История современности Как это было

«Сидя за столом в киевском ресторане, Щербицкий сказал мне: «Эх, сюда бы кувшин вашего парного молочка!..»

19:38 22 сентября 2011   1944
Кндратюк и Щербицкий
Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Ровно)

Вспоминает Герой Социалистического Труда Александра Кондратюк, которая ровно 60 лет назад откликнулась на призыв Паши Ангелиной «Сто тысяч подруг — на трактор» и возглавила тракторную бригаду

Жительница городка Демидовка Ровенской области Александра Кондратюк в семнадцать лет уже руководила тракторной бригадой. А в сорок стала лучшей дояркой Советской Украины. Ею восхищались, перенимали опыт, о ней писали в центральной прессе и даже сняли полнометражный документальный фильм.

Александра Филипповна была знакома с первым секретарем ЦК Компартии Украины Владимиром Щербицким, дважды Героем Советского Союза легендарным партизанским командиром Алексеем Федоровым, знаменитым писателем Константином Симоновым, космонавтом Алексеем Леоновым и многими другими известными людьми…

«Когда на стол поставили горшок вареной картошки и хлеб, я едва не потеряла сознание»

77-летняя Александра Кондратюк встречает меня на пороге дома, окруженного разноцветными кустами роз.

 — Много лет назад их специально для меня… стащил секретарь Млиновского районного комитета партии Николай Бескоровайный, — объясняет Александра Филипповна. — Молодые кусты закупили в областном питомнике для того, чтобы высадить их у памятника Ленину. А Николай Федорович втихаря увел пару кустиков. Если бы в то время узнали, у кого осмелились украсть цветы, то нам всем несдобровать. Столько лет с тех пор прошло, а розы цветут…

Родом я из Херсона. В 1947 году в Херсонской области был ужасный голод, люди вымирали целыми семьями. Чтобы выжить, я вынуждена была попрошайничать. Однако тогда мало кто мог поделиться едой. Помню, в какой дом ни зайду, всюду покойник. Большой удачей было выпросить у людей половинку свеклы или соленый огурец.

Моя мама работала на винограднике. С большим трудом она устроила меня на работу в питомник. В мои обязанности входило… гонять ворон. Вороны и сороки любят объедать молодые саженцы акации и сосны, из-за этого деревья гибнут. Каждый день я вставала в четыре утра и отправлялась на работу. В лесополосе палкой била в большую железную крышку и, бегая то в одну, то в другую сторону, громко кричала: «Гай-гай-гай!» Птицы пугались шума и улетали. Мой рабочий день заканчивался, когда на улице было уже совсем темно. Жутко уставшая, я еле волокла домой ноги. Раз в месяц за работу получала половину продовольственного пайка. В него входила буханка хлеба, полкило варенья, два килограмма крупы и крохотный кусочек мяса. Мама получала паек в два раза больше, но все равно этого было катастрофически мало. Из-за хронического недоедания я часто болела.

Чтобы спасти от голода ребенка, мать Александры Филипповны решила ехать на Западную Украину. Ходили слухи, что там голода не было.

*В 17 лет Александра Кондратюк уже руководила тракторной бригадой, а в сорок стала лучшей дояркой Советской Украины

 — Когда мы оказались на железнодорожной станции, поняли, что желающих покинуть голодный Херсон предостаточно, — продолжает Александра Кондратюк. — Люди кричали, дрались, выбрасывали друг друга из поезда. Одни висели на поручнях, другие забирались на крыши вагонов. Мы с мамой попытались протиснуться внутрь. Когда проталкивались в вагон, здоровенный мужик вцепился в меня и хотел сбросить с поезда. Мама швырнула в него мешком, и мы остались совсем без ничего. В вагоне мама затолкнула меня под лавку, где я пролежала сутки. Мы вышли из вагона в городе Дубно Ровенской области. Местные подсказали добраться до Демидовки, мол, там есть свой колхоз. Мы так и сделали. В Демидовке первая же женщина согласилась взять нас на ночлег. Не успели присесть, как прибежали соседи. Узнав о беженцах, люди принесли поесть. Когда на стол поставили горшок вареной картошки и хлеб, то от дурманящего запаха еды я едва не потеряла сознание. Ведь на Херсонщине даже очистки картофеля были роскошью.

«Таблицу умножения до сих пор не знаю, но читать и писать более-менее умею»

Мама Саши устроилась дояркой в местном колхозе, а 14-летней девочке нашлась работа в поле на прополке свеклы.

— Вы ходили в школу? — интересуюсь.

 — Когда мне было лет шесть, соседка научила меня понимать буквы и цифры. В Демидовке я записалась в вечернюю школу, однако ни разу не была на занятии. Из-за постоянной работы некогда было посещать школу. Училась дома по выходным самостоятельно. Таблицу умножения до сих пор не знаю, но читать и писать более-менее умею. Когда нужно было сдавать экзамены, то я ни на один вопрос не ответила. Директор школы покачал головой и выписал мне аттестат о неполном среднем образовании. Можно сказать, подарил.

Шестнадцатилетняя Александра Кондратюк откликнулась на призыв Паши Ангелиной «Сто тысяч подруг — на трактор!» и записалась на курсы трактористок.

 — Помню, по радио чуть ли не каждый день девушек призывали освоить трактор, — рассказывает женщина. — Из нашего колхоза в соседний район учиться на трактористок поехали пять девушек, в том числе и я. Сразу после окончания курсов я получила огромный пятитонный трактор. На этой махине работала сутками. Днем сеяла, ночью культивировала. Пахала по 30 гектаров при норме пять. А работать было очень тяжело, трактор был без стекол, поэтому пыль забивала нос, рот, глаза. Хотя это все равно не мешало мне петь песни и частушки:

«Вот спасибо Сталину.

Сделал меня барыней:

Я и лошадь, я и бык,

Я и баба, и мужик…»

Председатель колхоза заметил усердие Александры и отправил на курсы бригадиров. В 17 лет девушка стала бригадиром тракторной бригады.

 — В моем подчинении было пятьдесят человек и тридцать тракторов, — объясняет женщина. — Трактористами и прицепщиками работали и женщины, и мужчины. Представители сильного пола не хотели мне подчиняться, поэтому приходилось общаться с ними с помощью крепкого словца. Бывает, распределю людей по полям, а через некоторое время еду проверять, как они справляются с работой. В моем распоряжении была небольшая повозка-двуколка. Приезжаю в поле: трактора стоят, а трактористов и след простыл. Долго искать их не приходилось, мужчины были в соседних селах… на танцах. Когда возвращала их к своим тракторам, приходилось вспоминать и мать, и праотца.

Александра проработала бригадиром недолго. Через два года из армии пришел Степан Кондратюк и позвал Сашу замуж. Женщина родила сына и двух дочерей. В тракторную бригаду Александра Филипповна больше не вернулась.

 — Когда я находилась в декрете по уходу за детьми, то бегала на ферму к маме помогать доить коров, — рассказывает Александра Кондратюк. — Я все делала очень быстро и добросовестно. Помою коровок, подою, разнесу корм, а потом подбелить коровник успею. Зоотехник понаблюдал за мной и предложил взять группу из восьми коров. На ту пору корма были плохие и коровы давали мало молока, а правительство требовало высоких надоев. В 1950-х годах колхозы обчищали до нитки в пользу государству. Не оставляли даже зерна, чтобы засеять поля. Я уже молчу о кормах для коров и лошадей. Со временем стало легче. В начале 60-х на нашей ферме была одна тысяча коров, мы сдавали двадцать тонн молока в день.

«Владимир Васильевич подарил мне две вышиванки. «Это вам и вашему мужу», — сказал»

За много лет работы дояркой Александра Кондратюк сделала вывод, что нужно оставлять не всех подряд телок, а только тех, которые дают много молока. В результате каждая корова из ее группы стала давать шесть тысяч литров молока в год! На женщину, словно из рога изобилия, посыпались высокие правительственные награды.

 — Мне вручили орден Трудового Красного Знамени, орден Ленина, орден Октябрьской Революции, орден Дружбы народов, снова орден Ленина, — продолжает Александра Филипповна. — А в 1973 году присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Перед самым награждением мне приснился сон: я стою в белом платье посредине огромного зала, в котором собралось много людей, и мне вручают гвоздику с пятью лепестками. Так все и получилось… В Киеве меня поселили в шикарной гостинице «Москва» (сейчас «Украина». — Авт.). Окна номера выходили на центральную площадь. Я долго сидела у окна, а затем пошла прогуляться по гостиничному коридору. Помню, ходила и ко всему дотрагивалась, такая там была красота.

Вечером Владимир Щербицкий вручил мне Золотую Звезду Героя и цветы, а потом сказал, что это еще не все. Ему вынесли две вышитые украинские сорочки. Я до сих пор их храню. «Это вам и вашему мужу, — объявил Владимир Васильевич. — Примите этот скромный подарок лично от меня». Затем мы отправились ужинать в ресторан. Меня усадили возле Щербицкого. Чего только не было на столах, они ломились от разнообразия блюд. Владимир Васильевич отломил большой кусок от каравая, который лежал посредине стола, и, повернувшись ко мне, произнес: «Эх, сюда бы еще кувшин вашего парного молочка, тогда бы этот стол был достаточно богат!»

Через три года после этого события Александру Кондратюк делегировали в Москву на XXV съезд КПСС.

 — На съезд я приехала в вышиванке, подаренной Щербицким, — продолжает Александра Филипповна. — Членов украинской делегации поселили в гостинице «Россия». Мой номер оказался между номерами известного писателя Константина Симонова и дважды Героя Советского Союза Алексея Федорова. Каждый день мы все вместе ходили завтракать в ресторан, а затем садились в специальный автобус для делегатов и ехали в Кремлевский дворец съездов. Мои соседи постоянно говорили о былой фронтовой жизни. Константин Михайлович во время Великой Отечественной войны работал военным корреспондентом в тех местах, где партизанил Алексей Федорович. Мужчины спорили, а иногда даже ссорились между собой. Я долго не могла понять, что происходит. Оказалось, киностудия имени Довженко планировала снимать фильм по одноименной книге мемуаров Федорова «Подпольный обком действует». Каждый из мужчин рассказывал, как он это видит на экране. Когда я уезжала домой, Федоров и Симонов подарили мне свои книги с автографами.

В том же году в Демидовку приехали снимать фильм о лучшей украинской доярке.

 — Документальный полнометражный цветной фильм «Первая» из серии «Герои пятилетки» вышел продолжительностью два часа, — вспоминает Александра Кондратюк. — Съемочная группа целый месяц снимала фильм о нашем колхозе, людях, которые здесь живут и работают. Когда фильм смонтировали, меня пригласили в Москву, так сказать, для приема работы. С развалом Советского Союза в 1992 году председателю колхоза позвонили с московской киностудии и предложили выкупить фильм за две тысячи рублей. Но у колхоза таких денег не оказалось. Дальнейшая судьба фильма мне не известна…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!