправдаться. Они ссылаются на статью белорусского закона, согласно которому против лица и транспортного средства, незаконно пересекающего границу, применяется оружие. Мы не оспариваем право белорусских пограничников действовать в рамках их законодательства, но все-таки считаем, что оружие было применено ошибочно. Я вам больше скажу: даже по советским пограничным инструкциям периода «железного занавеса» запрещалось применять оружие по транспортным средствам, следовавшим в погранзоне в сторону капиталистического государства и не выполнившим требование об остановке, если не было явной угрозы… А ведь в нашем случае речь идет о границе дружбы и добрососедства. Украинские пограничники себе такого не позволяют.

«Мы задерживали нарушителей границы, которые, по оперативным данным, занимались контрабандой»

Мнение белорусской стороны по поводу стрельбы на границе с Украиной абсолютно противоположно. Вот что заявил «ФАКТАМ» председатель Госкомитета погранвойск Республики Беларусь Александр Павловский, приезжавший в начале июля в Киев на трехстороннюю встречу глав погранведомств Украины, России и Белоруссии:

-- Мы задерживали не просто граждан Украины или Белоруссии, а нарушителей границы, которые были нам известны. Они в течение года занимались контрабандной деятельностью, в том числе переправкой нелегалов, а также наркотиками. По нашим оперативным данным, у нарушителей было с собой оружие, которое они применили против пограннаряда. Поскольку все события происходили на территории Республики Беларусь, то действия нашего наряда полностью укладываются в рамки законодательства нашей страны. Нарушений со стороны белорусских пограничников никаких не было.

А стало быть, и наказания никакого белорусский наряд не понесет за то, что в припадке служебного рвения искалечен здоровый молодой человек? Хотя сам Николай и его жена говорят, что им уже все равно, накажут стрелявших или нет, лишь бы зрение вернуть.

Г-н Павловский уверен, что во всех трех случаях применение оружия было законным, поскольку «нарушители границы, организованные контрабандисты, на грузовом автомобиле прорывались с угрозой для жизни белорусских пограничников на украинскую территорию».

-- Белорусские пограничники применяли оружие и действовали более активно, -- подытожил свой комментарий главный белорусский пограничник, -- но должен сказать, что точно так же решительно действуют и украинские пограничники, и другие силовые структуры.

-- Приходилось ли применять оружие украинским пограничникам? И если да, то когда? -- спросили мы у председателя Госкомграницы Украины Бориса Алексеенко.

-- На территории сопредельного государства никогда. Оружие применялось в нашей морской экономической зоне, когда турецкие шхуны-нарушители занимались незаконным ловом рыбы. Причем, наши действия соответствовали международным законам. Что же касается действий белорусских пограничников, то здесь обратная ситуация. Во-первых, белорусский парламент уже третий год не может ратифицировать договор о границе, а поэтому и законной границы как таковой еще нет. Во-вторых, если бы оружие было применено против террористов или злостных контрабандистов, такие действия были бы адекватными. Но когда мы вынуждены задерживать на нашей территории джип с двумя пьяными белорусскими пограничниками, обстреливающими украинский грузовик, -- это не просто нарушение закона, это безобразие. Когда был ранен наш украинский гражданин, белорусы, безусловно, перестарались. Устроить стрельбу по контрабандисту, который вез две пустые канистры для топлива и не представлял экономической или политической угрозы для государства -- это уже слишком…

P. S. В минувшее воскресенье на Днепре средь бела дня белорусскими пограничниками была обстреляна деревянная моторная лодка с двумя украинскими рыбаками, -- сообщили «ФАКТАМ» в пресс-службе Погранвойск Украины. На этом участке водной границы нет даже пограничных буйков, поэтому двое 54-летних жителей Чернигова и не подозревали, что, выбравшись в выходной порыбачить на Днепр, стали злостными нарушителями границы. За что и поплатились -- лодку обстреляли, а самих нарушителей вывезли в Гомель для дальнейшего разбирательства…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров