БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Чтобы нормально жить и работать у себя дома, знаменитая украинская органистка ирина калиновская зарабатывает деньги, гастролируя на западе

0:00 4 ноября 1999   1381
Олеся ДРУЖИНА «ФАКТЫ»

Но, тем не менее, она не собирается туда переселяться

Поклонники Ирины Калиновской часто видят рядом с нею у органа симпатичную девушку, которая трепетно переворачивает нотные страницы. Маше уже 17. Как летит время! Ведь кажется, совсем недавно Ирина носила свое дитя под сердцем и боялась -- втемяшится же такое в голову! -- что ребенок может родиться четырехпалым. Как только Маша появилась на свет, Ирина прежде всего пересчитала ей пальчики: она уже тогда видела дочку музыкантшей. И Маша действительно пошла в маму. Ирине она и друг, и творческий критик. Музыка роднит две родственные души. Поэтому мама и дочка единодушно считают хозяйкой в доме именно музыку. А ведь не так давно все было по-другому…

«Между любовью и искусством я сначала выбрала любовь»

-- Если бы все происходило теперь, -- вздыхает Ирина Николаевна, -- я не стала бы бросать работу, подводить уважавших меня людей и мчаться в неизвестность даже ради самой огромной любви. Но тогда…

Сашу Ира почти боготворила. Смуглый, темноглазый, с тонкими нервными пальцами, он был создан пленять девичье воображение. Но Калиновскую покорил отнюдь не внешностью. Для Ирины определяющим было то, что Кириллов -- скрипач. По мнению всех знакомых, он был музыкантом редкого таланта.

Однако чувства чувствами, а от распределения никуда не деться. После консерватории Ирина отправилась в Каменец-Подольский, где только что отреставрировали старинный орган, а Саша остался в Киеве. Тосковал, приезжал к Ире в гости, а через два года взорвался: женимся -- и в Киев! В этой дыре, дескать, он жить не намерен. В столицу Ира не стремилась, но прожив еще полгода вдали от мужа, сдалась.

Свекровь невестку не приняла: считала, что та «украла» у нее любовь сына. И когда Сашу забрали в армию, Ирина осталась один на один со своими проблемами. Держалась мыслями о ребенке, которого носила под сердцем. Вот только одолевали страхи…

-- С появлением Машеньки отношения в доме и вовсе испортились, -- голос Ирины спокоен: видно, обида успела перегореть. -- Я надеялась, что рождение малышки сможет примирить нас со свекровью, но она на внучку даже не взглянула.

Для Иры настали тяжелые времена. Декретные ей не полагались, пойти работать не могла, так как не было с кем оставить дочку. Кто-то подсказал, что как жене солдата ей положено 12 рублей 50 копеек в месяц. Эти деньги были бы спасением, но выяснилось, что получить их можно только через год, предоставив справку о том, что весь этот год она действительно не имела никаких доходов. Тогда выжить помогли ее родители, которые жили в Симферополе, а потом Ирина нашла работу. Машенька росла, и ее уже можно было брать с собой.

«Узнав, что я становлюсь известной, муж почувствовал себя оскорбленным»

Вернувшись из армии, Саша узнал, что его супруга -- виртуозная органистка, во всяком случае, таковой ее считают в музыкальном мире. Его же, с детских лет привыкшего думать о себе как о современном Моцарте, называли исполнителем весьма посредственным. Ирина переживала за мужа, старалась его поддержать, приободрить. «У тебя же такой слух! -- искала она выход. -- Ты можешь стать прекрасным дирижером». Александр раздражался, но в жизни ничего не менял.

-- Саша не хотел понимать, что лавры музыканту приносит не только дар, но и труд, -- вздыхает Ирина. -- Я занималась, а Кириллов в футбол гонял. Работать устроился аккомпаниатором в консерваторию. Нет концертов -- нет ни заработка, ни известности… Ему оставалось самоутверждаться дома. Доходило до смешного. Как-то мы ждали гостей. Я крутилась в кухне, а его попросила убрать в ванной и туалете. Что тут началось! «Я скрипач, а не уборщик!» Мне стало обидно до слез: он музыкант, а я кто?

К тому моменту Ирина уже была одной из лучших органисток Советского Союза. Объездила с гастролями всю страну. На Калиновскую шли, чтобы послушать Моцарта, Альбинони… А Баха Ирина играла так, что слушатели плакали. Чуть позже Ирина Николаевна стала солисткой Киевского Дома органной музыки. А вот звание «Заслуженная артистка Украины» получила только в 1996-ом.

После Чернобыльской катастрофы Александр все чаще заговаривал о выезде за рубеж: он не понимал, зачем оставаться «в этой нищей», а теперь еще и отравленной стране. Но Ирина не желала даже слышать об эмиграции. Видела и чувствовала, как стремительно отдаляется муж, но ничего не могла с этим сделать. Развод Ирина Николаевна приняла как неизбежность. Она так до сих пор и не знает, как переживала разрыв родителей дочь: Маша никогда не заговаривала об этом.

-- Позже знакомый психолог объяснил мне, что наша семья была обречена, -- с тихой горечью сказала Ирина Николаевна. -- Многое можно принять ради того, чтобы остаться рядом с любимым человеком: можно простить измены, смириться с бытовыми трудностями, но пойти на поводу у творческой ревности означало отказаться от музыки. А уж этого я сделать не могла.

Квартиру, где они вместе прожили десять лет, пришлось разменять. Кириллов с новой семьей уехал в США, а Ирина с дочкой оказались в двухкомнатной «хрущевке» на краю Киева.

-- В крохотной Машкиной комнатке помещались лишь стол и кровать, -- рассказывает Ирина Николаевна. -- А в другой стоял рояль. Вся моя жизнь проходила вокруг него.

Теснота угнетала Ирину, и она решилась влезть в долги, только бы вырваться из хрущевской западни! Нынешнее обиталище Калиновской -- трехкомнатная квартира на улице Горького, неподалеку от костела. Получая зарплату в 220 гривен, рассчитаться с долгами невозможно. Поэтому Ирина организовывает зарубежные гастроли и большую часть заработанного отдает кредиторам. На оставшиеся деньги они с дочкой живут до следующей поездки.

Сейчас участие в международных конкурсах стала принимать уже и Маша. Это необходимо, других путей рассказать миру, что ты хороший музыкант, просто не существует. Но все поездки -- за свой счет. В этом году на конкурсе в Италии Мария Кириллова завоевала абсолютную первую премию. Денег этих не хватило даже на то, чтобы расквитаться за дорогу. Не говоря уж о том, что столь необходимый для занятий новый рояль стоит не менее 8 тысяч долларов, а на старом что-то западает, что-то уже и вовсе не чинится… Да и льгот никаких известность за рубежом у нас в стране не дает -- в консерваторию Маше предстоит поступать на общих основаниях… Конечно, можно было бы уехать из Украины и благополучно жить в другой стране. Можно было бы, да ведь сердцу не прикажешь.

-- Меня все время спрашивают, почему я до сих пор не осталась за границей, -- пожимает плечами Калиновская. -- Кажется порой, что пол-Украины горит желанием переселиться за океан. Ну как объяснить им, что собой я могу быть только на родине?! И Маша у меня такая же.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Никак не могу определиться с планами на вечер. Поэтому в магазине купила презервативы, книгу и... шпатель.

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 750 мм