Житейские истории

«Держитесь, село вас не бросит», — сказала мне соседка, принесшая мешок со старой одеждой. И через два дня односельчане купили нам дом»

0:00 26 февраля 2010
«держитесь, село вас не бросит», — сказала мне соседка, принесшая мешок со старой одеждой. И через два дня односельчане купили нам дом»

Когда у многодетной семьи из села Красковское Репкинского района Черниговской области дотла сгорел дом, их односельчане за два дня(!) собрали необходимую сумму и купили погорельцам новое жилище

Несчастье в семье Улановичей из села Красковское Репкинского района Черниговской области случилось 23 января. В тот день на дворе стоял тридцатиградусный мороз, в печь то и дело приходилось подкидывать дрова. Около десяти вечера семья была уже в сборе. Михаил и его жена Светлана вернулись с работы, приготовили ужин, после чего вместе с детьми — 15-летним Витей, его старшей сестричкой-погодкой Аней, 21-летней Катей и ее годовалым сыном Женей сели смотреть телевизор. Не было дома только 19-летнего Кости — парень пошел в гости к друзьям. В какой-то момент в печке раздался странный треск, напоминающий взрыв новогодней хлопушки. А в следующую секунду на крыше деревянного дома вспыхнуло пламя.

«Бога ради, слезай с крыши! Подумай о детях!»

- Треск был настолько громкий, что мы услышали его даже при включенном телевизоре, — вспоминает Светлана Уланович.  — Запаха гари не чувствовалось, поэтому последнее, о чем мы могли подумать, так это о пожаре. Теряясь в догадках, я вышла на улицу, посмотрела наверх, а там — ужас! Крыша горела ярким пламенем, огонь распространялся с неимоверной скоростью и вот-вот мог перекинуться на стены. «Горим!» — закричала я и бросилась в дом. Мне навстречу выбежали до смерти перепуганные дети. Это было страшно: с каждой секундой огня было все больше, стены мгновенно становились черными. Я понимала, что нужно что-то делать, но не могла оторвать взгляд от огня… В такие минуты невозможно адекватно оценивать ситуацию. Когда увидела, что дети в безопасности, побежала обратно в дом за вещами. Вбежала в комнату, вытащила из стола ящик с документами, по дороге прихватила какие-то тряпки и выскочила на улицу.

 — Все происходило, как в кошмарном сне, — рассказывает муж Светланы Михаил.  — Увидев, что мы с женой побежали в горящий дом, дети бросились вслед за нами. Мы приказывали им оставаться на улице, но разве они послушают? Анечка плакала, Витя пытался спасти учебники и школьные альбомы, откуда ни возьмись появился Костя. Вокруг были слышны чьи-то крики. Во дворе начали собираться соседи.

 — А я в тот момент, верите, никого не видела, — тихо говорит Светлана.  — Все мысли были сосредоточены на том, как бы успеть вынести побольше вещей. Не имело значения, каких — лишь бы только что-то спасти. Представляете, вместо того чтобы забирать деньги, я схватила старые дырявые носки и, прижимая их к груди, как самую большую ценность, побежала на улицу. Все расплывалось перед глазами, в комнатах уже было нечем дышать. В какой-то момент раздался жуткий треск, и на пол упал… кусок обгоревшего потолка. Я вскрикнула, забегала по дому, судорожно соображая, что еще могу с собой унести. Диван? Нет, слишком большой. Кровать? Тем более — она ведь еще тяжелее! Попыталась оттащить к двери кресло, но мне не хватило сил.

На помощь бросились сердобольные соседи. В куртках, накинутых поверх ночных рубашек, начали выносить из пылающего дома одеяла, подушки и даже продукты.

 — Мы уже собирались ложиться спать, когда услышали хлопки: «бах», «бах», — вспоминает пожилая соседка Улановичей Тамара.  — Прислушавшись, поняли, что гремит не у нас. Выглянув в окно, дочка увидела, как горит крыша соседнего дома. Наспех одевшись, мы с мужем побежали на улицу. В окнах Улановичей свет не горел. В голову лезли страшные мысли: что соседи уснули и их уже может не быть в живых. Тут я увидела Мишу. Мокрый, красный, в прилипшей к телу тонкой рубашке, он, спотыкаясь, бежал в сторону нашего дома. Вслед за ним шла дочь Катя. У нее на руках был малыш — его закутали в простыню. Несмотря на суматоху, крики и сильный мороз (той ночью было минус тридцать градусов.  — Авт. ), Женя мирно спал. Мы велели Кате бежать с ребенком к нам. Долго искать остальных Улановичей не пришлось. Дети сильно кричали, бегая по двору. А дом горел как спичка. В считанные секунды огонь охватил всю крышу, после чего языки пламени перекинулись на стены. Витя и Костя выносили кресло, а на них сыпались горящие куски штукатурки с потолка… На второй день после пожара меня забрала «скорая» — сердце не выдержало такого потрясения.

 — Бежать в детские комнаты было слишком опасно — потолок мог обвалиться в любой момент, — говорит супруг Тамары Михаил Николаевич.  — Заскочив в дом, я взял первое, что попалось мне под руку, — детскую коляску. Пожарная, которую вызывали несколько раз, все никак не ехала. Когда начали рушиться стены, все бросились бежать прочь. О вещах уже никто не думал. Мы забрали к себе детей. Вслед за ними прибежала Света. В шлепанцах на босу ногу и тоненьком халатике, она замерзла до такой степени, что не могла вымолвить ни слова. Ее ноги покраснели и опухли, лицо было красным. «Как же мы? Как теперь будем жить? Где?!» — повторяла она, глядя в одну точку.

- Поняв, что пожарные приедут не скоро, муж попытался сам затушить огонь, — вспоминает Светлана.  — По лестнице залез на крышу, схватил шланг от батареи и начал поливать крышу. Но толку от этого было мало — вода в шланге быстро закончилась, а огонь продолжал бушевать. «Миша, Бога ради, слезай! — кричала я, боясь, что муж обгорит.  — Подумай о детях!»

«Соседи сказали, что мы можем оставаться у них сколько угодно»

Когда на место случившегося прибыли пожарные, дом превратился в руины — догорали последние вещи и деревянная мебель. Спотыкаясь об обгоревшие доски, соседи растерянно бродили по развалинам. По словам пожарных, ЧП произошло из-за неисправности дымохода — на сильном морозе треснула старая асбестовая труба.

Сами Улановичи разошлись кто куда. Костя и Витя переночевали у родственницы, Аня и Катя с годовалым сынишкой и их родители были у соседей.

 — Светочка за ночь глаз не сомкнула, — вздыхает Тамара.  — Все плакала и повторяла: «Где же мы будем жить?» Ее невозможно было успокоить. Мы напоили погорельцев горячим чаем, помогли собрать вещи, которые они успели вытащить из огня. Кстати, многие из них сгорели на улице, когда на них упали горящие обломки крыши. Детки старались успокоить мать. «Главное — что мы вместе. Остальное приложится», — совсем по-взрослому говорила 16-летняя Аня, а сама, отвернувшись, незаметно смахивала слезы.

 — Соседка еле упросила Мишу пойти к ней домой, — рассказывает друг Михаила Николай.  — Поняв, что его семья осталась без крыши над головой, он сел на снег возле забора, обхватил голову руками и горько зарыдал. «Ты что, воспаление легких хочешь? Они ведь без тебя не выживут», — уговаривала соседка. Но Миша словно не слышал ее…

- Под утро я задремала, — вспоминает Светлана.  — А когда проснулась, осознала, что у нас нету ничего. Ни дома, ни одежды, ни еды. Как жить дальше? Как прокормить пятерых детей? Огонь уничтожил все — сгорел даже погреб, где находились наши заготовки на зиму. В сгоревшем доме остался наш черный кот Мурзик. Как дети по нему плакали! Приходили односельчане, выражали сочувствие, просили нас держаться ради детей. Я механически повторяла слова благодарности, а сама не могла сдержать слез. Мы с мужем начали продумывать варианты, где можно было бы временно остановиться. Но все они сразу отпадали. У одних родственников большая семья, у других — своих проблем выше крыши. Соседи сказали, что можем оставаться у них сколько угодно, но мы ведь понимали, что пять человек дома им, как снег на голову.

Тем временем сердобольные односельчане во главе с председателем Красковского сельсовета Светланой Савенко организовали общее собрание и начали искать выход из ситуации. Было решено обойти все близлежащие дома и поспрашивать, кто из местных жителей сможет оказать погорельцам помощь. Удивительно, что на этот призыв с готовностью откликнулись не только все односельчане, но и обитатели соседнего села Убежичи.

 — Первая помощь поступила от соседей — супруги принесли нам несколько мешков со старой одеждой, — вспоминает Светлана.  — Кое-что деткам впору, кое-что будет на вырост. Мы не знали, как их благодарить. Ведь у нас остались только старые халаты и тапки, в которых мы выбежали на улицу. А тут такие подарки… «Держитесь, Света. Село вас не бросит», — когда я услышала эти теплые слова, почувствовала, что вот-вот разрыдаюсь. Таких сердобольных людей, думала, по одному на тысячу. В тот момент не могла даже представить, что нас действительно поддержит все село.

«Односельчане даже черного кота нам подарили, такого же, как погибший Мурзик»

Добраться до села Красковское оказалось непросто. Из-за обильных снегопадов этой зимой в глубинку дороги нет. «Вы случайно не о погорельцах собираетесь писать? — поинтересовался таксист, согласившийся подвезти меня до соседнего села Убежичи.  — Я привозил к ним в дом холодильник из райцентра. Сам я не местный, поэтому не знал, что у них произошло. А вечером увидел об этой семье сюжет по телевидению. Выходит, односельчане спасли им жизнь».

 — Спасли нам жизнь, — с улыбкой повторяет Светлана.  — Это действительно так. После того как соседи принесли нам одежду, односельчане начали приходить один за другим. Помогали кто чем мог — приносили деньги, еду, посуду. Но складывать все это было негде. У соседки дом не безразмерный. А местные жители в это время, оказывается, уже собирали для нас деньги.

На следующий день ко мне пришла глава сельсовета Светлана Савенко. «Вставайте, собирайтесь, — говорит.  — Будете дом выбирать». Я опешила: «Какой дом?» — «Идем, идем, — ласково улыбнулась Светлана Владимировна.  — Не волнуйтесь, уже вечером у вас будет крыша над головой». Честно признаюсь, я ей не поверила. Вообще в тот момент плохо соображала. Но Светлана Владимировна не шутила. Показала мне один пустующий дом, потом второй. Я была согласна на все. Но глава сельсовета настаивала: «Вы осмотритесь, подумайте, где вам будет лучше. О цене можете не беспокоиться — просто скажите, какой дом вам нравится больше». Не спрашивайте, почему мы остановились на втором — этого уже не вспомню. Я все не верила, что это происходит на самом деле.

Доехать до нового жилища семьи Улановичей таксист не смог. По заснеженным дорогам пришлось добираться до Красковского на коне. Дом, в котором раньше жила семья, теперь даже не видно из-за забора. Можно рассмотреть лишь кусок стены с закопченной плиткой. Остальное сгорело дотла.

В новом доме — простеньком и небольшом — хозяева уже успели создать домашний уют. Еще с порога до меня донесся аромат печеной картошки и жареного мяса. Светлана как раз готовила детям обед, суетясь на скромно обставленной маленькой кухоньке. Бросились в глаза картины с петухами и павлинами, вышитыми красными нитками.

 — Это осталось от бабушки, которая раньше тут жила, — пояснила Светлана.  — Она умерла год назад, и ее родственники из Чернигова согласились продать дом. Представляете, на покупку этого жилища сбросились деньгами все двести жителей села. Глава сельсовета рассказывала, что помогали даже пенсионеры и подростки. И это в наши тяжелые времена, когда люди берегут каждую копейку!

В углу кухни стоит печка, за ней — просторная комната со скромным, но уютным интерьером. Шесть кроватей, маленький деревянный столик, шкаф, сервант, на котором расположились матрешки и несколько мягких игрушек. На столике стоит большая стопка школьных учебников, которые детям удалось вытащить из огня. Стены по старинке завешаны цветастыми коврами, кое-где поеденными молью. Едва я зашла в комнату, как навстречу выбежал худой черный котенок и уставился на меня пронзительными зелеными глазами.

 — Его нам тоже соседи принесли, — улыбается хозяйка.  — «Это вам вместо Мурзика, — сказали.  — Будет детям забава». Так мы его по привычке Мурзиком и называем. А ковры, занавески, кровати принесли односельчане. Возвращалась каждый день с работы, а меня уже ждали сумки с «подарками». Находя в них одежду, дети плакали от счастья… Даже из райцентра люди отозвались. Две женщины из Репок и обувь детишкам передали, и деньгами помогли. А Вите в школе вот что купили, — Светлана достает из-под кровати небольшой черный портфель.  — Его ранец сгорел, не в чем было книги носить. Подруга принесла сервиз — чтобы могли вместе пить чай. Да всех, кто помог, не перечесть!

 — Деньги собирали, как говорится, всем миром, — рассказывает председатель Красковского сельсовета Светлана Савенко.  — Как только я узнала, что семье негде жить, поняла, что мы во что бы то ни стало должны дать им крышу над головой. Начали искать варианты. Пустых домов в селе вроде бы и немало, но найти жилище для Улановичей оказалось непросто. Только подобрали более-менее приличный дом и согласовали цену с хозяйкой, как воспротивились ее дети — дескать, хотят со временем сделать там дачу. Хозяева второго запросили свыше десяти тысяч гривен. А для села это огромные деньги. Мы бы такую сумму за год не собрали. Но в конце концов нам удалось найти то, что нужно. Так, в субботу случился пожар, а в воскресенье вечером мы уже подобрали дом. В понедельник навели там порядок, и на следующий день было новоселье. Стоило видеть радость детишек, когда они узнали, что у них есть новое жилье. Прыгали, обнимались, плакали… А мы плакали вместе с ними.

К сожалению, детей я дома не застала. Мальчишки, кроме 15-летнего Вити, гостили у односельчан, Аня поехала к старшей сестре, которая лежит в больнице с сыном.

 — На днях Женечку госпитализировали с бронхитом, — говорит Светлана.  — Наверное, продуло. Условия все же не те, что были раньше. Но только не подумайте, что мы жалуемся. О таком подарке никто и не мечтал. Главное, что все живы и благодаря добрым людям не остались на улице. А все остальное переживем.

963

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров