ПОИСК
Історія сучасності

Историк Сергей Кот: «Мне приходилось держать в руках фронтовой альбом фотографий, сделанных немецким офицером. Среди них есть снимки, на которых запечатлен взрыв Успенского собора в Киеве»

16:48 2 листопада 2011
Ровно 70 лет назад был уничтожен один из самых древних и красивых храмов Украины. Историки до сих пор спорят, кто это совершил — оккупанты или советские диверсанты

 — После взрыва Успенского собора Киево-Печерской лавры, который произошел 3 ноября 1941 года, среди жителей оккупированного Киева возникли по этому поводу разные слухи — говорит старший научный сотрудник Института истории НАН Украины, кандидат исторических наук Сергей Кот. — Многие считали, что это дело рук советских диверсантов. Ведь люди знали, что в храме, построенном в XI веке, планировалось провести торжественное богослужение в честь освобождения столицы Украины от большевиков. В ответ подпольщики расклеили по городу листовки с угрозами взорвать собор. В эту угрозу трудно было не поверить, ведь сразу после оккупации Киева произошла серия взрывов зданий на Крещатике и прилегающих к нему улиц. На территории самой Лавры подорвали смотровую площадку вместе с высокопоставленными немецкими офицерами. Всем было понятно: это сработали «сюрпризы», оставленные минерами-красноармейцами и приведенные в действие советскими диверсантами. В то же время, уже в кругах киевской интеллигенции, ходили разговоры о том, что советские мины, заложенные в соборе, взорвались из-за действий немцев. Мол, те знали, что собор заминирован, тем не менее, подвели к нему электричество. Взрыв произошел во время подключения освещения. Но все это лишь догадки. Ни одна из воевавших сторон не взяла на себя ответственность за уничтожение этой православной святыни. 

«Во Владимирском соборе саперы Красной армии заложили две тонны взрывчатки»

— 3 ноября 1941 года, когда был взорван Успенский собор, в нем побывали Тисо, лидер Словакии, страны-союзницы фашистской Германии, и высокие немецкие чины. Возможно, советские диверсанты намеревались похоронить делегацию под руинами храма?

 — Это одна из версий, которая и сегодня активно обсуждается, — говорит Сергей Кот. — Много написано о том, что здания, заминированные Красной армией при отступлении, советские диверсанты взрывали с большого расстояния с помощью радиосигналов. Сохранились немецкие фотографии извлеченных и обезвреженных в Киеве радиомин. Однако новейшие исследования показывают, что подпольщикам было бы крайне сложно привести их в действие в начале ноября 1941 года, когда взорвали Успенский собор. Дело в том, что рассекреченные и опубликованные характеристики советских мин показывают: аккумуляторы, которыми оснащались отечественные радиомины, за сорок суток разряжались. Киев оставили 19 сентября, а собор взорвали 3 ноября. Минирование происходило не в день отступления из города, а раньше, так что ко дню взрыва аккумуляторы должны были сесть, поэтому радиосигнал не мог быть принят. К тому же заряд можно было привести в действие с расстояния не более 130 километров. К 3 ноября фронт отступил от Киева гораздо дальше. По одной из версий, передатчик был спрятан недалеко от Киева — в Быковнянском лесу. Однако убедительных доказательств этому пока нет.

Есть исследователи, которые утверждают, что когда радиосигнал не сработал и не удалось запустить заряд с помощью электродетонатора, подпольщики направили к храму смертников — они и привели в действие заряд. Но и это маловероятно. Дело в том, что на территории верхней Лавры оккупанты разместили штаб военной полиции «Россия-Юг», которая специализировалась на борьбе с партизанами и подпольщиками. Поэтому с верхней Лавры выселили местных, а подступы строго охранялись. Действовал жесткий пропускной режим. А в день взрыва Успенского собора меры безопасности еще более ужесточили — территория всей Лавры была оцеплена кордоном. Причем часовых расставили на расстоянии полутора километров от монастыря. Поэтому даже смертникам пробиться к Успенскому собору было бы крайне тяжело. Известно, что немцы застрелили каким-то образом оказавшихся там троих гражданских.

РЕКЛАМА

— Немцам удалось обнаружить большое количество взрывчатки в нескольких зданиях Киева и обезвредить ее. Например, известна фотография, на которой запечатлено, как фашистские минеры выносят ящики с советской взрывчаткой из Дома учителя. Они обнаружили взрывчатку в Успенском соборе?

 — Действительно, советскими минами был заминирован весь центр Киева, а также вся улица Владимирская, где заряды в две-три тонны тротила были заложены не только под Дом учителя, но и в подвалы Киевского университета, в жилые здания. После первых взрывов на Крещатике сами жители начали осматривать дома, сообщать о своих подозрениях в городскую управу, которая передавала данные немецким саперам. Это, кстати, уберегло Владимирскую, одну из красивейших улиц Киева от полного уничтожения.

РЕКЛАМА

О том, что собор заминирован, сразу после вступления немецкой армии в Киев сообщил профессор Николай Черногубов, главный хранитель фондов Центрального антирелигиозного музея, который перед войной размещался в Успенском соборе. Его, а также директора Киево- Печерского лаврского заповедника Шеверницкого вскоре расстреляли подпольщики. Почему с ними так поступили, доподлинно неизвестно. Вероятно, как раз за переданную немцам информацию о минировании сооружений Лавры. К сообщению Черногубова немцы наверняка прислушались, и их саперы должны были обследовать Успенский собор.

Вполне возможно, что фашисты нашли взрывчатку в этом храме, но решили ее не извлекать — специалисты просто нейтрализовали механизм подрыва. Кстати, то же самое было и с Владимирским собором. Перед сдачей Киева красноармейцы заложили туда около двух тонн толовых шашек. Это невероятно мощный заряд! Немецкие саперы нашли и перерезали шнур электродетонатора. Но тол оставили на месте — возможно, опасались, что были приготовлены «ловушки», которые могли подорвать заряды, если бы их стали выносить.

РЕКЛАМА

«Вопрос о том, как поступить с Успенским собором, рассматривался на уровне высшего руководства фашистской Германии»

 — Практически все исследователи загадки взрыва Успенского собора солидарны в одном — красноармейцы действительно заминировали его перед сдачей Киева. — продолжает Сергей Кот.

— Найдены доказательства этого?

 — В 1990-е годы в ходе раскопок, предшествовавших восстановлению храма, археологи нашли среди руин фрагменты металлических упаковок взрывчатки советского производства. Кроме того, из документов мы точно знаем, что в 1942 году в других зданиях на территории Лавры немецкие саперы нашли и обезвредили советскую взрывчатку, которая так и не сработала.

В своих воспоминаниях высокопоставленные деятели фашистской Германии (например, министр промышленности Альберт Шпеер) рассказывают, что вопрос о «цитадели» (так немцы называли Лавру) рассматривался в высших кругах, якобы даже Гитлер высказался за ее уничтожение.

— Что заставило немецкую верхушку обсуждать судьбу Лавры?

 — Пока это остается загадкой. Следует сказать, что осенью 1941 года немцы не взрывали других церквей на территории Украины. Более того, они допускали (хотя и под контролем ) возрождение религиозной жизни. Поэтому не могу согласиться с теми, кто считает, что вопрос об уничтожении Лавры возник у фашистов только из-за желания унизить украинцев и подорвать их дух.

Вероятно, дело вот в чем: после серии взрывов в Киеве Гитлеру доложили, что заминирован и древний Успенский собор. Так тема Лавры стала предметом обсуждения в ставке фюрера. Но святыню поначалу не тронули, наверное, потому что саперы считали: взрывной механизм не сработает. Благодаря этому собор получил своеобразную «отсрочку» приговора. Возможно, он имел шанс уцелеть.

— Но оккупанты в конце концов решили взорвать собор?

 — Один из самых убедительных фактов, подтверждающих эту версию, был обнаружен уже в годы независимости Украины. Речь идет о фотографиях, на которых офицер вермахта (он, кстати, пережил войну) запечатлел взрыв Успенского собора. Немец снимал с удобного и безопасного места — понтонного моста, который оккупанты перебросили через Днепр напротив Лавры. Офицер сделал целую серию снимков, запечатлевших разные фазы взрыва.

— Как удалось найти эти фотографии?

 — Они хранились во фронтовом фотоальбоме их автора. Вдова этого офицера передала альбом мужа для изучения профессору Вольфгангу Айхведе из Германии, который активно занимался вопросами возвращения культурных ценностей, вывезенных из музеев в годы Великой Отечественной войны. Он неоднократно посещал Киев, так что ему не сложно было понять, какие бесценные фотодокументы хранились в альбоме.

*Сергей Кот: «Немецкий офицер, снявший взрыв Успенского собора, пережил войну. Показывая фотографии жене, он говорил: «Мы сделали это»

— Выходит, что немецкий офицер знал о решении уничтожить храм, точные дату и время этой акции. Занял удобную для съемки точку.

 — Вне всякого сомнения. Здесь уместно сказать о фотографии из этого альбома, о которой мало кому известно. Доктор Айхведе передал нескольким научным центрам Украины четыре снимка — на двух мы видим огромное облако взрыва на месте Успенского собора, на двух других — облако уже осело. Но в альбоме на этой же странице есть еще пятое фото. Я видел его и скопировал всю страницу альбома во время поездки в Германию.

Малоизвестный снимок сделан с той же точки, что и остальные. На нем храм запечатлен целым и невредимым, а на следующей фотографии — взрыв. Это говорит о том, что автор действительно знал время, когда разрушат святыню, поэтому приехал заранее и вначале сфотографировал собор невредимым, затем снимал, как его уничтожают. Вдова, передавшая фотоальбом, рассказала профессору Айхведе, что когда муж показывал ей эти снимки, говорил: «Мы сделали это». В перечне фотографий альбома автор подписал эти снимки «Взрыв храма монастыря».

— Что же толкнуло нацистов так поступить с Успенским собором?

 — У меня есть версия того, почему они взорвали этот красивейший храм. Причина, вероятно, в роковом для собора стечении обстоятельств. Примерно к 10 октября прекратились взрывы заминированных советскими саперами зданий Киева. Стал отступать страх того, что такого рода «акты возмездия» продолжатся. И вдруг 1 ноября в центре города подрывается здание, в котором до революции размещалась городская Дума. Немцы открыли там биржу труда и развесили приказ зарегистрироваться киевлянам. За ослушание — расстрел. Неудивительно, что возле биржи всегда было много людей. Вот их и взорвали вместе с относительно небольшим количеством немецких служащих.

Кстати, это красноречиво иллюстрирует отношение сталинского режима к тем, кто не смог покинуть оккупированную территорию. Во время отступления взорвали водопровод, электростанции, уничтожили часть запаса продовольствия, которую не смогли вывезти. А в Киеве осталось 400 тысяч человек, среди них было много детей, женщин. Советские власти бросили их и не думали о том, как этим людям придется выживать в неволе.

Так вот, 1 ноября произошел взрыв здания Думы, и сразу после этого группа немецких специалистов, занимавшаяся в Успенском соборе описанием культурных ценностей, заявила, что им стало слышаться тиканье часового механизма. Они испугались, потребовали принять меры. Это могло стать поводом к окончательному решению по поводу собора. Не исключено, что немцы пытались маломощным взрывом остановить часовой механизм, но это обернулось подрывом всего заряда, заложенного в храме.

Тут важно сказать о приказе немцев «О поведении войск на Востоке». Одним из толчков к его принятию стала появившаяся после взрывов в Киеве информация о минировании Ленинграда советскими войсками. Смысл приказа сводился к следующему: если сталинское руководство не ценит культурное наследие своего народа, то Германия не будет рисковать жизнями своих солдат ради спасения памятников архитектуры. Приказ заканчивается широко известными словами: «Никакие культурные ценности на Востоке не имеют для нас ни малейшего значения».

*Роман Качан: «В конце 1990-х — начале 2000-х годов Успенский собор был восстановлен»

 — В 1941-м во время эвакуации Киева из Успенского собора вывезли значительную часть хранившихся в нем культурных ценностей, — рассказывает начальник отдела Киево-Печерского историко-культурного заповедника Роман Качан. — Но спасти удалось не все — часть оказалась под руинами храма. После взрыва многое извлекли немецкие специалисты. По окончании войны раскопки были продолжены. Одной из самых заметных реликвий, найденных в ходе их проведения, оказалась серебряная рака — ковчег со святыми мощами весом 130 килограммов. На одной из выставок нашего заповедника экспонируются вещи, извлеченные из-под руин.

1515

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів