ПОИСК
Події

«Не знаю, приеду ли я вообще домой»

18:10 28 жовтня 2011
В жутком ДТП на Полтавщине погибли восемь парней, самому младшему из которых было 16 лет

Сейчас все трассы переполнены многотонными машинами с прицепами, которые перевозят с полей урожай сахарной свеклы и кукурузы. А возле элеваторов выстраиваются километровые очереди из таких «поездов», ожидающих своей разгрузки. Стоят и по ночам, медленно продвигаясь вперед.

 — К элеватору в Глобино я подъехал часов в семь вечера — привез почти тридцать тонн кукурузы из Обозновки, — говорит 47-летний водитель Виктор Кучерявый, работающий по найму у частного предпринимателя. — Остановился на площадке по левую сторону от элеватора, где стояли машины в очереди на визировку (прохождение лабораторных анализов продукции. — Авт.). Но к одиннадцати ночи на территорию элеватора пропустили всего пять автомобилей, и я, закрыв свой КамАЗ, отлучился домой, чтобы поужинать. Всего-то пятнадцать минут ходьбы… Только встал из-за стола — напарник звонит: «Под прицепом нашего грузовика — легковушка, набитая людьми, стоит». И такой голос у него… Сначала я подумал, что мужик шутит. Ну как такое может быть?..

Двенадцать тонн груза, не считая четырехтонного прицепа, придавили черную легковушку

Напарник забрал Виктора Кучерявого на своей «Ниве», и они подъехали к месту происшествия. Там уже собралась толпа народа. Что делать, никто не знал. Двенадцать с лишним тонн груза, не считая четырехтонного прицепа, придавили черную «Шкоду-Октавию» сверху, не оставив шансов на жизнь никому, кто в ней находился. Задний борт прицепа почти уперся в подголовники иномарки. В самом прицепе оказался полностью выбит мост, разбиты рессоры, перебиты стремянки, а дышло между прицепом и автомобилем согнулось, как будто оно было сделано из пластилина. Из салона — ни стонов, ни криков о помощи…

 — Коллеги, находившиеся в момент cтолкновения в кабинах машин, рассказывали, что даже удара не слышали, — рассказывает Виктор Кучерявый. — Обычно ведь в таких случаях визжат тормоза, раздается скрежет. А тут только выстрелило колесо в прицепе. Какой-то мужчина рядом проходил, видимо, на поезд спешил, он-то и сообщил ребятам о случившемся. «Пойдите, — говорит, — посмотрите, что там стряслось». Удивляюсь, как только его самого не зацепила промчавшаяся мимо иномарка…

РЕКЛАМА

Добраться в салон искореженной легковушки оказалось практически невозможно — дверцы с левой стороны были сильно повреждены, их заклинило. Мужчины с трудом открыли правую заднюю дверь. И увидели лишь, как рука одного из пассажиров последний раз дернулась в предсмертной судороге.

 — Разобрать в том месиве, где чья рука, где чья голова, было невозможно, — говорит инспектор Полтавского областного управления Госавтоинспекции Сергей Антоненко, выезжавший на место аварии. — Поначалу медики скорой помощи определили, что в машине находятся шестеро погибших. Эмчеэсовцы не могли извлечь трупы даже с помощью специальной техники. Пришлось обращаться к директору сахарного завода, чтобы он выделил автокран. Только под утро подняли прицеп и освободили зажатую им легковушку. Страшная предстала картина.

РЕКЛАМА

На заднем сиденье каким-то невероятным образом разместились шестеро (!) молодых людей. От страшного удара двое из них упали на пол, очутившись под телами других (поэтому их никто не заметил). Вместе с водителем и пассажиром, сидевшим спереди, погибших было восьмеро. У новой иномарки сработали подушки безопасности, но, увы, они не смогли спасти жизнь ни одному человеку. Водителю оторвало голову, у остальных ребят были раздроблены черепа. Салон пропитался кровью. Особенно меня поразил мальчишка в майке с Микки Маусом. У него на шее висела медаль за спортивные успехи. Голова разбита, а медаль осталась целой…

 — Груженый КамАЗ стоял без малого в четырех метрах от края асфальтового покрытия, — показывает на место происшествия инспектор по дознанию отдела ГАИ Глобинского райотдела милиции Игорь Хомайко. — К его хозяину нет никаких претензий. И если бы водитель «Шкоды» (не имеющий, кстати, навыков вождения автомобиля, поскольку только в марте этого года получил права) находился в трезвом состоянии и ехал со скоростью, разрешенной в населенных пунктах, трагедии бы не случилось. Ведь здесь дорога почти ровная, без выбоин, хорошо просматриваемая метров на 700-800. Перед столкновением водитель почему-то даже не нажал на тормоз — тормозного пути нет.

РЕКЛАМА

С какой скоростью ехал неопытный водитель, сказать пока невозможно. Одни говорят, на спидометре было 153 километра в час, другие — что стрелки спидометра вообще отпали в результате столкновения. Однако две видеокамеры, установленные на ограждении элеватора, зафиксировали мчащуюся пулей по ночной дороге «Шкоду-Октавию» и ее внезапную остановку под прицепом стоящего грузовика. Эксперты должны установить истину.

«Зачем сыну главы районной госадминистрации понадобилось брать машину отца и гнать ее в Глобино?»

В этой страшной аварии пока много загадок.

 — Выйду из больницы, займусь собственным расследованием, — планирует Петр Яроватый — дедушка самого юного парня, 16-летнего Саши Яроватого, оказавшегося в числе пассажиров той злополучной иномарки, которая стала общим гробом для восьмерых молодых людей.

*Дедушка Саши Яроватого Петр Трофимович: «Займусь собственным расследованием гибели внука. Понимаю, что ничего уже нельзя вернуть, но я хочу знать правду»

63-летний Петр Трофимович — бывший следователь, долгие годы занимавший должность заместителя начальника Семеновского РОВД, повидал на своем веку всякого. И сейчас, когда в его семью пришло страшное горе, не позволяет прорываться эмоциям.

 — Да, я понимаю, что ничего уже нельзя вернуть, никого нельзя наказать за гибель людей, но я хочу знать правду, — говорит Петр Трофимович. — Почему мой внук сел в машину главы районной госадминистрации, на которой по доверенности ездил его сын, если ребята до этого вообще никогда не общались? Говорят, вроде Саша попросил Алексея подвезти в центр, поскольку тот развозил людей от кафе, где мы все вместе праздновали победу местной футбольной команды «Атлант», за которую выступал Саша. Может, не хотел идти два километра? Но почему тогда Алексей не оставил его в центре? И зачем понадобилось брать отцовскую машину и гнать ее в Глобино?

Кто-то утверждает, будто двое спортсменов, выступающих за «Атлант», опаздывали на поезд Бахмач- Кременчуг, проходящий через Глобино, и сын первого человека в районе — Алексей Кныш — вызвался их подвезти. Но поезд ушел со станции Глобино в 22.10, авария же случилась за пятнадцать минут до полуночи. В салоне автомобиля находились и кременчугские футболисты. Говорят, в машину хотел сесть еще один мальчишка, но уже просто не поместился. Будто бы младший сын Валерия Кныша — одиннадцатиклассник Евгений — тоже собирался ехать в Глобино, но его по каким-то соображениям не взяли.

Ни мама погибшего Алексея, ни его брат Женя не нашли в себе сил встретиться с журналистом «ФАКТОВ». А главу семьи не удалось застать ни дома, ни на работе. Говорят, за одну ночь он поседел и постарел на несколько лет.

Достоверно известно лишь то, что в воскресенье, 23 октября, в Семеновке был грандиозный футбольный праздник. На закрытие сезона в райцентр съехались игроки из четырех команд, на стадион пригласили также ветеранов спорта, в том числе и Петра Яроватого. Почетными гостями на празднике были также игроки молодежного состава «Атланта», выигравшие накануне финал чемпионата области среди юношеских команд. Одним из нападающих в этой команде играл Саша Яроватый.

А после матча всех спортсменов, футболистов-ветеранов пригласили в кафе отпраздновать успех. Председатель частного сельхозпредприятия «Дружба» Сергей Семегреенко, всячески поддерживающий развитие спорта, устроил чествование футболистов. В кафе были накрыты столы, здесь же проходило вручение медалей, грамот и денежных наград.

 — Внук давно и серьезно занимался футболом, даже в спортивной школе в Полтаве два года учился, — продолжает Петр Яроватый. — В тот вечер он, думаю, чувствовал себя героем дня — получил массу похвал в свой адрес и все награды, которые только можно было получить. Я подошел к нему, поздравил. Уходя с праздника часов в восемь вечера, хотел забрать и Сашку, но он отказался — понятное дело, у него была своя компания, и ему в ней было интересно. Потом раз пять за вечер я перезванивал внуку, чтобы узнать, как у него дела, но он всякий раз сбрасывал звонок. Имел такую привычку. А уже утром, примерно в полшестого, мне позвонил сын и сообщил, что Саши нет в живых…

Это у Саши, когда его тело вытащили из разбитой машины, оставалась целехонькой медаль на шее.

В крови водителя судмедэксперты выявили 1,9 промилле алкоголя, что соответствует средней степени опьянения

В аварии погибли шестеро футболистов семеновской молодежной команды. Кроме Саши Яроватого,- семнадцатилетние Александр Редун и Сергей Кулакевич, восемнадцатилетние Юрий Семак и Геннадий Петров, девятнадцатилетний Станислав Зубенко. Большинство из них были не местными. Из той трагической поездки не вернулся также двадцатидвухлетний друг Алексея Кныша Сергей Верховский, сидевший рядом с водителем.

Возможно, что-то прояснить в этой ситуации смог бы тренер юных футболистов, однако в обговоренное заранее время для интервью он не пришел и даже не ответил на мои sms-ки. Знаю лишь то, что наставник ребят каждого из своих погибших подопечных провожал в последний путь.

Скорее всего, никто не понесет наказания за то, что красивое празднование футбольной победы превратилось в банальную попойку. Где пили ребята, доподлинно не известно. Сашин дедушка утверждает, что на столах в кафе не было даже пива. Во всяком случае, в то время, пока он там находился. Тем не менее в крови Алексея Кныша судмедэксперты выявили 1,9 промилле алкоголя, что соответствует средней степени опьянения. Употребляли ли спиртное погибшие пассажиры и в каких количествах, достоверно сказать нельзя — анализы на содержание алкоголя в крови потерпевших не проводятся, поскольку это не имеет отношения к делу. Так объяснили в областном управлении милиции.

 — Видимо, Саша предчувствовал, чем закончится та поездка, — тяжело выдыхает Петр Трофимович. — Вообще-то он должен был отправиться в субботу в Котельву, где живет мой родной брат. У него растет внучка — Сашина ровесница, но они ни разу не виделись. И дети договорились по телефону о встрече. Однако мой сын не пустил Сашку одного в дорогу — собирались поехать вместе в понедельник. Девочка не знала об этом и набрала Сашин номер как раз в то время, когда он находился в машине Кныша. «Не знаю, приеду ли я вообще домой», — ответил он своей троюродной сестре на вопрос, когда ждать его в гости. Внучка брата рассказала об этом, когда приехала на похороны. Она так и не увидела Сашу. Даже в гробу. Его не открывали…

P.S. За помощь в подготовке материала автор благодарит начальника Полтавского областного управления ГАИ Александра Штепу.

1826

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів